Академия Магических исследованиий

Размер шрифта: - +

День второй

    Проснулась от боли в запястьях и с мыслью «Неужели я спала?» Цепи тяжёлые и слишком давят: зачем было так затягивать, как будто я их разомкну.

   Я огляделась. В пещере никого и это хорошая новость. Меня тошнит, когда я вижу эти мерзкие прозрачные тела мытарей. Вспомнила Климента и поняла, что сейчас его тоже ненавижу. Я уже целые сутки в плену у мытарей, а меня никто не ищет и он тоже, а ведь с его способностями при желании он точно нашёл бы меня.

   От бессилия и безысходного положения моего из глаз хлынули слёзы. Да, сейчас я обвиняю всех, даже маму с её безразличием ко мне и сестёр, которым давно наплевать на меня. Если бы я не чувствовала себя такой одинокой разве ввязалась бы в эту гадкую историю.

   О чём я только думала?  Вокруг меня творился жуткий кошмар, а я как будто не замечала, и радовалась, как оказалось, собственному идиотизму.  Вообразила из себя Маргариту и тешила пустыми надеждами – жаждала величия и поддержки «неведомых сил». А мне просто навязывали мысль, что я сильная потомственная ведьма, но ведь это чушь собачья – никакая я не ведьма. А все эти фокусы, которые якобы устраивала я, за меня исправно выполнял Климент, подавляя мою волю и отвлекая бдительность ухаживаниями. Вот я сейчас такая беззащитная и такая слабая, почему не могу помочь себе? Если бы реально обладала способностями, знала бы наверняка, как выскользнуть из ловушки.

   Поверить не могу, что угодила в ловушку. Кто такие мытари и какое право они имеют заковывать меня в цепи? Бред какой-то.

   А Иерей? Он обещал следить за мной, оберегать пусть и в собственных интересах, так, где же его охранники? Он передумал на счёт меня?

   Хотела бы я теперь обратиться к Ангелу-хранителю – он ведь есть у меня, теперь я точно это знаю и он должен заботиться обо мне. Ангел есть у каждого человека, но видимо, сила Ангела прямо пропорциональна нашей силе веры. Если бы только знала раньше. Я ведь никогда не обращалась за помощью к своему Ангелу и не благодарила, когда он помогал мне. Я называла это удачей и верила, что именно она помогает мне в делах. Люди глупы, тщеславны и слишком самонадеянны. Теперь я в руках неведомой силы, а заступника у меня нет.

     От усталости и нервного напряжения меня снова стало клонить в сон. А, может, действует напиток, которым напоил меня мытарь. Я уснула. И спала крепко, без сновидений, как будто провалилась в чернильный мрак.

   Меня разбудил звон цепей, не моих – он доносился с другой стороны валуна. Очевидно, что там кто-то есть.

   -Эй, – позвала я. – Кто там?

   -Алиса? – отозвался Авдий. – С тобой всё в порядке? – почему-то спросил он.

   -Авдий? – обрадовалась я. – Не считая оков, я в полном порядке, – в шутку заметила я.

   -Мы умрём? – обречённо спросил Авдий. Я не вижу его, но могу представить полные отчаяния тёмно синие глаза.

   -Мы выживем, – пообещала я.   

   -Нет, мы умрём, – не поверил мне Авдий. – Когда меня привели сюда, и я увидел тебя, подумал, что ты мёртвая. Потом они надели цепи и я ждал, когда и меня прикончат. Но они ушли.

   Авдию удалось отвлечь меня. Услышав его голос, я как будто успокоилась, теперь не так страшно. Говорят же, вдвоём и помирать легче – прямо в тему.

   -Ты был сегодня в Академии? – спросила я.

   -Я задержался на индивидуальных занятиях и когда возвращался, лифт доставил меня сюда – безразлично отозвался Авдий. Кажется, он тоже смирился с происками судьбы.

   -А Климента видел сегодня? – как бы, между прочим, поинтересовалась я. Мастер мог, не дождавшись меня на индивидуальных занятиях, поинтересоваться у моих друзей обо мне.

   -Нет, не видел, – ответил Авдий. – Не надейся, никто нам не поможет, – добавил он.

   Голос у Авдия ленивый, скучный и меня наполнило разочарование – всё кончено. Я вспоминаю Мастера, его обещания помочь мне и в моей груди растёт пустота. Мне слишком больно думать о предательстве с его стороны. У меня больше нет сил и я вообще ничего не хочу.

   -Ты любил кого-нибудь, Авдий? – спросила я.

   -Нет. Никогда, – подавленно ответил он. – Только секс.

   -Ничего, ещё полюбишь, – успокоила я его.

   Авдий затих. Он не поверил мне. А я сама верю себе?

   -А ты? – спросил Авдий. – Не считая Климента.

   Значит, всем в Академии было известно, что я влюблена в Мастера. Занятно.

   -Я с презрением наблюдала жизнь, какая уже тут любовь. Знаешь, я не о чём не жалею, мне нечего терять, – призналась я. – Ни успеха, ни любви, ни желаний. Не научилась я «угождать», вот и страдала всю свою короткую жизнь. Помню, решила я, как-то «отвесить» комплимент нашему директору театра. Подумала, что если ему нравятся «лизоблюды», почему не попробовать пробиться в его команду. Не помню, что сказала ему, но точно о его незаменимости на посту директора. Он посмотрел на меня и сказал: «Ваша ирония, Алиса, мне не понятна», а потом добавил: «Кстати, вас оповестили, что вы будете выносить цветы номинантам во время фестиваля?» То есть, мой комплимент прозвучал, как ирония и, не сходя с места, я была наказана. Представляешь, выносить цветы актёрам, участникам фестиваля. Я часто сравнивала себя с героями классических романов из серии «лишние люди». А что, так и есть. И финал неизменно прост – не можешь жить в обществе, «поди прочь».



Виктория Летто

Отредактировано: 24.05.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться