Жизнь в сказке. О Туве Янсон и ее Муми-тролях

Автор: Sonja Gatto / Добавлено: 29.03.16, 16:26:23

Ни одну книгу о Муми-троллях невозможно отложить в сторону. А ее яркие, эксцентричные и оригинальные герои прочно селятся в сердце. И вот уже забавное Муми-семейство с Муми-папой, Муми-мамой, интеллигентным Муми-сыном и их многочисленными друзьями становится не только частью мира финской писательницы Туве Янсон, но и нашего. Как это ни парадоксально, мы знаем все о жителях далекого Муми-Дола: что Муми-тролль считает чистку зубов бесполезным занятием, что Снорки меняют цвет в зависимости от настроения, что маленькая фрекен обожает все блестящее, что Снуснумрик предпочитает одежду в своем стиле, а Хемуль не любит хатиффнатов. Но что мы знаем о создательнице Муми-троллей, о Туве Янсон?

— Так о чем же мы будем говорить? — спросил Муми-тролль

 

О разносторонней личности с интересной судьбой.

Редко персонажи вырастают, а вот у Янсон — они выросли. С каждой книгой сказочные повести становятся все серьезнее, и в «Волшебной зиме» Муми-тролль уже не такой зависимый от родителей, как в «Большом наводнении», и беззаботный, как в «Шляпе волшебника». Как у повзрослевших детей, у персонажей накопилось много вопросов к своему создателю. Мы же попытаемся на них ответить.

 

— Уж не готовится ли что-то необыкновенное?

 

Союз двух творческих личностей не такое необыкновенное событие. Если бы не одно «но». Серьезные родители Сигне были против того, чтобы их дочь стала художником. Тем более, когда семья занимает такое прочное положение в обществе — фамилия из уважаемого шведского клерикального рода Хаммарштен. Мать — дочь пастора, отец — придворный проповедник.

 

Несмотря на противостояние родителей, Сигне начала работать учителем рисования в стокгольмской школе для девочек. И только став независимой от родителей, молодая женщина отправилась на учебу в Париж. Там она и познакомилась со своим будущим мужем — юным скульптором Виктором Янсоном.

 

Сигне была на четыре года старше, но этой разницы почти не чувствовалось: Виктор отличался жестким характером. Сын галантерейного торговца из Хельсинки в скором времени занял место главы семьи. Получив известие о смерти Янсона-старшего, молодожены были вынуждены вернуться в Финляндию. Все-таки им удалось первый год жизни провести в Париже. Затем чета Янсонов переехала в Финляднию. Квартира с одной-единственной мастерской для главы семьи, по улице Луотсикату на Катаянока. Здесь для работы Сигне отводился край стола мастера и главы семьи — Виктора Янсона.

 

Он совмещал мастерство скульптора с работой в лавке. Неожиданный переезд окончательно оторвал Сигне от семьи. Она уже не была дочерью священника. Она стала женой скульптора. Супругой мужчины с нелегким характером. И снова рисование пришлось отложить в сторону: через несколько месяцев после переезда в Хельсинки, у Янсонов родился первенец — Туве Марика. Дочь скульптора и художницы, девочка с необычной, яркой судьбой и мама Сказок для детей всего мира.

 

Не успела Туве обрести самостоятельность, как у нее появились два младших брата — Пер Улов (1920) и Ларс (1926). И о каком творчестве может идти речь, когда на тебя взвалена забота о троих детях и муже, который порой так увлекается, что совершенно забывает о хлебе насущном?! В Финляндии Сигне возвращается к иллюстрированию журнала — этим женщина занималась еще до замужества. Ее первыми работами были обложки для книг, именно здесь и появляется подпись от девичьей фамилии «Хам». Она начинает сотрудничать с рождественским журналом «Люцифер» как талантливый карикатурист, затем ее работы появляются на страницах либерального юмористического журнала «Гарм». В 1920 году она принята на полный рабочий день художником в типографию Финляндского банка, печатавшую банкноты. И вместе с тем Сигне ни на минуту не оставляет заботу о детях, муже и доме. Веселая, уверенная, энергичная женщина помогала уравновешивать патриархальный бардак богемной семьи. Несмотря на внутренний стержень, Сигне не перечила супругу, принимая скульптора со всеми его достоинствами и, так свойственными творческим людям, недостатками.

 

Хотя, в этом, пожалуй, была своя прелесть. Порой эксцентричные, выходки главы семейства помогли раскрыться творческому потенциалу детей. Виктор очень любил грозу и часто брал с собой все семейство посмотреть на нее. Туве с восторгом вспоминала эти прогулки-приключения к бурному Финскому заливу. Вместе с тем, Янсон мог среди ночи зимой поднять все семейство с постели и вести их в мороз неизвестно куда, только чтобы всем вместе посмотреть… как красиво горит здание .

 

«Отец ненавидел всех женщин, кроме матери и меня», — вспоминала Туве Янсон. Им не было места в мастерской Виктора Янсона и на закрытых богемных вечеринках. Даже мать держалась в это время в стороне, оставляя Виктора наедине с друзьями.

 

Сигне была скрытой главой семьи. Именно благодаря ее таланту и внутренней гармонии, семейная лодка Янсонов, подобно лодке «Приключение» из сказочной повести Туве «Шляпа волшебника», не разбилась о рифы быта и не была растерзана ветрами непонимания.

 

— А кем станем мы? — спросил Снифф

 

По настоянию отца дети были определены в строгую школу Бруберга, которую в свое время закончил Виктор. «Школа была неприятным занятием. И я забыла почти все о ней, даже то, почему так сильно ее боялась», — призналась как-то состоявшаяся писательница и талантливый иллюстратор. Несмотря на эрудированность — девочкой она прочла все доступные ей в домашней библиотеке книги — Туве Марика никогда не была в рядах любимчиков. Да, часто хвалили за сочинения. Правда над рисунками юной художницы смеялась вся школа. А карикатура на учителя, нарисованная на школьной доске, послужила поводом к снижению оценки за поведение.

И только семья поддерживала начинающего творца. Если Виктор с Сигне и имели разногласия по части воспитания детей, то только не относительно их будущего. Оба были единодушны в том, что Туве, Пер Улов и Ларс станут выдающимися, и если не художниками, то творческими личностями.

 

Уже с детства Туве относилась к людям, которые были далеки от кистей и красок, с состраданием. Девочка знала, что будет непременно художницей. Как старшей, ей часто приходилось развлекать своих братьев. Туве придумывала волшебные миры, давала им новые интересные имена и творила из братьев невиданных персонажей. И рисовала. Рисовала много и с упоением: в школе, дома, в своем дневнике, иллюстрируя его. Кто бы мог подумать, что именно шутя и играя, появится на свет любимый герой детей и взрослых — Муми-тролль!

 

— Так по-твоему они некрасивые? — спросила фрекен Снорк

 

Каждое лето семья Янсонов выезжала на дачу в Пеллинки неподалеку от Порвоо. Словно герои Муми-дола, дети резвились там до начала сентября. На стене их дачного коттеджа, по одной из многочисленных версий, и появилось воплощение доселе неизвестного и ужасного зверя. Девочка горячо спорила с младшим братом Ларсом об Эммануиле Канте. Она запуталась. Потеряла аргумент и в растерянной задумчивости вывела на стене существо, которое на тот момент ей показалось самым ужасным и уродливым. Похожее внешне на гиппопотама, с короткими лапками, маленькими глазками и хвостом-кисточкой, у него была одна отличительная особенность — оно не имело рта.

 

Когда девочке исполнилось пятнадцать, родители отправили ее на учебу в Стокгольмское промышленно-техническое училище, в котором она обучалась живописи, декоративной росписи, каллиграфии, керамикe, геральдике и иллюстрированию. В Швеции Туве жила с семьей дяди. Именно он и дал имя бессмертному творению племянницы.

 

Дядя Эйнар Хаммерштен боролся с привычкой Туве лазить в холодильник за продуктами среди ночи. Чтобы хоть как-то остудить пыл девочки, он говорил, что ночью, за ней может возникнуть страшный Муми-тролль. Появление этого монстра, дядя связывал с ощущением холода, который исходит от его дыхания.

Еще учась в школе, за год до отъезда, Туве записала в своем Дневнике: «У мамы важная работа… Я жду того времени, когда смогу помогать маме в работе над иллюстрациями. Мама делает так много работы одна». Она пошла по стопам матери, в какой-то степени стала ее воплощением, стараясь реализоваться, в первую очередь, как художница. Связь матери и дочери была невидимой, но вместе с тем неразрывной. В 1931 году, учась в Стокгольмском промышленно-техническом колледже, Туве писала матери: «Я думаю, ты поймешь меня больше, чем кто-либо…»

 

По возвращению из Стокгольма, Туве поступила в школу искусств в Хельсинки, а через пять лет (в 1938 г.) она стала учащейся парижской школы рисования. В этом же году, в возрасте 24-х лет, Туве Янсон пишет и иллюстрирует свою первую книгу — сказочную повесть «Маленькие тролли и большое наводнение». Это было значимое событие для девушки. У нее словно одновременно появились и крылья и почва под ногами: «она обрела ощущение полной свободы, когда стала выполнять два вида работы одновременно». И хоть книга была напечатана только после окончания Второй мировой войны в 1945 году, Туве не унывала. Она продолжала трудиться. Как и Сигне, она стала иллюстратором шведского юмористического журнала «Гарм». Именно на страницах этого издания и появляется Муми-тролль по имени Снорк.

 

Повесть «Муми-тролль и комета» приносит Туве известность писателя и уверенного иллюстратора. Как призналась сама Янсон — эта повесть наиболее ярко отображает дни ее детства в арендуемом доме рыбака на берегу Финского залива. Самое счастливое время дало самую счастливую книгу. Но герои Янсон не статичные персонажи. Они, как и мы с вами, мечтают, учатся на своих поступках и… растут.

 

В «Шляпе волшебника Муми-тролль переживает расставание с лучшим другом, а в «Волшебной зиме» впервые сталкивается со смертью. В повести «Папа и море» Туве возвращается к своему детству, рисуя в образе Муми-папы погруженного в свой мир Виктора Янсона. В 70-х годах Туве перестает писать книги о Муми-троллях. Она объясняет это взрослением персонажей — Муми-тролль приблизился к половой зрелости. Многие думают, что основной причиной послужила смерть матери. Эта замечательная женщина оставила после себя емкую эпитафию: «Я любила художника, переехала в его страну, пережила четыре войны, усердно трудилась над нашими ежедневными котлетами, родила троих замечательных, удивительных детей, так что, по сути дела, все было недурно».

 

Сигне умерла в 1972 году. После этого сказочные повести Туве теряют присущую им легкость и непосредственность. «Выдуманный мир моих муми-троллей — это мир, по которому наверняка в глубине души тоскует каждый из нас», — писала Туве Янсон.

 

— А как можно узнать, какой мир — настоящий, а какой — нет? — спросила Туу-Тикки

 

В настоящем мире нет напыления и лакированных фраз, отточенных улыбок героев и выверенных диалогов. В настоящем мире персонажи иногда совершают глупости. Они понимают, что невозможно быть всегда смелым, а порой приходится и плакать: от страха, боли, отчаяния, одиночества. «Если писатель берется за работу с единственной целью написать детскую книгу, результат наверняка окажется скверным, — рассказывала Туве Янсон. — Что бы ты ни делал, это нужно делать потому, что ты так хочешь, потому что ты вынужден выражать себя именно таким образом».

 

Вместе с тем Янсон прекрасно понимала и чувствовала психологию ребенка. «Мир детей — это пейзаж, нарисованный яркими красками, где добро и зло неотделимы друг от друга, — говорила писательница. — В этом мире есть место для всего и нет ничего невозможного. Неразумное перемешивается с явным и логичным. Ребенок может с радостью воспринимать страх и одиночество, всю захватывающую атмосферу ужаса, но он чувствует себя одиноким и покинутым, если нет утешения, не спасения и нет возврата назад». И для того, чтобы вернуть малышу спокойствие и душевное равновесие, не нужно многого: «Безопасность может заключаться в знакомых и повторяющихся вещах. Вечерний чай на веранде, отец, который заводит часы, — это то, что неизменно. Отец всегда будет заводить часы, и поэтому мир не может быть разрушен».

 

Она обращалась к детям не только в книгах: «Возможно, я пишу больше для себя, возможно, для того, чтобы вернуть назад что-нибудь из того свободного, полного приключений и безопасного лета детства. Но, может быть, иногда я пишу и для такого ребенка, который чувствует себя обойденным вниманием и боязливым».

 

— А ты случайно не того… не пишешь стихи? — спросил Снифф

 

Стихов Туве Янсон не писала. Зато ее перу принадлежит глубокая проза для взрослых. В повести «Дочь скульптора», Туве описывает свое детство. Тонкие чувства и взаимоотношения женщин описываются в сборниках рассказов «Честная игра» и «Письма Клары и другие рассказы». И в литературе для взрослых Туве имела успех, критики считали, что писательница раскрылась полностью, а ее произведения были названы «значительным явлением современной скандинавской прозы».

 

В 1950 году Туве работает на заказ по оформлению общественных помещений. Ее работы как художника-декоратора можно увидеть на стенах детской больницы «Аврора», в ресторане муниципалитета Хельсинки, в гостинице «Сеурахуоне» в Хамина. Школы и детские сады Финляндии хранят сказочных персонажей Янсон. Но не только сказочных персонажей запечатлела художница. В церкви в Теува красуется алтарная роспись на притчу «об умных и глупых девах».

 

Кроме этого, заинтересованный британский концерн «Ассошиэйтед Ньюзпейперз» предложил ей издавать комикс о муми-троллях. Это был период, когда Янсон активно нуждалась в деньгах и в творчестве. Ей подумалось, что комикс даст ей отдушину: она сможет больше времени посвятить рисованию. Туве работала над созданием историй в картинках с 1953 по 1959 год. За это время она создала 14 комиксов. Когда Туве устала от историй в картинках и, в конце концов, поняла, что они отнимают у нее слишком много сил и энергии, к ней на помощь пришел младший брат. Последние два года семилетнего контракта бок о бок с Туве трудился Ларс. Когда сестра перестала рисовать, ее сменил Ларс, продолживший ее истории вплоть до 1970 года. Также Туве Янсон иллюстрировала шведскую версию «Хоббит. Туда и обратно» Толкиена и «Алису в стране чудес» Льюиса Кэрролла.

 

Параллельно с созданием комиксов Туве принимала участие в театральных постановках о муми-троллях. Она сотрудничала с режиссером Вивикой Бандлер, помогая той создавать костюмы и декорации для детских спектаклей о муми-троллях. А в 1952 году делала заказ Финской национальной оперы: костюмы и декорации к детскому балету Ахти Соннинена «Песси и Иллюзия». В семьдесят лет Туве Янсон рисует последнюю работу маслом в общественных местах. Это было в детском саду в Пори.

 

— Тетенька, а у вас есть медали? — спросила фрекен Снорк

 

Туве Янсон отмечена различными наградами и премиями. Самой первой и решающей для ее карьеры, как писателя и иллюстратора, стала медаль Нильса Хольгерссона, известна также как медаль Сельмы Лагерлёф (создательница сказочной повести «Путешествие Нильса с дикими гусями») за сказочные повести «Муми-тролль и комета» и «Шляпа волшебника». С этого дня ее работы привлекли внимание критиков и журналистов.

Писательница три раза удостаивалась Финской Государственной премии по литературе. В 1966 году Туве была награждена Международной золотой медалью имени Ганса Христиана Андерсена— самой высокой наградой для детских писателей. Затем стала обладательницей финской премией Suomi.

 

Ее иллюстрации были отмечены премией имени Рудольфа Койву. Затем была премия Шведской академии наук. Но самой дорогой наградой для писательницы стал польский Орден улыбки — единственный в мире орден, который вручается по просьбе детей…Имя Туве Янсон занесено в Почетный список Андерсена .

 

— Ты умеешь хранить тайны? — спросил Снуснумрик

 

Туве Янсон никогда и ни от кого преднамеренно не скрывалась, но стеснительность, скромность, замкнутость и, как утверждают многие критики и исследователи ее творчества, неуверенность послужили тому, что личная жизнь этой яркой личности для многих была тайной за семью печатями. Мало кто из поклонников творчества Янсон знает, что писательница была открытой лесбиянкой. Огромное влияние на ее творчество оказала ее спутница жизни — художница-иллюстратор Тууликки Пиетиля. В отличие от писательницы, Тууликки была бойкая, порой неуловимая, с мальчишеским характером и вечным двигателем внутри. Известие о том, что Янсон предпочла традиционной семье жизнь с женщиной, нисколько не шокировало финнов и не умолило их любви к писательнице с детской улыбкой и ее потрясающим живым персонажам. Теме же близких отношений с женщинами посвящены такие рассказы Туве Янсон, как «Письмо», «Великое путешествие», «Видеомания».

Образ подруги оживляет и придает динамизм сказочной повести «Волшебная зима», на страницах которой читатель знакомится с такими персонажами как Туу-тикки (измененное имя подруги Туве) и малышкой Мю. Несмотря на то, что обе героини женского пола, их характеры носят оттенок андрогидности и гомосексуальности. Янсон никогда не скрывала, что за ее персонажами стоят образы реальных людей. А главным мотивом ее произведений была свобода: на творческое выражение, на мысли, действия, сексуальную ориентацию. Янсон одна из немногих детских писателей, которая так легко и просто поднимает и тему алкоголя в семье, тему одиночества, тему ответственности за свои поступки. Туве учит быть свободным, не принуждая других, уважая их выбор. Помните, когда в «Волшебной шляпе» Снуснумрик сообщает Муми-троллю о том, что он уходит, его друг не уговаривает его остаться: муми-тролль принимает выбор Снуснумрика, хоть и ощущает боль и пустоту.

 

В 1960 году муми-тролли достигают вершины своей популярности. Теперь финансовой вопрос отходит для писательницы на второй план, на первом месте проблема неприкосновенности частной жизни. Туве досаждают журналисты. В поисках тихого места, Янсон осуществляет мечту детства: она покупает небольшой остров Клувхару в Финском заливе. Там, вместе с Тууликки писательница проводила лето. На протяжении почти 30 лет это бы их райский уголок, в котором не было места хаосу и суете современного мира.

 

Вместо прощания

 

После награждения медалью Хольгерссона Туве заинтересовались англичане. Они предложили ей создавать сатирический комикс для взрослых. Туве согласилась. Это был успех: 20 миллионов читателей. Ни один финский роман или фильм не пользовался такой популярностью. Созданные Туве Янсон полосы можно и сегодня увидеть на страницах финских, шведских и норвежских газет: они их переиздают с завидным постоянством… Затем муми-тролли покорили анимацию. Первыми, кто предложил экранизировать сказочные повести, были японцы — в Японии у аниматоров прекрасный нюх на все новое и необычное.

 

И вот уже все больше компаний шоу-бизнеса обращают свой взгляд на забавных бегемотиков. Поначалу Туве Янсон не нравилось использование муми-троллей в качестве бизнеса. Но уже в 1958 году Туве с Ларсом организовали семейную компанию, преобразованную в 1978 году в акционерное общество Moomin Characters Ltd. На сегодняшний день муми-тролли — лучший торговый знак Финляндии. А количество компаний, имеющих лицензию на использование образа этого поистине легендарного персонажа, достигает 80 только в Финляндии и более 300 за ее пределами. Естественно, все они ориентируются на Moomin Characters Ltd., которое возглавляет дочь Ларса София Янсон-Замбра.

 

Муми-тролли давно сошли со страниц книжек и поселились на прилавках магазинов. Фигурки этих забавных персонажей можно купить в виде игрушек, конфет, столовых приборов, постельного белья и еще много-много чего. Поистине рай для коллекционера! А в финском городе Наантали существует парк муми-троллей. Туве Янсон принимала активное участие в создании парка. Здесь нет развлечений и шумных аттракционов. Зато по аккуратным дорожкам гуляют сказочные персонажи, которые приглашают заглянуть нас к себе на огонек.

Те же, кто предпочитают полное погружение в атмосферу муми-мира, могут посетить Долину муми-троллей в городе Тампере. Располагается она под крышей художественного музея. Огромные макеты, выполненные по сюжету сказочных повестей, как нельзя лучше иллюстрируют жизнь и быт персонажей. Кстати, наиболее известный пятиэтажный дом Муми-семейства был построен Пентти Эйстола с Тууликки Пиетиля и Туве Янсон.

 

И когда мы читаем сухую биографию женщины с детской улыбкой, то обязательно натыкаемся на строчки «Туве Янсон умерла 27 июня 2001 года» — не верьте этому. Туве все еще с нами. Она в каждом своем герое: она помогает нам познавать мир с Муми-троллем и учит уважению и свободе через Снуснурика, знакомит с разнообразием жизни через Туу-Тикки и показывает, как стоит общаться с такими странными, но не менее близкими от этого, нашими домочадцами.

 

2011 г.

Комментарии автору:

Всего веток: 3

Алина Лис 30.03.2016, 19:36:15

Очень хорошая статья, спасибо. Нежно люблю книги Янсон. Если брать более поздние ("Волшебная зима", "Папа и море"), то они совершенно не детские. А некоторые рассказы, например, "Филифьонка в ожидании катастрофы" детям вообще будут глубоко непонятны - совершенно взрослая притча.

Ее несказочную проду читала... своеобразно, мудро, с той же пронзительной интонацией, но как-то меньше цепляет, чем истории про мумиков.

Еще раз спасибо за такую замечательную статью!

Борис Сапожников 30.03.2016, 17:46:08

Читал статью на вики, но ваша куда лучше. Спасибо большое. Как будто снова ненадолго окунулся в атмосферу Мумми-Даллен)))

В ветке 2 комментариев. Показать

Последний комментарий в ветке:

Sonja Gatto 30.03.2016, 17:59:56

Борис Сапожников, Когда я ее писала, статьи на Вики не было)) Я уже и не помню, где и куда копала во время написания.

Ольга Жакова 30.03.2016, 13:46:57

Большое и искреннее спасибо! Вы напомнили мне, что я хотела почитать взрослую прозу Туве Янсон. Ну и просто было интересно почитать про великую сказочницу. Утащила себе в копилку фразу "Что бы ты ни делал, это нужно делать потому, что ты так хочешь, потому что ты вынужден выражать себя именно таким образом".

В ветке 3 комментариев. Показать

Последний комментарий в ветке:

Ольга Жакова 30.03.2016, 16:55:48

Sonja Gatto, Хорошие блоги быстро опускаются, к сожалению. Я обычно до второй страницы листаю, а все самое интересное, оказывается, на третьей-четвертой страницах прячется:). Туве Янсон - это и хорошие книжки, и частичка детства, так что было очень интересно узнать о самом авторе. Спасибо за минуты хорошего настроения:).