Абдрагон – школа истинного страха. Урок первый.

Размер шрифта: - +

Глава 14

  

Стоило мне присоединиться ко всем, как куратор Блер велела построиться. Когда вытянувшись по струнке, адепты построились в ровные шеренги, она сообщила:

— Согласно указу директора школы, с сегодняшнего дня вводится единая школьная форма.

Адепты в полном молчании приняли неприятную для многих новость. Никто не посмел роптать. Да и зачем? Слушать несогласных все равно никто не стал бы, ведь в стенах школы Абдрагон на протяжении веков укоренялась ярая диктатура. И власть в школе полностью принадлежит одному темному лорду — магистру Авурону. Его приказы не обсуждаются, а беспрекословно выполняются.

— На всех адептов без исключения будет наложено защитное заклинание, — продолжала просвещать учеников мисс Блер.

Вслед за этим куратор вызвала стража школы.

Явившийся на ее зов Эган, подняв огромные ручища вверх, что-то забормотал. Из его рук повалил желтый дым, рассеиваясь над головами учеников. После того как дым испарился, вместе с ним растворился в воздухе и страж. Куратор Блер, объявив построение законченным, разрешила всем расходиться.

 

 

Вернувшись в комнату, ополоснулась и натянула брюки с рубашкой, а затем взялась за выполнение домашних заданий. Обложив себя книгами и тетрадками, полностью окунулась в составление схем по бытовой магии и в решение задач по любовному искусству. Если с задачами управилась быстро, то домашнее задание по оборонительной магии осилить мне никак не удавалось.

От меня требовалось выбрать заклинание, с помощью которого была убита предполагаемая жертва. Налицо имелись все признаки, чтобы предположить использование проклятия солнечного обезвоживания: желтоватый оттенок кожного покрова, такого же цвета распухший язык, черные увеличенные зрачки у жертвы. Однако меня, настораживало, что волосы были седыми. При этом предполагаемая жертва была подростком.

Я второй час билась над тем, какое проклятие оставляет после себя такой след.

Увеличив несколько раз пальцами голограмму убитого, смогла рассмотреть на его шее мелкие красные пятна — крапивницу.

Седые волосы, распухший язык и крапивница могли быть следом от проклятия преждевременной старости. Но ведь желтоватый оттенок кожного покрова, желтый распухший язык, черные зрачки у жертвы являлись следом от проклятия солнечного обезвоживания…

Озарение пришло неожиданно. На жертву было наложено сразу два проклятия!

Раньше я никогда не слышала про магов, умеющих накладывать более одного заклинания за раз. Для этого, скорее всего, должен быть какой-то дополнительный запас магической энергии, чтобы контролировать сразу два потока. Тем не менее, голограмма, лежащая передо мной, подтверждала мою догадку.

Кому известно об этом феномене больше остальных, так это магистру Смагу. И дабы удовлетворить свою неуемную тягу к знаниям, именно к нему в лабораторию я решила наведаться с утречка перед уроками.

Сделав соответствующую запись в тетрадке, собрала со стола школьные принадлежности и убрала их на полку.

Засидевшись за уроками, я не заметила, что на улице стемнело и наступила ночь. Ощутив слабость во всем теле, решила сходить в лес и перехватить парочку молний. Я всегда предпочитаю наведываться туда в ночное время суток. Никто тебя не отвлекает своим неуемным брожением по лесу и не задает глупых вопросов, пока ты подпитываешься. Да и с нежитью можно пообщаться свободно, без опасения быть подслушанной — умертвия бывают достаточно милыми, когда не горят желанием тебя сожрать.

Нацепив на себя теплую кофту с длинными рукавами, зашла к Аэлите. Сестра с радостью встретила мое предложение прогуляться в темный лес. Накинув темный жакет на плечи, она вместе со мной спустилась вниз. Дежурный на посту отсутствовал и это позволило нам незаметно улизнуть из общежития.

 

Короткая дорога в темный лес лежала через пещеру, где протекала подземная река. Обогнув здание школы с западной стороны, мы прошли через парк до каменного выступа. Раздвинув длинные стебли плюща, обвивающего каменную глыбу, мы вошли в пещеру.

В пещере было влажно и пахло сыростью. Повсюду росли гендезисы — кустовые цветы, распускающиеся с наступлением сумерек. Из бутонов лился мягкий свет, освещая все вокруг. Звук наших шагов гулко отскакивал от каменных стен, разносясь эхом по пещере.

— Лиа, как ты относишься к тому, что на моем дне рождении будут присутствовать Орхис с Дастелом? — спросила Аэлита. Ее голос бы ровным, но она отводила взгляд и комкала край платья, а я знала, что  сестра так делает, когда волнуется или в чем-то не уверена.

 — Я только рада буду видеть их на вечеринке, — искренне заверила ее. — А почему я должна была быть против?

Аэлита промолчала.

— Постой! У тебя что-то стряслось? — Я остановилась и пристально посмотрела на нее.

Я схватила сестру за плечи и, развернув к себе, несколько минут пытливо вглядывалась в ее лицо. Аэлита молчала. Я первая не выдержала игру в молчанку.

— Мы никуда дальше не пойдем, пока ты мне все не расскажешь, — пригрозила сестре.

— Понимаешь Лиа, я совсем не таким представляла свой день рождения, — тяжело вздохнув, жалобно произнесла она.

Я немного подождала, но продолжения не последовало.

— А что идет не по плану? — теряя терпение, допытывалась я.

— О-о-о-о... Все! — ограничилась она односложным ответом.

— И…? — подтолкнула ее.

— Я думала, что сама выберу место, где будет проходить празднование дня рождения, — глядя на сложенные перед собой руки начала Аэлита. — Думала, что сама выберу, кого пригласить на вечеринку. Но что самое обидное — вечеринки не будет! Будет дан бал в честь младшей дочери темного лорда Лалабека. Я Дастела с Орхисом смогла пригласить лишь потому, что они из высшего общества и только из-за этого папа не был против их присутствия на балу, — подняла она на меня грустные глаза.



Елена Лисавчук

Отредактировано: 14.06.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги