Две Луны, трансгендер и город-инвизибл

Автор: Нина Запольская / Добавлено: 21.09.16, 17:23:15

Любовный роман +18 "Офисное кресло и вуду-жаба" со скандально известными эротическими сценами закончен: завершаю правку последних глав.

https://lit-era.com/book/ofisnoe-kreslo-i-vudu-zhaba-b10517

И начинаю выкладывать роман в жанре научной, космической и трансгендерной фантастики "Две луны Мезозойской эры", где обещаю не менее скандальные эротические сцены. Иначе не получится... В трансгендерном-то романе? Когда главный герой - то мужчина-хирург Басс Стар, то женщина-хирург Басс Стар. 

https://lit-era.com/book/dve-luny-mezozoiskoi-ery-b15778

А что касается невидимых тротуаров, то я, как архитектор по образованию, считаю это совершенно необходимым в градостроении будущего. Зачем сносить незначимую архитектуру, если её можно сделать прозрачной? Вот такая фантастика.

****

         Басс лежал без сна до рассвета. Потом переоделся и спустился на первый этаж. Такси ожидало возле отеля. Реклама, вспыхнув над головой, застыла в воздухе и пропала бесследно. Он сел в такси и отправился в космопорт.

         Над городом вставало утро – всё тот же свет, как и пятьдесят тысяч лет назад. Людей на улицах пока нет, и город – продукт высоких технологий – зияет насквозь, прозрачен и светел. Мосты, развязки и подвесные тротуары проявятся позже. Ведь они невидимы, пока по ним не ходят. Но ближе к ночи, под бесконечностью множества ног, под мертвенным светом луны улицы потяжелеют, станут каменными, пористыми и холодными. Сейчас Басс видел древний город сквозь прозрачные стены обычной застройки.

         Лубянская площадь окружила его такси гостиничной и магазинной аркадой. Стремительная Большая Лубянка подхватила сверкающую витринами Сретенку и шагнула вместе с ней через Садовое Кольцо так быстро, что степенная Сухаревская площадь только ахнула им вслед. И тут же промелькнула дымящаяся утренней свежестью Рижская эстакада, а дальше, логическим завершением проспекта Мира, вырвался в небо титановой стелой Музей Космонавтики.

         Скоро эта бесшумная поездка сквозь Москву-инвизибл стала казаться Бассу нереальной. Наконец, такси застыло. Он вылез и направился к зданию космопорта. Под тяжестью его шагов невидимый тротуар темнел, напитываясь телесностью. Спустя секунды цвет пропадал. Лёгкие роботы-уборщики вращались на прозрачном асфальте, как в невесомости.

         Рейс шаттла был ранний. Залы ожидания почти пусты. Он сразу увидел Катрин. Свет наступающего дня падал на её плечи, на лицо и волосы. Словно услышав зов, она подняла глаза. Внезапное замешательство – она посмотрела в сторону и тут же пошла навстречу. Её каблуки сверкнули. Он шагнул в бокс ближайшего кафе. Она приблизилась к нему, улыбаясь. Никто не обратил на них внимания.

– Зачем ты здесь? – спросила она.

         Ему показалось, что по лицу хлестнуло градом. Он ответил, как защищаясь:

– Ты улетаешь…

– Да, мы улетаем с Земли…

         Он, не отрываясь, смотрел на Катрин. В её глазах – только досада и страх огласки. Она повернула голову и покосилась в сторону мужа. Рук от груди она не отнимала. Профиль у неё был тонкий, нежный. Руки тоже нежные.

– Тогда я пойду, – сказал он этому профилю совершенно раздавленный.

         Он не знал, что ещё можно сделать, как объяснить, умолить. Она обернулась. В её глазах он прочитал облегчение… Стекло перегородки, и где-то бесконечно далеко фигура её мужа, плывущая, как рыба в аквариуме без воды.

– До свидания, – обрадованно выдохнула она, уже готовая уйти.

         Басс сделал над собой усилие… Её плечи, её потемневшие глаза. Опять всё призывно и безудержно манит, как земля, когда стоишь наверху, и кружится голова, и тянет вниз. Он позвал одними губами:  

– Катрин…

         Она не захотела услышать и быстро пошла от него, посверкивая каблуками. Он стоял и смотрел на это сверкание до тех пор, пока оно не пропало, смешавшись с таким же диодным мельканием других ног… Объявили её рейс. Бабочки всегда летят к новым цветам. С прежними им скучно.

****