Деепричастный наоборот: синтаксис на марше

Автор: Дарья Зарубина / Добавлено: 09.08.17, 11:09:44

Статья написана давно, опубликована в ЖЖ, но для удобства обращения переношу сюда. Вдруг кому пригодится :)

 

Перечитав по долгу службы кипы и кипы разнообразных художественных, малохудожественных и совсем не художественных текстов, назрела необходимость… Стоп. Получается, что, раз необходимость назрела, то она же и тексты читала. Трудолюбивая такая необходимость.

Попробуем еще раз. Работая с текстами начинающих авторов, мне бросились в глаза многочисленные ошибки… Стоп. Опять не то. Не умеют ошибки работать с текстами.

А кто умеет? Порой кажется, что это умение доступно только единицам. Особенно когда дело касается употребления деепричастного оборота. Казалось бы, нет ничего проще – описать некое дополнительное действие.

Сколько в предложении с деепричастием динамики, экшена, «движухи». Герой палит из бластера и одновременно кувыркается в пыли, уворачивается от падающих с небес метеоритов и слагает хайку. Прекрасная эльфийка пробирается через полный чудовищ лес, в то же время плетет тонкими пальчиками вязь древнего заклинания и вызывает в памяти образ любимого. Герои так и норовят напичкать каждую секунду своего времени кипучей деятельностью, для описания которой как нельзя лучше подходит деепричастный оборот.

Но, оказывается, все не так просто. В предложение так и норовят проникнуть посторонние лица и предметы и взять на себя действия героев. А бедняжки-авторы полностью уверены, что герои до сих пор контролируют ситуацию. «Нина рухнула как подкошенная. Свернувшись на полу, ужасная боль пронзила ее тело». Увы, дорогой автор, увы, на пол рухнула Нина, а на полу свернулась уже не она, а ужасная боль, которой отчего-то захотелось занять место героини. «Джон залпом выпил стакан янтарного напитка. Закрыв глаза, его губы скривились». Странное оказалось пойло, если от него губы Джона обзавелись собственными глазами, которые поспешили закрыть. «Обожемой!», как говорят герои американских боевиков в целомудренном российском переводе.

И для того, чтобы избежать фэйспалма, нужно запомнить совсем немного. А для начала: уяснить разницу между логическим и грамматическим субъектом. Что такое субъект, надеюсь, объяснять не нужно. Субъект – то, кто действует, думает, говорит, производит какие-то физические, моральные или духовные шевеления в данном контексте. Например, в предложении «Иванов бросил в пасть Ктулху последнюю гранату» не вызывает сомнений, что главное действующее лицо – бесстрашный Иванов. Грамматически это выражено формой именительного падежа. Иванов – не только деятельная натура, но и подлежащее. А теперь рассмотрим предложение «После всего произошедшего Иванову хотелось выпить». Основное действие – желание выпить – отчетливо относится к Иванову. И если будет такая возможность, выпьет именно он, Иванов. Но… в данном случае наш герой вынужден довольствоваться формой дательного падежа и ролью дополнения. И третий пример: «Злобное чудовище было уничтожено бравым бойцом Ивановым». Боевые действия ведет все тот же Иванов, но подлежащим является слово «чудовище». Здравый смысл и опыт (сын ошибок трудных) подсказывает нам, что во всех трех случаях логическим субъектом является Иванов, но в первом предложении он также является и грамматическим субъектом, во втором случае грамматического субъекта нет, а в третьем на грамматическом уровне доминирует погибшее чудовище.

Самое главное, что деепричастный оборот плевать хотел на логику и уважает исключительно комплексный подход, то есть демонстрирует дополнительное действие субъекта и только субъекта грамматического и логического в одном лице. Поэтому для того, чтобы успевать все и сразу, герою необходима не только неукротимая воля и жажда действия, но также именительный падеж и гордое звание Подлежащего. Например: «Антон, насвистывая, поправил рюкзак с хабаром и зашагал прочь, не обращая внимания на стоны раненого». Весь набор джентльменских действий относится к Антону, у логики и грамматики к этому гражданину никаких претензий, у совести есть – но сейчас не о ней.

Если герой поскромничал и довольствуется упоминанием в косвенном падеже – обойдется без деепричастного оборота. Поэтому как бы вам не хотелось написать «Завернув за угол, Герману почудилось, что за будкой прячется пара троллей» - не поддавайтесь искушению. Берите сложное предложение: «Когда Герман завернул за угол, ему почудилось, что за будкой… сами знаете кто спрятался». И уж тем более не вздумайте неосторожно пихать деепричастный оборот в пассивные конструкции. Вы же взрослый человек, автор, понимаете, что есть вещи невпихуемые. Пример: «Пробираясь к своим, Лин была тяжело ранена в плечо и пару раз укушена гремлинами». Девушку, конечно, жаль, но она в данном случае не действующее лицо, а страдающее, в смысле – страдательное, пассивное, в общем. Объект она при всей своей активной жизненной позиции, и, следовательно – не заслуживает деепричастного оборота.

Но если уж душа так требует непрямых путей, если так претит совместить в одном грамматический субъект и логический, лазейку найти можно. Вообще обходимся без действующего лица, то есть плетем интригу вокруг инфинитива, неопределенной формы глагола. Скажем: «Обнаружив вампира, немедленно отрубить гаду голову, набить рот чесноком и вогнать кол в сердце». Предложение устраивает всех: грамматику, логику, да и совесть тоже не против.

В общем, мораль сей басни такова. Задумав прописывать в тексте героя-многостаночника, который «и чтец, и жнец, и на дуде игрец», автор, выбирай слова. Не все можно решить деепричастным оборотом, есть и другие способы создать «движуху», а вот курьезных ошибок насажать при использовании деепричастий – легче легкого. И хорошо, если вам прикроет спину вдумчивый и придирчивый редактор.

Комментарии автору:

Всего веток: 0