Ещё о подростковой литературе

Автор: Андрей Рокот / Добавлено: 01.10.15, 13:16:13

Наткнулся на интереснейшую статью о подростковой литературе. Она за 2013 год, ещё до перелома ситуации в этом жанре на Западе от фантастики к реализму, но в остальном вполне актуальная. Всем, кто пишет/читает/интересуется, настоятельно рекомендую прочитать хотя бы по диагонали.

Подростковая литература среди писателей и критиков обычно считается чем-то вроде бедной родственницы. Конечно, нет правил без исключений — "Гарри Поттер" и "Голодные игры" стали рекордсменами по продажам и упоминаниям в прессе, но в целом книги для юношества редко ассоциируются с сенсациями. Однако в последнее время англоязычный (и самый емкий) книжный рынок сильно изменился.

От 14 до 35

Исследование американской компании Bowker Market Research показало: больше половины покупателей книг для подростков (то есть возрастной группы от 12 до 18 лет, которую англоязычные издатели называют young adults) перешагнули 18-летний рубеж. Казалось бы, что тут удивительного, родители всегда покупали книжки своим детям! Но не так все просто: 78 процентов взрослых признались, что сами читают книжки для подростков. Основная группа взрослых читателей подростковой литературы — люди от 30 до 44 лет. Этот тренд позволил увеличить продажи в молодежном сегменте почти в полтора раза за 6 лет, что дало издателям повод для оптимизма в кризисные времена.

Все последние годы коммерческий успех гарантировала литература нескольких направлений:

- дистопия, или антиутопия ("Голодные игры" Сьюзен Коллинз и "Бегущий в лабиринте" Джеймса Дашнера);

- романы с паранормальными явлениями ("Прекрасные создания" Ками Гарсия и Маргарет Штоль);

- фэнтези, основанные на мифах ("Герои Олимпа" Рика Риордана);

- мультимедийные серии ("39 ключей" группы писателей, включая Рика Риордана и Партика Кармана);

- дневники (серия "Дневник слабака" Джеффа Кинни).

За последние 2 года этот список был расширен за счет new adult lit ,или романов для "новых взрослых". Представьте "Пятьдесят оттенков серого" в исполнении детского писателя, и вы получите представление о том, что это такое. Пишутся эти книги для возрастной категории 14-35, по мнению The Guardian, или 18-26, по оценке goodreads.com.

После того как телеканал ABC News Nightline показал сюжет о молодых писательницах в жанре "нового взрослого чтива" — Коре Кармак (автор "Сделай это") и Коллин Хувер (получила известность благодаря "Искусству самовыражения"), на новое явление обратили внимание The New York Times, Chicago Sun-Times и The Guardian.

Еще одной тенденцией, заявившей о себе в последние годы, стало новое направление в подростковой литературе — sick lit, то есть "книги о недугах". Мучения, которые испытывают юные главные герои, иногда настолько невыносимы, что персонажи начинают задумываться о самоубийстве. На фоне этих перипетий возникают и любовные истории. В качестве примеров обычно упоминают "Красные слезы" Джоанны Кенрик, "13 причин почему" Джейа Эшера, "Мне никогда не исполнится 18" Меган Бостич, "Спасая Дейзи" Фила Ерла и другие.

Sick lit вызвала бурную полемику в Daily Mail. Английская газета охарактеризовала это явление как "тревожный феномен" и заявила, что чтение такого рода приводит к депрессии и романтизации смерти. В спор вступила The Guardian, утверждавшая, что болезни и страдания — это реальность, с которой дети и так постоянно сталкиваются, а, читая специально написанные для них книги, они как раз смогут осмыслить пережитое или, наоборот, подготовиться к неприятным событиям. Не остались в стороне от диспута и сами читатели. Многие считают, что ребят с реальными проблемами поддержит то, что они не одиноки. Другие вспоминают, что для них самих во время чтения было открытием то, что другие люди иногда чувствуют то же самое, что они.

Психологи и литературоведы называют несколько причин увлечения взрослых подростковой литературой. Главная, конечно,— прекращение развития художественного вкуса после 17 лет. Связано это с поисками подростком своего места в жизни и необходимостью обеспечивать себя. Особенно в Америке, где борьба за финансовую независимость не позволяет отвлекаться на музеи и театры. Другая причина — повышение качества прозы для юных и старания маркетологов. После успеха "Гарри Поттера" издатели увидели огромный потенциал этого сегмента рынка и стали вкладывать в него деньги. Также не исключено, что взрослые дольше, чем это кажется, мысленно возвращаются к своим детским волнениям и, читая подростковые книги, заново проживают свое не всегда безоблачное детство. Кроме этого, темы новой подростковой прозы обычно хорошо знакомы старшим читателям, так как взяты из взрослой литературы.

Что-то хорошее в отстойной ситуации

Книги о болезнях для взрослых вошли в моду на Западе 15 лет назад. В 1998 году вышли нашумевшие мемуары "Айрис" (Iris) Джона Бейли о борьбе его жены с болезнью Альцгеймера и автобиографическая книга "Потому что у трусов тоже бывает рак" колумниста Джона Даймонда о герое с раком гортани. В Россию литература о недугах пришла с опозданием, но сразу была замечена. Рубен Давид Гонсалес Гальего, написавший роман "Белое на черном" о своей жизни с диагнозом ДЦП, в 2003 году стал лауреатом премии "Букер — открытая Россия". Ирина Ясина состоялась как писатель, выпустив автобиографическую книгу о рассеянном склерозе "История болезни. В попытках быть счастливой" (2012).

Детскую sick lit тоже читают не только дети: роман "Виноваты звезды" подросткового писателя Джона Грина (2012) занял достойное место в рейтингах взрослой литературы. Журнал Time назвал его "почти гениальным", а студия 20th Century Fox приобрела права на экранизацию. Уже известно, что в главной роли снимется Шейлин Вудли, ставшая известной после роли Мэри-Джейн Уотсон в "Новом Человеке-пауке - 2". В России издательство "АСТ" готовит книгу к выходу в сентябре. В центре внимания романа — 16-летняя Хейзел, которая на встрече группы поддержки больных раком знакомится с товарищем по несчастью. Она долго не решается на серьезные отношения, но все же влюбляется в бывшего баскетболиста с ампутированной ногой, жизнь которого обрывается еще раньше, чем ее. Главная мысль книги: даже неизлечимо больные пациенты — это в первую очередь люди с нормальными желаниями, а болезнь — не вся их жизнь, а лишь ее часть.

Еще один известный роман о неизлечимо больном подростке — "Мне никогда не исполнится 18". Главный герой Остин слабеет с каждым днем: "Я очень изменился за последний год, физически, эмоционально, ментально. Возможно, я стал меньше, но сердце и разум окрепли". Остин встречается с людьми, которые когда-то имели для него хоть какое-то значение, и старается помочь им решить многочисленные проблемы. Среди них стандартный жалостный набор: потерявшая ребенка мать, мальчик-гомосексуалист, который боится признаться в этом близким, алкоголик, распавшаяся семейная пара и другие.

Большая доля sick lit посвящена психиатрическим заболеваниям. В "Выздоровлении Зои" Норы Прайс девочка-подросток из Бруклина становится пациентом клиники расстройств пищевого поведения (к ним относятся анорексия и булимия), где она ведет дневник и пишет письма лучшей подруге. А главная героиня "Спасая Дейзи" винит себя в смерти матери и испытывает панические атаки. Справиться с ними она может, только нанося себе порезы.

Вроде бы канонам жанра соответствует и дебютный роман "Вселенная против Алекса Вудса" Гавина Экстенса. Рассказ о мальчике, который в 10-летнем возрасте получил черепно-мозговую травму — на его дом упал метеорит. Алекса преследуют приступы эпилепсии, поэтому учиться ему приходится дома. Совершенно не приспособленный к жизни, он общается с ученой дамой, изучающей метеориты, с врачом — светилом в области эпилепсии и с пожилым американцем, любителем Курта Воннегута. Именно последний персонаж сильно повлиял на формирование его личности, поставив перед Алексом один из самых сложных вопросов современности: имеет ли человек право с достоинством уйти из жизни, не дожидаясь невыносимых страданий? 17-летний подросток сам отвозит старшего друга в Цюрих, центр суицидального туризма, где тому под медицинским наблюдением предоставляют возможность принять смертельный препарат. Вроде бы все в этом дебюте укладывается в рамки sick lit, но глубина книги заставляет проявить осторожность при навешивании ярлыков. Ведь мало кому придет в голову классифицировать "Анну Каренину" как роман о самоубийстве. Кстати, Экстенс писал текст для взрослых, но продавцы обычно позиционируют его как young adult. Это типичный пример современного размывания границ между взрослой и детской прозой.

Чем же привлекают немощные и психически травмированные персонажи эгоистичных подростков и таких же эгоцентричных "новых взрослых"? Сами читатели пишут на форумах, что им нравятся книги, в которых они узнают себя. И тут же добавляют, что хотя сами совершенно здоровы, но видят свои проблемы в больных героях. Оказывается, что у невыросших взрослых, так же как и у больных героев книг, часто возникает ощущение, что от них мало что зависит. В реальной жизни они подчинены настоящим взрослым людям и даже в компании себе подобных скованы массой ограничений в поведении, которые сами придумали. Чтение помогает переосмыслить собственные приоритеты и найти что-то хорошее даже в очень тяжелых ситуациях. Как написал один читатель, "sick lit помогает понять, что, если ты очень постараешься, даже в самой отстойной ситуации найдешь что-то хорошее".

Книги, которых не хватало в детстве

Если молодежные "истории болезней" может читать кто угодно, то эротическую литературу для подростков и "новых взрослых" издатель планирует в двух версиях: в сокращенном варианте без сексуальных подробностей (для не достигших 21 года) и в полном (для совершеннолетних).

Уже сформировались законы модного жанра: главной героине не меньше 16 лет, речь идет о ее первом сексуальном опыте, причем внимание акцентируется не на сексе, а на связанных с ним эмоциях. Сюжет обычно связан с началом самостоятельной жизни: учебой в университете, поиском или получением первой работы, переездом в собственное жилье. Место рождения этой прозы — интернет. Пока издатели раздумывали, на каких полках будут стоять эти книги в магазинах (на детские ставить — не совсем удобно, на взрослые — их не будут покупать юные читатели) и не спешили тратить на них бумагу, молодые авторы выкладывали свои литературные опыты в Сеть. Кора Кармак за три недели университетских каникул написала бестселлер "Сделай это" о студентке, которая собирается как можно скорее расстаться с девственностью. Сама Кармак думала, что, даже если заработает тысячу долларов на книжке, время будет потрачено не зря. Самопубликация в интернете принесла ей 200 тысяч долларов, а сделка с издательством HarperCollins — значительно более крупную сумму. Коллин Хувер до написания "Искусства самовыражения" (роман о старшекласснице, которая увлекается мужчиной, позже оказывающимся ее новым школьным учителем) была простым соцработником и жила в трейлере вместе с мужем и тремя сыновьями. Ее мать чувствовала, что в дочери живет непроснувшийся талант. Она так настаивала на том, чтобы Коллин написала книгу, что в результате получила ее в подарок на рождество. Когда текст прочитали и одобрили родственники, Хувер разослала его по издательствам. Получив отовсюду отказы, она опубликовала его на Amazon Kindle. Отказы продолжали поступать, даже когда "Искусство самовыражения" стало бестселлером, отмеченным New York Times.

Пионером жанра можно считать и американку Эбби Глайнз с самопубликацией книги "Мальчики Винсент". Центральная фигура — Эштон, которая тяготится собственным примерным поведением и крутит роман с двоюродным братом своего бойфренда. Сейчас издательство Simon and Schuster UK уже издает серию страстных романов про университетскую жизнь для "новых взрослых", куда войдут и книги Эбби Глайнз. Еще раньше в Англии на этот жанр сделало ставку издательство Piccadilly Press, чей директор Бренда Гарднер обратила внимание на успех "Пятидесяти оттенков серого" и выпустила книгу "Неотразимый" Лиз Бэнкс, историю 16-летней девушки, разрывающейся между заботливым Дэном и представителем "золотой молодежи" Джеймсом. 26-летняя Бэнкс рассказывает, что написала книгу, которой ей не хватало, когда она была подростком: наполненную сплетнями, иногда грубоватую, с восторгом от первого желания и "с эпизодами, которые на экране заканчивались бы темнотой".

Как и sick lit, появление любовных романов для "новых взрослых" вызвало бурную полемику среди литературных критиков: не слишком ли рано начнут читать про секс подростки? Нужно ли молодежи это поверхностное чтиво? Здраво и с юмором прореагировала на все эти дискуссии Джоанна Караплис, американская писательница, живущая в Канаде: "Задача писателя — найти хороший сюжет и рассказать увлекательную историю. Ясно одно — писатели будут продолжать писать в разных жанрах, подростки будут читать произведения, в которых могут себя узнать, а критики будут нападать. А пока я продолжу писать свой роман о девочке-подростке, сражающейся с лейкемией: она которая пытается раскрыть убийство своего лучшего друга-вампира, в которого была влюблена".

Не учла Караплис только одно — теперь все это с удовольствием читают не только подростки, но и ее ровесницы. Англоязычная подростковая литература выросла из бедной родственницы в достойного конкурента взрослой.
 

Комментарии автору:

Всего веток: 4

Комментировать

Яра Горина 01.10.2015, 14:05:22

Оч люблю юношескую литературу, особенно, за позитивизм. И странно, что в моду входят слезодавки. Уверена, почитай я про больных раком в 15 - искала бы у себя симптомы))))

В ветке 2 комментариев. Показать

Последний комментарий в ветке:

Андрей Рокот 01.10.2015, 14:07:29

Яра Горина, Там в том числе речь о том, что она как бы не только юношеская. Это тот самый извечный момент с книгами "для" и "про" подростков, и грани между ними.

Marmotta 01.10.2015, 13:27:24

Люблю я антиутопии: "Мы" Замятина, "О дивный прекрасный мир" Хаксли, "1984" Оруэлла, "Заводной апельсин" Бёрджесса..

Если здесь есть (на портале) хорошие антиутопии, ткните пальцем! Я вам спасибо за это скажу =)

В ветке 8 комментариев. Показать

Последний комментарий в ветке:

Marmotta 01.10.2015, 13:50:54

Марина Одинец, Огромное спасибо! Уже бегу читать!!! =)

Ярослав Георгиевич 01.10.2015, 13:47:05

интересно, спасибо.

Марина Одинец 01.10.2015, 13:46:44

Спасибо, очень познавательно. Отметила для себя нескольких авторов, о которых раньше не слышала.