Художественное воплощение женского самосознания

Автор: Ольга Малашкина / Добавлено: 04.03.16, 03:02:46

в прозе Кейт Шопен

 

«Открытие» Кейт Шопен (1850-1904) на ее родине состоялось в 1969 году, когда норвежским исследователем американской литературы Пером Сейерстедом было опубликовано первое собрание сочинений писательницы. Причина долгого забвения одной из талантливейших американских писательниц XIX века, очевидно, связана со скандалом, вызванным выходом в свет ее романа «Пробуждение» (The Awakening, 1899). К.Шопен обвинили в безнравственности, так как в данном произведении ставились под сомнение традиционные для того времени ценности, а напуганные лавиной критики издательства отказались далее сотрудничать с ней. 

Литературная карьера Кейт Шопен началась с опубликования поэмы «Если бы это было возможно» (If It Might Be, 1889), позднее в этом же году были опубликованы две новеллы «Мудрее чем Бог» (Wiser Than God) и «Предмет спора» (A Point at Issue). В 1890 году увидел свет ее первый роман «В заблуждении» (At Fault). Следующий роман Шопен «Молодой доктор Госс» (Young Doctor Goss) был отвергнут всеми издательствами, и впоследствии она уничтожила рукопись. 4 января 1893 года журнал «Vogue» опубликовал один из ее самых популярных рассказов «Дитя Дезире» (Desiree's Baby). Затем последовали два сборника рассказов - «Люди дельты» (Bayou Folk, 1894) и «Ночь в Акадии» (A Night in Acadia, 1897). После выхода в свет «Пробуждения» в 1899 году издательство без объяснений вернуло уже подготовленный для печати ее третий сборник рассказов «Призвание и голос» (A Vocation and Voice).

Ныне историческая справедливость восстановлена, и имя К.Шопен вошло в канон американской литературы. Во многом современной популярности творчества Кейт Шопен в США способствовал подъем движения за женское равноправие, который пришелся как раз на 60-е годы, а также распространение феминистской критики. 

Семью, в которой воспитывалась маленькая Кейт, нельзя назвать обычной. Ее отец, ирландский иммигрант, умер, когда девочке было всего пять лет. Воспитанием Кейт занимались мать, бабушка и прабабушка (все овдовели молодыми и не выходили повторно замуж). Прабабушка Шопен Виктория Вердон Шарлервиль любила рассказывать Кейт о жизни своей собственной матери, которая официально разошлась с своим мужем, причем это был первый развод в истории Сент Луиса. После развода она научилась читать и писать, родила еще одного ребенка, об отце которого ничего не известно, и стала предпринимательницей в сфере судостроения. Мать Кейт Шопен — Элиза Фарис О'Флаэрти — вела активную общественную жизнь и состояла во французско-креольском обществе Сент Луиса.

Живя в таком окружении, Шопен с юного возраста видит в женщине самостоятельную личность, а не просто приложение к мужчине, служащее для украшения его досуга и продолжения рода. С детства ее отличал независимый, бунтарский характер. Когда во время гражданской войны, ее родной город Сент Луис, штат Миссури, заняли янки и вывесили над их домом свой флаг, тринадцатилетняя Кейт сорвала его и отказалась отдать даже под угрозой ареста, после чего ее стали называть «самой маленькой мятежницей». В 20 лет Кейт выходит замуж за Оскара Шопена («the right man» - так она пишет о своем будущем муже). После венчания, состоявшегося 9 июня 1870, молодожены отправляются в свадебное путешествие в Европу. В Бонне ее крайне возмутило, что, даже несмотря на ее замужний статус, ее не пустили на порог одного из старейших вузов страны. Позже она запишет в дневнике еще одно свое приключение во время медового месяца. Как-то после обеда Оскар прилег отдохнуть, и Кейт решила прогуляться одна: «Интересно, что люди думали обо мне - молодой женщине, которая одна бродила по окрестностям. Я даже заказала себе кружку пива в одной милой маленькой таверне прямо у озера». В этих безобидных вольностях проглядывает стремление к самостоятельности и независимости ее будущих героинь.

Вернувшись в Америку, молодая пара обоснуется в Луизиане, которая затем станет основным местом действия большинства произведений писательницы. Оскар многое позволяет своей молодой жене. Кейт курит, совершает прогулки по городу в одиночку, ездит одна на трамвае. Все это было довольно экстравагантно для замужней дамы того времени. По многочисленным свидетельствам, брак Оскара и Кейт Шопен был очень счастливым. Но безоблачная семейная жизнь была непродолжительной. В 1883 году муж Кейт Шопен внезапно умирает. В возрасте 33 лет Кейт оказывается вдовой с 6 маленькими детьми на руках, ей самой приходится заниматься всеми хозяйственными делами, выполнять функции главы семьи. Ей удается не только привести в порядок расстроенные финансовые дела мужа, но и, переехав с детьми в родной Сент Луис, превратить свой дом в настоящий культурный центр, где собиралась интеллектуальная элита города.

Шопен с юности писала небольшие новеллы, заметки, но, по-видимому, не придавала большого значения этим пробам пера, и серьезно занялась писательской деятельностью в 39 лет, будучи уже сформировавшейся личностью, женщиной, которая по своим духовным устремлениям вырывалась за пределы общества, в котором жила, и, следовательно, не могла избежать конфликта с устоями этого общества в своих произведениях. Хотя роман «Пробуждение» и не был запрещен, его исключительно враждебный прием критикой привел к тому, что Шопен почти перестала писать. 

Восприятие творчества Шопен критической мыслью Америки не отличалось постоянством. Первый сборник рассказов «Люди дельты» был весьма благосклонно встречен современниками. Рецензенты подчеркивали несомненный талант автора, отмечали юмористический характер многих эпизодов, красочное описание местных нравов и говора. Эти достоинства, по их мнению, с лихвой искупали присутствие нескольких нравственно уязвимых женских персонажей. Второй сборник «Ночь в Акадии» был встречен более прохладно. Во многих отзывах выражалось пожелание «вернуться к солнечному очарованию "Людей дельты"». Восприятие романа «Пробуждение» претерпело разительные трансформации: от резкой неприязни и забвения после публикации — до полного и безоговорочного признания в сегодняшние дни.

С первых литературных опытов Кейт Шопен задается вопросом о судьбе женщины, пытающейся найти себя в жизни, переосмыслить привычные ценности. Эта проблематика своеобразным идейно-тематическим пунктиром пройдет через все творчество писательницы.

В новеллистике Шопен представлена жизнь американской женщины XIX века в ее различных ипостасях: девушка на выданье, молодая жена, встретившая запоздалую любовь старая дева, ветреница, жаждущая сексуальных радостей, не любящая мужа жена, женщина, посвятившая свою жизнь творчеству, монахиня. Героинь произведений Кейт Шопен, несмотря на их различия, объединяет одно — более или менее отчетливое осознание своих собственных желаний и потребностей. Вряд ли верно было бы относить к сознательным сторонницам феминизма. Она скорее правдиво изображает общественные институты и устои, которые мешают женщине найти себя, обрести духовную независимость.

Героини первого цикла Шопен «Люди дельты» временами испытывают недовольство своим зависимым, подчиненным положение в семье и обществе, однако их поступками руководит логика «женственной женщины» (термин Симоны де Бовуар), суть которой — пассивность и самоотречение. В последующих двух циклах «Ночь в Акадии» и «Призвание и голос» можно выделить три типа героинь, воплощающих варианты нового представления о женщине. Во-первых, это карикатурные изображения женщин-эмансипе. Они обладают рядом узнаваемых черт, открыто декларируя свою принадлежность к женскому движению (например, мисс МакЭндерс из одноименной новеллы и образы Теннисистки и Гольфистки из новеллы «Гипноз»). Однако, их «прогрессивная» манера поведения является лишь данью моде, желанием выделиться. Неслучайно поэтому по отношению к этим героиням ощущается авторская ирония и скепсис. Ко второму типу можно отнести женские образы, в которых традиционная модель женского поведения, проявляющаяся в самопожертвовании и добровольном самоотречении, рождает стихийную, индивидуальную эмансипацию. Это проявляется без каких-либо лозунгов, деклараций, программ, и, главным образом, в эпизодах, связанных с любовными отношениями (например, Атенаиз из одноименной новеллы, Заида из «Ночи в Акадии», миссис Маллард из «Истории одного часа», Доротея из «Неожиданного»). Эти героини проявляют решительность и силу характера в отстаивании своего «я». Их индивидуальный бунт не имеет социальной направленности, и на все прочие области жизни, кроме отношений с мужчинами, не распространяется. К третьему типу можно отнести героинь, чей внешний вид, поведение свидетельствуют об их эмансипированности, однако это стремление к новому, в отличие от персонажей первой группы, идет изнутри, сопряжено со стремлением к знаниям, образованию (главная героиня новеллы «Египетская сигарета», образ Полин из «Гипноза», Элизабет Сток из новеллы «Единственный рассказ Элизабет Сток»). Они осознанно отказываются от традиционных стереотипов женского поведения, они стремятся к некой другой жизни, более насыщенной и осмысленной.

С положением женщины в обществе и ее мироощущением связана и проблема ее самовыражения в художественном тексте. В первом сборнике «Люди дельты» речевая ситуация женских персонажей напоминает ситуацию «молчащих групп». В патриархатном мире, где в рамках доминирующего дискурса женщина лишена голоса, невербальные компоненты коммуникации становятся одним из важнейших способов отображения душевного состояния женщины, поэтому именно к ним наиболее часто прибегает писательница в этом сборнике. Пример речи мадам Селестин из новеллы «Развод мадам Селестин» отчетливо показывает, что героиня не готова преодолеть господствующий дискурс и создать собственный, ее слово еще не обладает собственной интенцией, еще остается «чужим» словом. Героини второго цикла уже не только ощущают недовольство своим положением, они показаны в процессе обретения своего «я». Вполне способные к самостоятельным действиям, они еще не могут вербализовать те особенности женского опыта, которые не были артикулированы в каноническом маскулинном дискурсе.

Только в третьем новеллистическом цикле героини Кейт Шопен обретают собственный голос. Автор изображает женщину-писательницу, которая пытается выразить себя в творчестве — создавая автобиографию. 

Стремление преодолеть социальные стереотипы в восприятии женщины проявилось в оригинальной интерпретации различных аспектов «женской темы». В новелле «Леди с Байу-Сент-Джон» из первого сборника ироничную огласовку получает пресловутая загадочность женской души. Шопен обращается к общественным стереотипам, согласно которым в женщине культивируется инфантильность, а незрелость мысли воспринимается как некая пикантность (примечательно, что этой проблеме известная представительница феминистского литературоведения Б.Фридан посвятит отдельную работу в 1963 году).

Принципиальной чертой, которая отличала прозу Кейт Шопен на фоне современной ей американской литературы, является более откровенное описание сексуальных эмоций. Если в первом сборнике такие чувства свойственны лишь представительницам низших сословий, то в «Ночи в Акадии» сексуальность оказывается присуща и женщинам, принадлежащим к привилегированным слоям общества. В новеллах последнего сборника, как и в новелле «Гроза», не вошедшей ни в один из циклов, утверждается нерегулируемость сексуально-чувственной сферы. Шопен выводит «свободную любовь» за пределы социальности, отказывается применить к ней такие оценки как «грех», «падение». Такое восприятие физической стороны любовного чувства коренится в глубинных основах философии писательницы, которая в телесной стороне бытия видела залог раскрепощения человека, обретение им полноты жизни.

Задолго до появления книги Симоны де Бовуар «Второй пол» (1949) Кейт Шопен в своих новеллах «Сирень» и «Два портрета» выражает мысли созвучные размышлениям знаменитой француженки. Шопен изобличает господствующую систему взглядов, принижающих «женское» даже в стенах монастыря, то есть там, где женщина отрекается от своей телесности. В изображении Шопен монахини постигают Бога не рационально, а на эмоциональном уровне, к тому же у женщин, становящихся Христовыми невестами, встречается смешение образа мужчины и Бога.

Роман «Пробуждение» объективно предстает итоговым произведением в творчестве Шопен, выразившим квинтэссенцию художественного мировоззрения писательницы. Здесь, как в фокусе, преломляются ее предшествующие художественные открытия, вызревает самостоятельная эстетическая концепция. Чрезвычайно важный для Шопен тезис о свободе выбора собственной судьбы в романном пространстве «Пробуждения» находит отражение в системе женских персонажей, одновременно противопоставленных друг другу и тесно связанных между собой (Эдна и Адель, Эдна и мадемуазель Рис). Одной из самых полемичных в «Пробуждении» стала тема материнства, трактовка которой не соответствовала сложившимся культурным представлениям о роли матери. Однако и здесь Шопен стремится не судить, не поучать, а скорее побуждает задуматься о проблеме свободы и биологической предопределенности. Стремясь поколебать существующие стереотипы и восстановить живые, органические связи женщины с природой, обществом, семьей, Шопен обращается к мифу. Мифологические аллюзии становятся важным компонентом художественной системы романа, придавая ей дополнительное измерение. Оно позволяет постичь скрытые смыслы, определяющие развитие сюжета, и помогает писательнице, проникновенно исследуя судьбу одной женщины, открыть в ней не только общее со всеми женщинами, но и общечеловеческое универсальное начало. Тем самым вопрос женского равноправия не воспринимается Кейт Шопен как предмет социально-политической полемики, но становится важнейшим системообразующим фактором ее творчества. 

Авторка: Шмелева Татьяна Николаевна

Источник (взято с сокращениями): http://www.dissercat.com/content/khudozhestvennoe-vop..

Комментарии автору:

Всего веток: 1

Комментировать

чушъ 04.03.2016, 09:05:49

и текст данного автора сомнителен (и неуважение к читателю, и вечные ссылки) и тема убога.
гумилев про ахматову: она не поэт, она стоит на коленях перед мужчиной. а поэт стоит на коленях перед богом.
так что все женские писульки о том, что мужики их, возвышенных и гладких, не ценят.
а ты, женщина, вставай с колен и оглянись: мир на мужиках и детях не сошелся клином.
хотя, по чесноку, женское самосознание - тема нераскрытая. н сафо, ни саган, ни цветаева с ахматовой даже не приблизились к раскрытию. вероятно, это должен сделать мужичонка.
может прав шопенгауэр: женщины- узкогрудые широкозадые существа со вздорным характером, которые могут нравиться только опьяненным гормонами мужчинам (не ручаюсь за точность).
так что, пусть писательницы фантазируют о принцах, которые слезли с белогривых коней, и принялись их сексуально удовлетворять, а писатели будут искать новые женские смыслы.