История френдзоны. Часть третья. Россия XIX в.

Автор: Ольга Малашкина / Добавлено: 29.09.16, 06:35:23

Самый известный зафрендзоненный страдалец русской литературы – Чацкий. Ну кто из нас, читая в свои 14-15 лет «Горе от ума», не возмущалась «дурой» Софьей, которая предпочла смелому, искреннему, пылкому, вообще неимоверно крутому и – главное! – люуууубящему ее Чацкому ничтожество и карьериста с говорящей фамилией, который хочет жениться на деньгах? А вы попробуйте на миг представить себя на месте этой Софьи. Во-первых, они с Чацким никогда не встречались – просто вместе играли в детстве. Во-вторых, он уехал в либеральные европы получать крутое образование и тусоваться с мыслителями и революционерами, а она осталась. Матери в живых нет. Отец только и глядит, под кого ее подложить, чтобы войти в более богатое и знатное семейство. Девчонка сидит в четырех стенах, единственное развлечение – ширпотребные любовные романы и балы раз в месяц (а вы думали, чаще? агащщаз!). В гости ходят какие-то папашкины друзья и ворчливые старухи. Единственный человек, которая ее в этом мире понимает, - служанка Лиза. Богатые девушки с ней не общаются, потому что ее отец сравнительно небогат, и дом у него отстойный, и балы у него отстойные: потанцевать не с кем. Из упомянутых любовных романов Софья, как вы из сериалов, вынесла идею того, что надо непременно найти люпофффь. А парней подходящего возраста в ее окружении всего двое: быдлосолдафон и относительно приятный и обходительный папашкин секретарь. И с кем ей строить атнашеньки? Конечно, она выбрала того, кто хоть говорил с ней по-человечески. И тут возвращается мальчик, с которым она в детстве играла, и с порога заявляет, что, видите ли, неебически ее любит. Меж тем он вырос и превратился в довольно неприятного высокомерного субъекта с привычкой обидно шутить и пренебрежительно отзываться о своей стране и об окружающих. Вас бы такое не раздражало? Заметил, что «Софья Павловна у вас похорошела», - ну да, когда он ее оставлял, наверное, была вся в прыщах и ненавидела себя – такую не жалко оставить. А как похорошела, так сразу нужна стала, как приготовленная еда. Натрахался там с француженками, явился – и сделал открытие, что не только дым отечества сладок и приятен, но и русские девушки ничего. Как бы вы отнеслись к такой любви? 

Еще один озабоченный, которому не дали, - Базаров. Он называет Одинцову «интересный бабец», советует Аркадию переключить внимание на ее сестру, потому что Ольга плохая, а сестра хорошая, и, в довершение ко всему, тоже домогается и пугает женщину до смерти. Хорош влюбленный, а? 

Райский в «Обрыве» Гончарова просто король френдзоны: на протяжении действия романа он пытался, видите ли, «пробудить жизнь и страсть» (причем автор недвусмысленно намекает, что страсть явно не платоническую) аж в трех (!!!) женщинах. Причем две ему наскучили: от первой он отвалил, когда понял, что «страсть» ему не обломится, а от второй – когда начал бегать за третьей. А третья другому дала – вот суки эти бабы! Ухаживания «стареющей» (а в те времена так могли назвать женщину лет 30) кокетки он отверг, зато нашел «жизнь и страсть» в объятиях жены друга. Ну что, вам очень жаль этого страдальца? 

Так что, неуважаемые потенциальные насильники, не присваивайте себе чужих заслуг: ваши прапрапрадеды умели притворяться друзьями в надежде на трах еще лучше, чем вы. В противном случае вас бы на свете не было. 

А вам, дорогие читательницы, я советую быть пожестче и не вестись на бородатые манипуляции.
***
Продолжение следует: XX век и сексуальная революция.
Предыдущие части:
Европа, VII-XIX вв. : vk.com/wall-78679802_21766
Средневековье: vk.com/wall-78679802_21697 
Вступительная статья, XXI век: vk.com/wall-78679802_21628

 

Взято отсююда: https://vk.com/nekrasiva?w=wall-78679802_21843

Комментарии автору:

Всего веток: 0