Моя благодарность

Автор: Надежда Волгина / Добавлено: 25.09.16, 10:34:24

Что такое конкурс? По большому счету, лотарея. Если автор конкурсного романа уверен в собственных силах, точно знает, что предлагает на читательский суд качественное произведение, то дальше вступает в силу удача, тот элемент ее, который выпадет на долю автора. Сначала тебя должны заметить, потом начало романа должно заинтересовать читателя, чтобы он захотел прочитать его до конца, и если все это в совокупности даст неплохой результат, то, возможно, что и судьи обратят на тебя внимание.

Начиная выкладывать на конкурсе "Золушки наших дней" роман "Когда размер имеет значение", я долгое время плелась в хвосте рейтинга. Но сейчас я медленно, но уверенно двигаюсь вверх. И за это должна благодарить только своих неравнодушный читателей, что поддерживают меня лайками и комментариями. И я благодарю вас от всей души!  Но слова есть слова, и их разве что приятно слышать (читать). Именно поэтому я сегодня выложила короткий любовный роман "Девичья память" в качестве бонуса любимым читателям. Его тоже можно отнести к моим личным производственным романам с яркой (ведущей) любовной линией. Очень надеюсь, что те, кому пришелся по вкусу конкурсный роман, и от этого романчика получат удовольствие.

Так же, на конкурсе у меня пишется еще один роман - "Молчаливый разговор". Поняв, что не справляюсь с написанием сразу нескольких произведений (потому что этот конкурс не единственный, в котором я решила поучаствовать))), этот роман я временно заморозила. Но все еще лелею надежду дописать его до окончания конкурса. В отличие от Размера, это очень лирический и нежный роман. Так я сама его характеризую. Он наполнен чувствами героев, и там практически нет места работе. В общем, приглашаю читать и этот роман. С ним мне тоже нужна поддержка верных читателей)))

И собственно, сам бонус в студию!

Нина - коммерческий директор в крупной торговой фирме. Только вот в личной жизни не повезло, обожглась в ранней молодости. В любовь не верит, как и в мужскую порядочность. Но иногда природа требует свое. А то, что не может вспомнить потом лица, так Нину все устраивает. Нет образа – не о ком и думать.
Как-то утром Нина проснулась в гостиничном номере и вместо того, чтобы бежать оттуда без оглядки, заглянула в лицо спящего рядом незнакомого мужчины. Его она запомнила. И надо было тому вскоре устроиться в ее фирму. Теперь он ее подчиненный, да еще и позволяет себе какие-то намеки, вольности… Ну, берегись, Марк! Несладко тебе придется на новой работе!

И первая глава, в качестве затравочки;)))

Затянула себя в платье и уже думает, что звезда! Похудела бы сначала, корова жирная! Голоса нет, а все туда же - на сцену лезет. 

            Сколько ей может быть лет? Нина рассматривала фигуристую певицу в платье из золотой парчи. Оно обтягивало ее, как змеиная кожа, прорисовывая каждую складочку, показывая каждый лишний килограмм, которых особенно много скопилось в районе талии и задней части ниже пояса. Лет сорок – сорок пять. А декольтировалась, как молодуха, до самых сосков. И хрипит так, словно перед выступлением выкурила не меньше пачки сигарет. И это мы называем искусством!

            Нина потянулась к пачке «Парламента». Привычным движением достала сигарету, щелкнула Zippo и глубоко затянулась, прикрывая глаза. Как же она любила курить, особенно первые две затяжки, когда в голове уже появился легкий хмельной туман, но не успел загустеть, превратиться в навязчивый.

Еще что ли выпить? Никак не получается отвлечься! В голове одна работа. Куда это дело годится? Пятница же. В кои-то веки решила расслабиться.

            Нина махнула официантке, поймав ее взгляд, и показала на бокал. Та кивнула, дописала заказ за соседним столиком и подошла к ней.

            - Повторить коктейльчик? – улыбнулась девушка, забирая пустой бокал и тарелку из-под креветок.

            Сколько за день ей приходится улыбаться, некстати подумала Нина, рассматривая лучики мимических морщинок на симпатичном и молодом лице официантки. Состарится раньше времени, если и дальше будет продолжать в том же духе.

            - Да, пожалуйста, - буркнула она излишне сурово.

            - Что-нибудь из закуски еще принести? – по-прежнему дружелюбно поинтересовалась Валя, как сообщал стального цвета бейдж на кармане белоснежной форменной блузки.

            - Еще креветок. Только масла поменьше, пожалуйста.

            Дружелюбие официантки бесило. Кому и что она пытается доказать? Ведь устала же за целый день. Поди, на ногах еле держится. А туда же – улыбается всем подряд. Лучше бы столы протирала чаще, больше было бы пользы. Нина демонстративно смахнула крошки со стола и отвернулась в сторону сцены, где стареющая матрона, надрывно и сильно фальшивя, пыталась петь джаз.

            Вернулась официантка Валя, неся поднос с третьим за сегодняшний вечер коктейлем для Нины.

            - Креветки будут через несколько минут, - сказала девушка, ставя перед Ниной невысокий бокал с любимым Мохито.

            - Спасибо!

            «За это время я успею с тобой расправиться», - подумала Нина, любовно проводя пальцем по запотевшей стеклянной поверхности, оставляя прозрачную борозду. Листья мяты, что плавали в мутноватой бесцветной жидкости, источали приятный аромат, смешиваясь с запахом дольки лайма, надетой на кромку бокала. На официантку предпочитала не смотреть, чтобы не раздражаться от ее дружелюбия, которое считала наигранным, показушным.

            Распрямила соломинку и сделала несколько мелких глотков, чувствуя, как мятно-лимонная прохлада наполняет рот и исчезает, оставляя приятное послевкусие. Замечательный коктейль. Привкуса рома практически нет, и хмель не накатывает, а наступает медленно, незаметно. Правда, увлекаться не стоит. Можно не рассчитать и выпить лишнего. Тогда мучительное похмелье неминуемо. Но свою норму она знает. Еще один и баста.

            Сцена опустела, как и попытки изобразить джаз. Бар наполнила приятная музыка – ненавязчивая, приглушенная, то ли диско, то ли размышления на вольную тему. Давно пора! Под хриплые завывания и мысли рождались соответствующие – никак не удавалось переключиться на себя.

            Официантка принесла креветки, жаренные в масле и специях. Отдельно подала чашку с теплой водой и небольшое полотенце.

            - Не надоело улыбаться? – Вопрос сорвался с губ неожиданно, подумать Нина не успела. Видно, третий коктейль сыграл не последнюю роль. В любом случае, уже спросила и не особо жалела, наблюдая, как улыбка на лице Вали уступает место недоумению.

            Впрочем, справилась девушка быстро, чем даже восхитила Нину.

            - Мне за это платят, - ответила Валя, и только очень внимательный слушатель, какой и была Нина, уловил бы сталь в ее вежливом голосе.

            - Вам платят за работу, не так ли? Вместо того чтобы скалиться, лучше бы стол вытерли.

            - Улыбаться мы обязаны всегда и всем. Это прописано в должностной инструкции. А стол я сейчас вытру. Обязательно! Еще какие-нибудь пожелания будут?

            Невозмутимая, предельно вежливая и прямая, как струна, Валя смотрела на Нину, слава богу, без улыбки.

            - Принесите еще Мохито, а через час – счет. Это все.

            Не стоит тратить время, которое Нина очень ценила, на разборки с обслугой. Их работа – сделать так, чтобы посетителям было удобно. И если для этого не нужно улыбаться, значит, и это они должны выполнять.  

 

           

            Еще не открыв глаза, Нина поняла, что не дома, и что голова раскалывается от боли. Запах казенного жилья, смешанный с парами алкоголя, наполнял воздух. Одеяло давило тяжестью не в пример домашнему – легкому из коллофайбера. Тело покрылось болезненной испариной, а голова провалилась в «жидкую» синтепоновую подушку.

            Только не это! Нина рассматривала брюнетистый затылок и прислушивалась к негромкому похрапыванию, боясь пошевелиться. Только не ночь любви неизвестно с кем!

            Минут через пять, показавшихся ей вечностью, она решилась выбраться из-под одеяла. В голове шевелились смутные воспоминания. На журнальном столике стояли две рюмки и ополовиненная бутылка водки. Из закуски, кроме пустой банки из-под красной икры – ничего. Даже ложек и тех не было. Пальцами они, что ли икру таскали?

            Голова трещала, тело тряслось от похмельной слабости. На казенный интерьер Нина старалась не смотреть, чувствуя, как переполняется гадливостью – к убогости, алкоголю и, самое главное, к себе. На цыпочках направилась в ванную, но на середине пути затормозила и вернулась к кровати. Обойдя ее, заглянула в лицо спящему мужчине. То ли почувствовал ее взгляд, то ли просто пришло время сменить позу, только мужчина заворочался, скривив и без того помятое лицо. Не раздумывая дольше, Нина рванула в ванную, захлопнула дверь и с силой вогнала щеколду замка в косяк. Так-то лучше – в относительной безопасности.

            Присев на край ванны, задумалась. Она узнала мужчину – он сидел за соседним столиком в компании дамы. Ничем из себя непримечательный – коротко стриженый брюнет, в очках, темном костюме… Обычная офисная серость, в общем. Ярким пятном за их столом была дама – ухоженная блондинка, с нарощенными ногтями, вся в золоте, из разряда тех, что когда-то, сейчас казалось в прошлой жизни, увела у нее Сергея.

            Кажется, они ссорились. Вернее, ссорилась она – высказывала ему весь вечер. Он-то, как раз, больше молчал, лишь временами в сердцах отворачивался. Пару раз, в такие моменты, Нина встретилась с ним взглядом. Но это же ни о чем не говорит! Или говорит?.. Как они здесь-то оказались, в дешевом гостиничном номере?

            Память подбрасывала какие-то обрывки. Вроде как мужчина просил у нее огоньку… Или нет. Сколько же коктейлей она выпила вчера, раз не помнит даже, как расплачивалась по счету? Помнит, как садилась в такси. Получается, уехала она с ним? А дальше – пустота.

            Нина повернула кран. Шум падающей сверху воды на металлическую поверхность наполнил ванную вместе с горячим паром. Сняв трусы и бюстгальтер, Нина забралась в ванну и встала под душ, смывая похмелье и смутные воспоминания о постыдном. Минут десять просто стояла, наслаждалась теплом, стараясь ни о чем не думать. Потом заставила себя намылиться и ополоснуться. Вроде немного полегчало, головная боль притупилась. Замоталась в неожиданно чистое и мягкое полотенце. Предстояло самое сложное – выйти из ванной и встретиться лицом к лицу с тем, с кем провела ночь.

            В комнате ничего не изменилось, за исключением мелочи – мужчины в кровати не было. Нина огляделась. Спрятаться негде. Из помещений тут всего-то комната и ванная. Не было и вещей незнакомца. Тот стул, что они занимали, пустовал. А ее костюм и полушубок нетронутым беспорядком продолжали висеть на соседнем. Сумка валялась под стулом, как и до похода в ванную.

            Сумка! Нина схватила ее, достала кошелек и пересчитала деньги. Вроде все на месте. Ну, примерно все. С точностью до копейки она не помнила, сколько денег было в кошельке. Но, окажись мужчина вором, их не стало бы совсем, здраво рассудила она.

            Что же получается? Горе любовник сбежал? Струсил до такой степени, что даже не дождался ее, чтобы попрощаться? Нина почувствовала, как губы кривятся в улыбке.  Истерический смех рвался изнутри, но она его подавила. Не хватает только истерик. Ушел и ушел, скатертью дорога. Так и ей проще. О чем говорить-то? И уж точно ей не хотелось с ним знакомиться. Поздновато, после случившегося.

            Все! Домой! Нина быстро оделась, причесала влажные после душа волосы и покинула номер. Ключ нашла на журнальном столике, возле водки. Трезво рассудила, что деланного не воротишь, даже если она съест себя изнутри. Так есть ли смысл переживать? И эту неприятность она переживет. Мало их было в ее жизни? Одной больше стало…

            Девушка на ресепшине понимающе улыбнулась, мол, знаю я все про вас. Мысль попросить ее вызвать такси испарилась, не успев зародиться. Положив ключ на стойку и сказав вежливое «до свидания», Нина вышла на бодрящий мороз декабрьского утра.

Комментарии автору:

Всего веток: 0

Комментировать