О любовных романах

Автор: Ольга Малашкина / Добавлено: 05.02.16, 15:24:48

Как и многие женщины, в детстве я читала любовные романы. В моей семье все очень много читают, и моя мать в числе прочего читала и их. На свою беду, я обладаю довольно бесполезной способностью к сверхбыстрому чтению (моя непривлекательность для комаров ей богу гораздо практичнее), и т.к. мне было мало библиотечных книг, я начала таскать книги мамы. В итоге она узнала об этом и попыталась положить этому конец.

Я практически уверена, что причиной ее недовольства были содержащиеся в книгах сцены секса (о ужас!). Теперь, годы спустя, мне кажется, что лучше бы я не читала этих книг, и большинство любовных романов я бы не стала рекомендовать юным девушкам, но вовсе не по причинам, которыми руководствовалась моя мать.

Эти романы привели к развитию у меня абсолютно нереалистичных и нездоровых взглядов на секс, отношения и на саму себя. Я согласна, что опыт читательниц романов намного более сложный, чем считалось ранее. Содержание книг и выражаемая в них идеология не поглощаются бездумно. Часто женщины переосмысляют содержание и создают более реалистичные или более характерные для их личности фантазии. Я также не пытаюсь сказать, что мой опыт совпадает с опытом всех юных читательниц любовных романов или что синоним ему – абсолютная наивность и поверхностность, но я полагаю, что тем не менее тогда любовные романы оказали на меня отрицательное воздействие. 

Любовные романы одновременно отражают и создают (в циклическом порядке, как и в целом литература) культурные нормы и ожидания относительно любви, отношений и секса.

Давайте я перескажу типичный любовный роман: жила-была ну очень особенная женщина с серьезными проблемами и однажды она встретила очень особенного мужчину, которому чего-то не хватало в жизни. Они смогли дать друг другу то, чего не хватало другому (проблемы женщины были решены, а мужчина научился любить), у них состоялся потрясающий секс, и затем они жили долго и счастливо, пока смерть их не разлучила.

Я бы сказала, что в своем описании я одновременно сурова и тактична. С какого-то перепугу пытаясь быть справедливой, я сейчас специально не рассматриваю множество наиболее проблематичных и сексистских аспектов, чтобы под мое описание попало как можно больше разных подвидов любовных романов. Также я прекрасно понимаю, что сейчас я игнорирую многочисленные попытки писательниц как-то отойти от патриархальных гендерных ролей, в целом патриархата и традиционной модели отношений.

Так чему меня научили сотни прочитанных мной любовных романов? 1) Без партнера моя жизнь не полна; 2) я важна, только если я особенная (в книгах это может быть, например, принцесса; грустная, всеми покинутая сирота, преследуемая кем-то могущественным и злым; рабыня с супермозгом и золотым сердцем и т. д.); 3) секс всегда идеален и умопомрачителен (как же меня воодушевляла эта перспектива); 4) любовь настоящая, только если она вечная; 5) мой будущий партнер должен меня постоянно завоевывать. 

Если быть действительно честной по отношению к самой себе, должна признаться, что я до сих пор окончательно не рассталась ни с одним из этих представлений, хотя умом я понимаю, что это абсолютная чушь. К счастью, в настоящее время писательницы любовных романов (в частности, таких поджанров, как чик-лит и любовно-фантастические романы), пытаются (ключевое слово – "пытаются") отойти от пунктов 1, 2 и 4.

Сейчас на основе работы Сандры Бут я кратко опишу развитие жанра любовных романов с 1970-х гг. В 1970-х гг. в любовных романах были распространены образы безнравственного героя и добропорядочной героини-девственницы (в последующие десятилетия к ним неоднократно возвращались), поддерживавшие гендерные стереотипы и культуру, в которой женщины, не являющиеся ангелоподобными, – это плохие женщины и не заслуживают защиты от изнасилований (часто вообще на них "напрашиваются").

Сила же, принуждение и отсутствие контроля мужчин над своими сексуальными импульсами представлялись как что-то сексуальное и романтическое. Это опасно. Казалось бы, очевидная мысль, да? По-видимому, нет. Да, это фантазия, и как отмечали многие критики, важно понимать, что это фантазия и что женщины не поглощают любовные романы без всякой критической оценки. Однако стоит учитывать, что эти книги публикуют и читают в контексте культуры изнасилования. 

В любовных романах 80-х гг. гендерные стереотипы часто менее ярко выражены, мифы об изнасилованиях ослабли. Герой из безнравственного превратился в "следующего моральным нормам героини". В 90-х гг. в больших количествах стали печататься любовно-фантастические и юмористические любовные романы. Первоначально (как пишет Сандра Бут) любовно-фантастические романы были откатом к дихотомии ангел/монстр, а юмористические любовные романы – феминистичным и антипатриархальным поджанром.

Рада сообщить, что, как мне кажется, любовно-фантастические романы медленно становятся поджанром, где публикуются некоторые из самых интересных ЛГБТ- и фем-френдли любовных романов. Одна из причин, по которой этот поджанр внушает надежду, – желание (и возможностии, пусть и ограниченные) писательниц создавать миры, выходящие за рамки гетеронормативной патриархальной структуры. Изображенное общество может функционировать по абсолютно другим правилам – например, быть матриархальным или андрогинным.

Исследовательница Линн Коддингтон утверждает, что любовные романы не следуют формулам и что представление о них как о плохо написанных книгах ошибочно. Я могу согласиться с ней лишь частично. Существует ошибочное мнение о любовных романах, как и относительно большей части поп-культуры, что это не искусство и поэтому они просто не могут быть хорошо написаны. Нифига подобного, хоть многие из нас в это и верят. Хозяйка этого блога (и моя подруга) Кортни недавно мне сказала, как она была удивлена, что ей понравились книги Гейл Кэрриджер – ведь она думала, что "такие" книги плохо написаны. В общем, многие писательницы любовных романов прекрасно пишут. Но что они не следую формулам? Неа. Я прочла великое множество любовных романов, и хотя да, бывают неожиданности, некоторое разнообразие, издатели пристально следят за тем, что находит спрос, и за формулами, популярными в настоящий момент. Формулы существуют, и когда мы видим определенную формулу снова и снова, я думаю, естественно, что мы начинаем в нее верить и интернализовывать ее. Коддингтон пишет: "Любовные романы не одинаковы. Отношения между полами в них не конструируются единообразно, излагаемые истории не тривиальны. В них представлен целый ряд возможных гендерных конструкций". Неправда. Этот ряд возможностей крайне ограничен, и представление, что для женщин уже существует достаточно возможностей, так что мы можем успокоиться, очень вредно.

Источник: http://austintotamu.blogspot.ru/2010/07/help-im-femin..

Перевод: Светлана Романова

Комментарии автору:

Всего веток: 0

Комментировать