Академия неслучайных встреч. Дом иллюзий

Размер шрифта: - +

Эпилог

Эпилог

 

Я попятилась, но меня словно что-то удерживало на одном месте, не давая сбежать. Ноги и руки налились тяжестью, клонило к земле. Я с трудом удерживала шкатулку.

Преследователь шагнул ко мне, и я наконец-то увидела его лицо – оно оказалось знакомым.

- Господин Дорош?

Режиссёр смотрел на меня – холодно, почти равнодушно, без злобы и ненависти, однако от его взгляда становилось не по себе.

- Но... зачем? И как вы меня узнали? В чужом теле, - уточнила я.

- Я догадывался, а затем подслушал ваш с Кеем недавний разговор. Очень трогательно, - хмыкнул он. – Так как, отдашь мне шкатулку?

- Для чего она вам? И почему проклятие до сих пор не снято? Мы ведь выполнили то, что хотел Леннерт! Или... он солгал нам? И поэтому то, что мне подарила Лотта, не помогло?!

- Увы, - развёл руками, стянутыми ярко-алой тканью, господин Дорош. – Он знал, что вам она поверит. Эмпатия Кея, которую старый маг сразу почуял, твоя убёжденность, искренность, порождённая верой в то, что вы поступаете правильно.

- Но как же тогда снять проклятие?

- Ты ещё не догадалась? Нужна добровольная жертва. Кто-то, кто займёт место души города. Тогда она уйдёт. А в благодарность снимет проклятие, наложенное тем, кого тоже уже давно нет в живых.

- Нет, нет... – пробормотала я. – Не может быть! Вы всё врёте, чтобы заполучить подарок Лотты!

- Может, ты хочешь услышать это от Леннерта?

- Нет! – выпалила я, чувствуя, как слабеют колени. – Он тоже обманщик! Как и господин Градек, как и ректор!

Вспомнив господина Эрмеслана, я вдруг оживила в памяти картину того, как он заставил меня дать ему обещание, которое я могла нарушить лишь в том случае, если окажусь в смертельной опасности. А разве сейчас не именно такая? Ведь живой меня отпускать, похоже, не собирались.

- Я больше не связана обещанием! – громко выкрикнула я прямо в лицо режиссёру. А затем, открыв шкатулку, стиснула в ладони гребень. Шкатулка упала на землю. – Я не обязана здесь находиться! Практика закончена!

Стоило мне это произнести, как кожу тут же словно закололо иголочками, как бывает, когда отсидишь ногу. Ко мне снова вернулась способность двигаться, и, развернувшись, я побежала прочь. Отчаянно хотелось надеяться на то, что Кей поблизости, и господин Дорош не успел ему навредить.

А ведь ещё и Грета...

Грета?!

Я остановилась, глядя на почти зажившую царапину на руке. Несколько секунд назад её не было. Зато точно такая же имелась на моём собственном теле.

Да и платье изменилось. Теперь оно оказалось короче, другого цвета. Не веря своим глазам, я остановилась, чтобы перевести дух, и лихорадочно принялась ощупывать ткань, волосы, лицо.

Я снова стала собой!

Но как же тогда Грета? Всё ли с ней в порядке? Тревога за неё и Кея заставила меня прибавить скорость, но я до сих пор не понимала, куда бегу, и с трудом избегала столкновений с деревьями.

Я обо что-то споткнулась и не сразу поняла, что на земле лежит девушка. Она тоже стала прежней. Вот только не подавала признаков жизни.

Присев рядом с ней на корточки, я попыталась нащупать пульс и почувствовала, как та пошевелилась.

- Яна...

- С тобой всё в порядке?

- Прости меня. Я была неправа, когда хотела ещё немного побыть тобой. Кажется, я...

- Не смей! – оборвала я Грету, догадавшись, что она собиралась сказать. – Ты будешь жить ещё долго! И обязательно уедешь из этого города, и станешь выступать на сцене, как раньше, и... Вы с Унгисом будете вместе. Если, конечно, ты сама захочешь...

- Я не знаю, что значит «вместе».

- Узнаешь, во что бы то ни стало узнаешь! – пообещала я, стараясь поверить в то, о чём говорила. – Всё у тебя впереди. Кей!

Он почти неслышно подошёл, коснулся рукой моего плеча. Я подняла на него глаза, пытаясь сквозь всё ещё окружающий нас туман разглядеть выражение его лица. Рука Греты, которую я сжимала, казалась ледяной.

- Душа города – не призрак, - сказала я, обращаясь к той, что незримо находилась рядом. – Душа города – это его жители. И, пока они живы, с Танвудом ничего не случится. Как и с теми, кто сюда приезжает. Пожалуйста, отпусти нас... Нас всех. И Грету тоже.

Кей взял из моей ладони гребень и легко, точно тот был сделан из картона, сломал его. Над лесом прогрохотал гром. Туман рассеялся, и с неба полился тёплый дождь.

- Это её слёзы, - проговорил Кей. – Её прощание. Так как, идём к театру?

Вдвоём мы помогли Грете подняться и повели её за собой, поддерживая с двух сторон.

- А как же господин Дорош? – вспомнила я. – Он хотел заполучить гребень. Для чего?

- Такие вещи считаются редкими и ценными артефактами, - ответил Кей. – Но украсть или отобрать их нельзя. Можно лишь подарить или отдать по собственной воле.



Светлана Казакова

Отредактировано: 16.06.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги