Нана

Автор: Ольга Малашкина / Добавлено: 15.03.16, 03:28:36

Люблю Эмиля Золя за его детальное описание рабочих процессов. «Жерминаль» так просто шедевр. Но «Нана» не лучшее его произведение. А с точки зрения феминистки так просто ужасающее. Мне кажется, любой человек с ненарушенной логикой воспринял бы его так же. 

Роман посвящен «падшей» женщине, и её тлетворному влиянию на социум. Золя хотел показать разложение правящей верхушки, и как оно происходит. Образ главной героини списан c реально жившей в те времена куртизанки. Но в романе ни слова не сказано о чувствах этой женщины. О том, как и почему она стала проституткой. Предполагается, что она порочна по сути. И это второй его роман, где мне попалась фраза «Оказывается, она была на 4 месяце беременности. Это подтвердил и врач». Предполагается, что глупая женщина не контролирует свой менструальный цикл настолько, что не поняла, что беременна. И это её вторая беременность.

Но что с неё взять, она ж порочна. Она прям исчадие порока и разврата, а все вокруг невинные жертвы. Один даже верующий. Прям фанатично верующий. Молится до и после секса. Ему духовник разрешил ходить к проститутке, чтобы, так сказать, «дойти до днища». Строго говоря, он уже на днище, и даже сам в какой-то мере это самое днище. У него жена и взрослая дочь. В романе он невинная жертва, а его семья – досадное недоразумение.

Мне прежде всего бросилось в глаза, что Нана добра. Она всем рада, каждого готова пожалеть. Первые серьезные деньги отдала на благотворительность. У неё не вызывает никакого протеста омерзительное отношение мужчин. И речь даже не идет о прямых домогательствах. Это вопиющее нарушение личного пространства. Парень, который пришел к ней в гости впервые, думал, что за обедом все сразу начнут целоваться. Мужчины приходят к ней, как к себе домой. Портят вещи, не собираясь это никак компенсировать. И каждый рассчитывает получить бесплатного тела. Когда у главной героини случается выкидыш, и она не выходит развлекать гостей, мужчины все равно тусят у неё, обсуждая это событие словами «Вот же проказница». 

В романе в красках описаны и квартал проституток, и облава, и быт. Но ни слова не сказано о мизерных заработках которые выплачивались женщинам специально, с расчетом, что она будет «подрабатывать телом». Многие проститутки в то время были с детьми, дети сидели в соседних комнатах, жили у кормилиц, по родственникам. У Нана тоже есть ребенок. Как и предполагает её образ, она плохая мать. 

Но давайте посмотрим на ситуацию глазами нормального человека. На дворе конец 19 века. Женщина может работать в приличном месте: посудомойкой, прачкой, швеей. Это работа предполагала, что женщина либо все время под присмотром, либо слишком занята, чтобы морально разлагаться. Женщина не должна была выбирать, работать или выйти замуж. Оплата копейки. Это даже не для поддержания штанов. Дюжина рубашек – 10 пенсов. Это что-то около 4 буханок хлеба. А за сколько дней вы сможете сшить 12 рубашек? Но были профессии на грани порока: цветочница, горничная, продавщица, няня для брошенных детей, и просто няня, молочница, пастушка. То есть это те профессии, участницы которых фигурируют в чьих-либо эротических фантазиях. Они были несовместимы с замужеством. Женщины шарахаются непонятно где, их там никто не видит, и конечно они отдаются налево и направо. Исключение составляли горничные. Но брак с горничной по сути был возможен только для другой обслуги из этого же дома в связи с отсутствием свободного времени у женщины. Ах да, шахты. О необходимости которых так часто говорят. Так в это время женщин стали массово с шахт увольнять, их заменили машины. На любой из этих должностей женщина должна была быть готова к изнасилованию. И последующему увольнению из-за разглашения, беременности или надоедания. Оплата по всем этим рабочим специальностям была чуть выше. Предоставлялось проживание. Иногда эти женщины даже получали что-то по завещанию. 

И, наконец, профессии совсем порочные: актриса, официантка, балерина, проститутка. Они обязывали к сексу. Оплачивались так себе. Но поклонники приплачивали. Можно было жить на содержании. Но ни одна из женских профессий не оплачивалась с учетом, что женщина содержит ребенка. Вообще ни одна. Предполагалось, что женщину и её детей содержит муж. Женщина не работает, а мило порхает по хозяйству. Тут, справедливости ради, надо отметить, что Нана пыталась жить с мужчинами дважды. Оба мужа её били, от одного из них она родила, и ребенка он не содержит.

Так что должна делать женщина, у которой есть ребенок, но нет мужа, и которая хочет дожить хотя бы до тридцати, и не помереть с голоду. Прежде всего, она смотрит рынок вакансий. И отчетливо понимает, что выхода у неё нет. Либо она проституирует, и её ребенок жив и накормлен. Либо она условно-прилично работает, надеясь на то, что её не выгонят и не изнасилуют, но никакого ребенка. Обычно от детей избавлялись. Иногда радикально.

Либо она принимает самоубийственное решение, работает в неотапливаемой квартире, ребенка носит с собой, пока он не умрет от голода, сама живет впроголодь. Интересно, что выбрали бы мужчины в аналогичной ситуации? Все, кто считает, что выбрал бы что-то другое, проживите одну неделю на рацион швеи 19 века (кусок сыра ИЛИ одна вареная селедка в день), предварительно отключив отопление, и работая с 7 утра до 1 ночи. Хочу напомнить, что еду и нетопленную квартиру с вами должен разделить ваш ребенок. Или у вас их несколько? Героине на момент начала романа 18 лет. Ребенка она родила в 16. Она живет на съемной квартире, её ребенок живет у сельской няньки, и она наскребла денег перевезти его в город и содержать его и свою тетку. На все это она заработала самостоятельно в 19 веке. Попутно она нашла себе работу на сцене и стала «звездой». Правда, здорово, что все это можно сейчас иметь, не работая проституткой?

Кстати, о мужчинах. В этом произведении, которое вроде бы должно показывать разложение верхов, красной нитью проходит идея: «Эти ужасные проститутки не дают бесплатно. Как страшно жить». Все мужчины романа – несчастные, почти невинные жертвы. Для обозначения и общей невинности существуют два ярких персонажа – влюбленный чистый юноша и верующий, но слабовольный старец. Оба очень положительные. Нана заманивает их красотой и улыбками, а потом они должны приносить ей свои деньги. «Как-то она потратила миллион». То есть даже известный писатель-реалист не опускает глупых размышлений на тему, что было бы, если бы мужчины не пытались добыть секс любой ценой. Нет спроса – нет и предложения. Что, если бы эти огромные деньги они несли в свои семьи. Ведь они все женаты. Жены в романе появляются в фоновом режиме, для оправдания мужского загула. С ними скучно, они чопорные, печальные, молчаливые. На их фоне проститутки – веселые, легкие в общении, красивые. «В ней было что-то настоящее, естественное». В ходе развития сюжета Нана становится виновата вообще во всех преступлениях своих половых партнеров. В краже полковой кассы, разорений газеты и банка, моральной гибели семьи. В конце концов она умирает от оспы. По замыслу писателя это символ разврата. Красивая оболочка, но гнилое содержимое. Но самом деле в финал попали: раскаявшаяся в своей ненависти конкурентка, ухаживает за Нана. Смелые женщины – её коллеги по цеху. Пришли проститься с ней и находятся рядом с одром, прекрасно понимая, что могут заразиться. И слабые мужчины, которые топчутся у порога гостиницы, боясь зайти даже в двери.

Отсюда: https://vk.com/feminist_criticism?w=wall-99948348_894

 

Комментарии автору:

Всего веток: 0