Академия магических секретов

Размер шрифта: - +

Глава 9

В душ я прорвалась первой: Сильвия не возражала, и я блаженно встала под теплые струи. Пожалуй, зелье для изменения цвета глаз пора вдыхать уже сейчас, да и родимое пятно переклеить — утром вряд ли проснусь раньше соседки. А когда вышла — едва коснулась головой подушки и тут же провалилась в сон. Общаться с Саной или звать Берта сил уже не было. Надеюсь, они не обидятся.

Но проснулись мы, что удивительно, по звонку. При этом так же не зная расписания.

— Если сегодня история или магические растения, я туда не пойду, меня выгонят, — простонала я.

— На историю можешь сходить, реферат подождет до конца семестра, если Бруни не передумает, — успокоила меня Сильвия, спешно одеваясь. — А вот к Локфест и правда не стоит. Да и мне не хочется, прислали же такую дрянь из Гильдии! Надеюсь, твой Ферт с ней разберется.

— Почему сразу мой?! — вскинулась я. — Я же не называю твоим Джордана!

Сильвия смутилась.

— А почему сразу Джордана?

— Потому что! — припечатала я, надевая на плечо сумку. — Пошли, умираю от голода.

Еще бы, ужин-то вчера пропустила. Впрочем, не я одна.

Первой, сдвоенной, лекцией стояло зельеварение. Мы с Сильвией появились в аудитории на четверть часа раньше, и я увлеклась разложенными на столе травами. Честно говоря, встречаться с однокурсниками было очень боязно, не то чтобы меня волновало их мнение, но всеобщая атмосфера презрения угнетала. Если добавится еще и ненависть, это будет для меня слишком.

Я оказалась и права, и не права. Сначала ко мне подошли три сокурсника, смутно припоминаю, что они состояли в свите Змея, и обвинили в том, что вчера, по моей милости, работали в поте лица над выдержкой из учебника по магическим растениям, даже пальцы стерли. Пока они брызгали слюной от возмущения, к нам подскочил темноволосый молодой человек в компании двух девушек и возмутился:

— Алексана единственная, кто высказал этой грымзе все, что о ней думал весь факультет, а вы — жалкие подхалимы, если считаете иначе!

Девушки громко затараторили в его поддержку, не позволяя свите Олберта и слова вставить. Правда, один из них, невысокий парень с длинными светлыми волосами ниже плеч, не обращая внимания на моих защитников, сказал:

— Ты как была убожеством, так им и останешься, даже если будешь самой умной заучкой на факультете. Ты всем противна, Рэйн!

— Придержи язык, Хоггарт! — возмутился тот, кто меня защищал. — Если ты идиот и попал в Академию по настоянию отца и благодаря его деньгам, а кристалл выявил у тебя лишь зачатки склонности к зельеварению, то гордиться тут нечем! Ты именно тот бездарь, о котором говорила профессор Локфест!

— Заткнись, Бериан! — взвизгнул блондин. — Тебя не касается, как я сюда попал, и мне не нужны комментарии на то, что я думаю!

— Тогда и свои жалкие мысли держи при себе!

Заискрившееся между двумя адептами пространство успокоила появившаяся профессор Горрейн. Хоггарт с друзьями быстро отошел в другой конец аудитории, а тот, кого назвали Берианом, широко улыбнулся:

— Не обращай внимания, Алексана, идиотов везде хватает. Я Бериан, это мои кузины Кина и Лана, — он кивнул на девчонок, и те тоже улыбнулись. — Ты молодец.

— Спасибо, Бериан, — искренне поблагодарила я.

Молодой человек и его родственницы отошли вглубь аудитории, а Сильвия прошептала:

— Вот видишь, все не так плохо. Особенно когда Змея нет.

Она была абсолютно права. Эриан на лекции так и не появился. Впрочем, на последующих тоже, а я почувствовала себя свободной и почти счастливой. На зельеварении мы повторяли вчерашнее зелье и готовили новое — от простуды. Я быстро сдала образцы профессору Горрейн, и она впервые не криво, а вполне искренне улыбнулась, похвалила и явно поставила в журнал высший балл. Неужели привыкла к моему внешнему виду? Как я ей завидую, самой бы к нему привыкнуть!

Следующей по расписанию стояла история, и я вся сжалась. Снова краснеть перед профессором Бруни не хотелось, но, что удивительно, не пришлось. Я усердно слушала преподавателя, попутно заглядывая в учебник, и даже пополнила свои знания, причем значительно. Да и тема была очень интересной.

— О половине рас на Таррине можно говорить разве что в прошедшем времени, — грустно произнес профессор Бруни. — Когда-то их было восемь, но история и многочисленные войны внесли свои коррективы. Сейчас осталось только четыре — люди, лишенные магии, их много, но радует, что не большинство. Маги, такие, как мы с вами, и хорошо, что ни одна магия, кроме родовой у исчезнувших видов, не утрачена. Драконы, но о них известно мало, хотя они и являются разумной расой. Живут особняком, до того, как король Кристиан начал завоевывать Таррин, они тесно общались с другими расами, но после войны закрылись и живут уединенно, в горах. Четвертая раса, самая малочисленная и самая желанная для любого мужчины, — он неожиданно улыбнулся, — наяны. Думаю, все знают об их красоте, способности не стареть и приносить мужу счастье. Их регенерация и здоровье вызывают восхищение. К сожалению, наяны мало изучены, слишком быстро их выдают замуж, а их супруги против исследований. А так интересно было бы изучить их кровь... Простите, отвлекся.

Ничего себе, отвлекся! Я поежилась: совсем не хотелось стать обескровленной, попав в руки какого-нибудь фанатика. Мужская часть аудитории оживилась, надеюсь, не по этой причине.

— Война унесла еще четыре расы. К сожалению, хотя в некоторых случаях и к счастью, в наше время их представителей обнаружено не было. Оборотни, самая страшная раса на Таррине. Они жили на уединенном острове, имеющем магическую силу. Зачем он понадобился королю Кристиану, одной Нарини известно. Но он захватил и уничтожил остров вместе с населявшими его оборотнями. Конечно, остались те, кого в то время не было на родине, но постепенно все вымерли, без магии острова им не хватало сил на оборот, а без него их жизнь быстро подходила к концу. Оборотней уже не стоит бояться, они остались разве что в легендах и в качестве страшилок для детей. Хотя эта раса всегда была весьма злобной и уничтожала всех живых существ, если ее представители попадали куда-то, кроме своего острова, — без магии родины для оборота требовалась кровь. Убийства и поедание своих жертв давно вошло у оборотней в привычку. Они редко покидали свою колонию, но есть мнение, что Кристиан просто не хотел иметь подобную угрозу для своей страны. Если оборотень не загрыз свою жертву, она сама становится оборотнем. Круг замыкается.



Алена Федотовская

Отредактировано: 28.11.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги