А завтра лёд растает

Размер шрифта: - +

Глава 27. И снова слёзы.

В понедельник началась школа. Я особо этим расстроена не была, хоть и успела за полтора месяца от неё отвыкнуть. Скорее, я была заинтересована – будет ли школа в Норвегии так уж сильно отличаться от школы в России?

Как выяснилось, отличалась система образования значительно – хотя бы тем, что учились норвежцы не одиннадцать лет, а тринадцать, а после этого ещё можно было поступить на год в специальную народную школу и подробнее ознакомиться с интересующими предметами.

Меня зачислили в одиннадцатый класс – первую ступень старшей школы на академическое отделение. Этот термин мало о чём мне говорил, но я была рада – в своей старой школе я училась только в десятом классе, так что мне, фактически, посчастливилось перескочить через целый год обучения.

Из рассказов Криса с Вольтом в их прошлый визит, я поняла, что оба парня учились в тринадцатом классе, то есть на два класса выше, чем я. Мне же предстояло находиться в сием образовательном заведении целых два с половиной года. Однако, два года – не три, что уже немало радовало.

Вообще, по возрасту, Крис должен был учиться в двенадцатом, но, из-за небольших отличий с британской программой, так же, как и я перескочил через класс.

В самой школе я всё-таки немного разочаровалась – я уже заранее нарисовала себе картину, что смогу выбирать и учить только нужные для поступления предметы, как в американских фильмах. Но потом мне объяснили, что выбирать можно только со следующего года, а сейчас – стандартная образовательная программа, уж извиняйте – и исключений никаких быть не может.

Поэтому сейчас я сидела на уроке истории Скандинавии – уже втором подряд. И, честно говоря, не представляла, о чём идёт речь – урок вёлся на норвежском. На первом уроке я чувствовала себя настоящей идиоткой – учитель говорил на норвежском, ученики отвечали также на норвежском, и даже учебник был написан на основном языке страны. Стоит ли говорить, что это жутко выводило меня из себя, поскольку в норвежском я не понимала ни слова? Хорошо хоть, что все остальные предметы проводились на английском.

Вообще, норвежцы прекрасно знали и норвежский, и английский, да к тому же были очень толерантны к иностранцам. Даже Вольт и Кристиан, последний из которых вовсе не был джентльменом, всегда при мне общались на английском даже между собой – для того, чтобы я понимала, о чём они говорят.

В общем, к концу первого урока я не поняла ни слова из произнесённого и, дождавшись перемены, переехала на последнюю парту, где удобно устроилась с томиком Виктора Гюго «Человек, который смеётся». На родном, русском, языке. Учитель прекрасно понял, что его урок предназначен не для меня, и потому даже не удосужился сделать замечание. Впрочем, возможно, он даже не заметил моего исчезновения – кажется, ему было уже далеко за семьдесят.

Конец урока наступил быстро, даже слишком быстро - так, что я даже пожалела, что история Скандинавии у нас не стоит третьим уроком. Звонок прозвенел на самом интересном моменте в книге, и в итоге мне пришлось покинуть Гуинплена и Дею, оставив их на "произвол судьбы". Ну да. Реальность ведь гораздо интереснее.

Когда я нехотя выползла в коридор и поплелась к лестничной клетке, то заметила неподалёку знакомую фигуру. Выражение лица у фигуры было ещё более унылым, чем у меня.

Я подошла к Кристиану. Странно, что он один - гитара за плечами есть, а никого из группы рядом не видно. Может, у них репетиция после школы? Или Крис её ради развлечения с собой таскает?

-Что-то ты какой-то поникший, -заметила я.

-А есть причины, чтобы веселиться? -хмуро спросил парень.

-Ну... Пару дней назад ты выглядел относительно нормальным.

-Пару дней назад? Это когда? Когда ты напомнила мне подробности того дня, когда я чуть не зарезал своего друга, и который я всеми силами пытаюсь забыть? Причём напомнила только по той причине, что хотела меня задеть? Или ты имеешь в виду какие-то другие "пару дней"? Поверь мне, тогда я точно не был нормальным. Даже относительно.

-Так ты всё понял, -пробормотала я.

Крис смерил меня недобрым взглядом:

-Разумеется, понял. Когда переосмыслил ситуацию. Я же не идиот. Позволь спросить, как ты вообще до такого додумалась?

На это я ничего не ответила, а лишь стояла, потупив глаза. Крис возвышался надо мной как телеграфный столб и, в перерывах между укоризненными взглядами, высматривал кого-то за моей спиной.

Осознав, что парень говорить больше ничего не собирается, я вздохнула, развернулась и вознамерилась пойти в другую сторону.

-И куда ты собралась?-заинтересованно спросил Кристиан.

-На алгебру.

-У нас сейчас ланч.

-Это у вас ланч, а у меня алгебра.

-Вообще-то, -ехидно проговорил рыжий. -Ланч у всех в одно и тоже время.

Я мельком взглянула в расписание, которое мне выдали ещё утром - и вправду, после истории Скандинавии значилась перемена в час длиной и подпись "Обед".

-Ну и ладно, -фыркнула я.

-И чем ты собралась тут целый час заниматься?

-Устрою себе небольшое свидание с Виктором Гюго в каком-нибудь тихом уголке, -бросила я, не раздумывая.

Крис не на шутку озадачился.

-С каким это Виктором? -недоверчиво поинтересовался он. -Почему я его не знаю?

-Наверное потому, что он умер лет сто пятьдесят назад, а кому-то следовало бы хоть иногда открывать учебник литературы, -я показала Крису обложку книги.

Тот перехватил мою руку за запястье и поднёс её ближе к лицу, рассматривая обложку книги.

-Интересные у вас буковки. Может, мне надо было выбрать русский, а не немецкий в качестве иностранного?

-Ага, обязательно. В следующий раз, когда захочешь что-нибудь рассмотреть, то советую взять вещь, а не мою руку с зажатым в ней предметом. Так, знаешь ли, удобнее, -отозвалась я. -Постой, а это что?



Рина Сивер

Отредактировано: 29.01.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться