А завтра лёд растает

Размер шрифта: - +

Глава 24. Дураку позор, умному закалка.

вно через два дня, когда я прогуливалась по берегу озера и пинала камушки от скуки, зазвонил мой телефон. За каких-то полтора месяца жизни я почти отвыкла от пользования этим аппаратом. Хоть у меня и была местная сим-карта, а сам гаджет я заряжала в кофейне Джека, в которой появлялась едва ли не через день, телефоном я пользовалась крайне редко – подружек, с которыми я могла болтать часами, у меня больше не было, чему была в какой-то степени рада. С Вольтом и с Владом я общалась смс-сообщениями, причём довольно краткими, по системе «Время-место», а с Евгенией не общалась вообще. Поэтому, когда я услышала знакомый, но немного позабытый рингтон, я несколько удивилась. Да что там удивилась – я вылупилась на этот несчастный смартфон так, как будто он, по меньшей мере, был пультом запуска от самонаводящейся ракеты.
Номер знакомым не был – по крайней мере, телефон его не определил. В итоге, я очнулась только тогда, когда рингтон стих, а экран моего небольшого гаджета потух.

Вообще, я терпеть не могла отвечать на незнакомые номера. Во-первых, нельзя было даже примерно представить, о чём будет разговор и как-то заранее его продумать. Но это была совсем незначительная проблема. Основным же ненавистным мне фактором, который временами действительно выводил меня из себя, было то, что я никак не могла определить собеседника по его голосу. Более того, я вообще не могла найти никаких соответствий между реальным голосом человека и его голосом «в телефоне».

Но если мне и удавалось запоминать «телефонные» голоса тех людей, с которыми я общалась хотя бы пару раз в неделю, то когда мне звонили знакомые, с которыми я говорила не так часто… В общем, я начинала чувствовать себя полнейшей дурой. Можно было бы даже сказать, что у меня по этому поводу развился некоторый комплекс, вследствие которому я стала предпочитать чаты и смс-сообщения.

Но игнорировать звонки – это было ещё хуже. Я в принципе ненавидела людей, которые намеренно не брали трубки или специально не отвечали на сообщения. Поэтому, тяжело вздохнув и морально подготовившись к унижению, я провела по экрану телефона и нажала «вызов».

Неизвестный ответил сразу же – кажется, он даже не выпускал из рук телефон.

-Привет, -раздался низкий басовитый голос. –Ты что завтра делаешь?

Разумеется, голос я, как и предполагала, не узнала. У меня даже представления не было, кому он мог принадлежать. Поэтому я пошла по наиболее лёгкому для меня пути:

-Вы номером ошиблись, -беспардонно сообщила я собеседнику.

Раздалась секундная пауза. Видно, нежеланный собеседник анализировал сказанное мной.

«Положи трубку, положи, ну пожалуйста! -взмолилась я». Мои молитвы, разумеется, не были услышаны – спустя мгновение собеседник возмутился:

-В каком смысле? Рика, я же слышу, что это ты!

-Счастливый человек, -пробормотала я в трубку.

-Что? –переспросил голос. –Да что с тобой такое? Ты на меня обиделась и не хочешь разговаривать?

Теперь я разрывалась между двумя желаниями – я могла завыть от отчаянья или же, проорав в трубку фразу «Не звони мне больше никогда!» закинуть её подальше в озеро. Но немаленькая стоимость телефона благополучно уберегла меня от выполнения второго пункта. А при пункте номер один мне бы пришлось заодно объяснять человеку на том конце провода, что меня вовсе не убивают, а я вовсе не сумасшедшая.

-Э-э… Нет, что вы…-на этом месте я порадовалась, что в английском языке нет разделения на «ты» и «вы», а существует лишь одно общее местоимение.

В задумчивости я продолжила пинать камушки, а затем запрыгнула на большой шероховатый валун, торчащий на обледенелой поверхности озера.

-Точно? У тебя всё в порядке? -продолжал спрашивать собеседник. –Прости, в больнице я действительно перегнул палку, я ни в чём тебя не виню и, к тому же, даже благодарен за спасение моей шкуры…

На этом месте до меня наконец дошло с кем именно я разговариваю, и я уже успела обрадоваться, что больше не буду чувствовать себя такой идиоткой.

-А-а, так это ты, Крис! –с торжеством воскликнула я.

Парень в одно мгновение перестал разглагольствовать и, задумавшись, переспросил:

-А ты кого-то другого ждала?

Я уже успела сообразить, что сморозила последнюю фразу вслух и мысленно дала себе хороший подзатыльник. Лучше вообще ничего не говорить – мало ли какую ещё важную информацию я могу выдать. Для меня важную. Почему-то мне не хотелось, чтобы Крис в подробностях знал о моих «закидонах».

Приняв моё молчание за положительный ответ, Крис безразлично сказал:

-Ну, если ты занята… Я, пожалуй, в другой раз перезвоню.

-Нет-нет, не надо! Стой! Крис! Подожди! В общем, не клади трубку! –заорала я и, резко подскочив с валуна, на который уселась парой минут ранее, поскользнулась и свалилась прямо на лёд. Тот, треснул, хрустнул и провалился куда-то вниз под моим весом. В одно мгновение мои ноги и спину обожгло холодом. Телефон из-за падения я выронила, и сейчас он лежал неподалеку, но зато на твердом, относительно устойчивом льду.

-Господи! Чёрт! Твою мать! –завизжала я, переходя на свой родной язык и хватаясь руками за обломки льда. Тот продолжал трескаться и ломаться. Я завопила и принялась отчаянно молотить руками по воде и безуспешно пытаясь хоть за что-то ухватиться. Темная вода, казалось, вытягивала из меня жизненную энергию. Мало ли, что может в ней скрываться… Нет! Нельзя думать об этом! Монстров не существует! Монстров не существует! Стоп, нельзя вообще думать о монстрах…

Внезапно я почувствовала дно. Даже не так – я сидела на дне. Мои коленки торчали из воды, а я просто продолжала баламутить ледяную воду с осколками льда. Точно, валун же стоял на берегу. Нет, я действительно идиотка. Самая настоящая.



Рина Сивер

Отредактировано: 29.01.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться