Рецензия на роман "Изнанка судьбы" Алины Лис

Автор: Ирина Мартусевич / Добавлено: 13.04.16, 18:56:03

Рецензия на роман «Изнанка судьбы» Алины Лис

Романтическое фэнтези, любовно-фэнтезийный роман.

Уверена, вам не раз приходилось наблюдать за манипуляциями фокусника и завороженно следить, что ещё такое он извлечёт на свет. Возможно, это будет кролик во фраке и с часами-луковицей, или почтовая мерлетта, или пустой мрак, или насыщенный кошмар, или что-то до боли знакомое, или чуждое и непонятное. Чувство. Именно такое чувство вызывает прочтение этого странного и многослойного, многостворчатого романа.

Вы видите мир, погружаетесь в него, начинаете верить, и тут автор неожиданно распахивает очередную главу, будто тайную дверь, которой ещё минуту назад здесь не было, — и вам является то мир, то его отражение, то жизнь, то смерть, то лицевая сторона реальности, то её изнанка.

Вы следите за всеми этими манипуляциями, сравниваете и внезапно понимаете, что реальность и ирреальность смешиваются, перетасовываются перед глазами и никто уже не в силах определить, какая из них действительно вещественная, а какая — только плод воображения.

Хотя нет, порой даже кажется, что изнанка мира ярче, насыщеннее, острее, глубже и отчётливее. Её рисунок живее, запахи ароматнее. И тогда вы начинаете сомневаться и путаться, почти догадываясь, что изнанка-то — здесь, а реальный мир — там.

Таким странным и изощрённым способом автор вводит читателя в свой сюжет, приоткрывая двери и показывая, что за каждой из них, как впрочем и во всех существующих мирах, люди живут, любят, страдают и в конце концов умирают. Их достаточно много, этих людей, но их судьбы завязаны друг на друга.

Вначале прочтения ещё кажется, что перед вами самый обычный фэнтезийный роман с побегом в другую реальность, где всё обязательно получится и сложится. Но автор быстро забирает эту привычную надежду и ясно показывает, что жизнь в его понятии — борьба, и от неё никуда не сбежать, а судьба — та ещё чертовка, от которой тоже не скрыться.

И когда вы понимаете это, то перстаёте видеть в авторе иллюзиониста и начинаете воспринимать его, как творца. Вы следите за тем, как он создаёт вручную волшебный мир и верите ему, не воспринимая больше, как обманщика.

И ведь действительно не обманывает, рисуя не гладко и привычно, а бескомпромиссно и в чём-то даже гротескно.

Так автор ломает привычное представление о фэйри, наделяя их не меньшим количеством недостатков и пороков, чем обычных людей. В его подаче они вовсе не совершенны, не благородны, а скорее вызывающе-снисходительны, лицемерно-высокомерны и не готовы на диалог с людьми. Да и какой диалог можно вести с теми, кто стоит на низшей ступени развития?

В основу повествования вынесена судьба трёх героев, связанных смертельных обрядом, случившимся в прошлом. Одного из них уже не спасти, второй сам стал на путь судьбы, а третья несёт в своём невинном разуме и теле отпечаток ужасной тайны.

Элисон. Её поступки и мысли чисты, и всё с ней случившееся она воспринимает, как некую сказку. К сожалению, страшную сказку. Те, кто приложили руку к её личному кошмару, искусно стараются подвести её к краю бездны.

Описывая свою героиню, автор вкладывает ей в уста порой глубоко философские, порой наивно-притягательные мысли. Так свои галлюцинации и умение проходить иголкой в изнаночный мир она воспринимает, как драгоценный подарок судьбы, в то же время ничуть не заблуждаясь на счёт того, что «Возможно, любой дар в чём-то проклятье».

И в её жизни действительно достаточно проклятий в придачу к дарам. Правда, она пытается бороться по мере сил, но ловкий манипулятор, дёргающий за ниточки её кошмара, всегда впереди на пару ходов. А если она чего-то с трудом и добивается, то каждый раз расплачивается новой потерей. Так, к сожалению, устроена эта жизнь. В этом, и в других мирах.

Совершенно своеобразна передача эмоций и чувств героини, которая в силу своего скудного жизненного опыта рефлексирует наивно и этим читателя покоряет. «Шлюха, как есть шлюха. Сижу где-то в воровском притоне … Полуобнажённая. Ну почти...полуобнажённая. С голой спиной — это всё равно очень неприлично.»

Женские роли в романе живы и объёмны. Это и Франческа, поставившая перед собой невозможную цель, хотя бы номинально приблизиться к фэйри, любым способом добыть тень, чтобы подарить ребёнка своему Стражу. Ради этого тайного желания она готова на всё, в том числе снова подняться на Голгофу воспоминаний, ужаса, чужих смертей. Она согласна дать исшрамить себе и душу, и тело. Чего уж жалеть, когда и так помечена судьбой? Но даже готовая ко всему, Франческа не догадывается, что плата намного выше и, возможно, обесценивает саму цель.

Немного о мужчинах. Главные герои сильны и преданы. Когда они говорят « Я убью и умру за тебя», то именно так и думают. Их привязанность жертвенна, а любить для них — это значит быть обречённым. Но и это их не тяготит, а заставляет только быть твёрже.

Язык романа терпкий, живой, отточенный, с чёткими различиями, будто срезами из мира в мир, от героя к герою. Наивная Элисон с её классической речью, будто нежный цветок другой эпохи. Более опытная Франческа, владеющая хитростью слова и умеющая вывести других на тонкий лёд их собственных заблуждений. Лаконичные и чёткие фразы героев-мужчин, демоническая сила злодеев и романтическая эмоцианальность влюблённых. Всё это зримо углубляет текст и придаёт ему масштабные формы.

Живейшие описания, основанные скорее на ощущениях и секундных восприятиях. Автор не пользуется простейшиеми сравнениями нового с уже известным, а просто демонстрирует читателю весь этот ирреальный мир со всеми его ужасами, живыми и отжившими. «Тварь была отвратительна...мослы распирали шкуру под самыми дикими углами. Словно мастер-недоучка сколотил деревянный скелет и натянул на него травленную молью волчью шкуру».

Эротика тонкая, эмоциональная, очень женская и глубоко психологичная, та, когда герои в тени, а на свету страсть и чувственность. Близость, когда «чужая и своя нагота, как разделённая тайна».

Что сказать? Роман покоряет, очаровывает и, не смотря на грозовые декорации, несёт в себе всё-таки иллюзию надежды, если не сегодня, не завтра, так хоть когда-нибудь.