Академия Попаданцев

Размер шрифта: - +

Глава 17

- Ну же, говори! Дружище, мы все здесь и не дадим тебя в обиду, - по десятому кругу увещевал Бонифаций несчастного призрака, зажавшегося в темном углу библиотеки между стеллажами. Несмотря на вроде бы готовность того поведать нам пророчество, при нашем появлении он снова начал сопротивляться.

- А если они узнают? – заныл Даридадус.

- Как они узнают? Ты думаешь, кто-нибудь сунется сюда подслушивать, когда здесь темный властелин?

- И кто – они? – не сдержалась я.

- Они? – запуганный призрак перевел взгляд на меня и как-то подозрительно мигнул, чем сразу напомнил исчезающего Уню. – Я не видел, кто на меня напал. Их было двое. Мужчина и женщина. Больше я ничего не знаю. – Даридадус по-человечески, будто живой, вздохнул и добавил: - Хорошо, я расскажу пророчество. Слушайте.

Кажется, в этот момент он попрощался со своей жизнью во второй раз.

- Когда дракон, такой нехилый,

С поста хранителя уйдет,

Отметит избранную силой,

Что из числа людей найдет.

Но та, вдруг силу обретя,

Твердыню магов уничтожит.

Такой вот страшной будет мстя,

И скоро вы умрете тоже.

После того, как Даридадус поведал пророчество, в библиотеке повисло изумленное молчание. Как же так? Николетта избрана, чтобы все разрушить? Чего-то Унь-Тьвань не того наворотил! Зачем отдавать силу природного источника, противопоставляющегося тьме и смерти, той, кто уничтожит академию? Может, уставшему древнему божеству наплевать на жизни всех студентов, преподавателей и на академию в целом? Он слишком могущественен, чтобы не знать о пророчестве! Но, вспомнив милого дракончика, который по-своему даже заботился обо мне, я почувствовала неловкость. Может, он ничего не мог поделать и был вынужден передать силу Николетте просто потому, что она родилась избранной? Здесь, правда, возникает вопрос, кем вообще она была избрана. Впрочем, это не так уж и важно, когда призрак пророчит тебе, а вместе с тем и всем обитателям академии смерть.

- Это что же, древнее пророчество так звучало? – недоверчиво поинтересовался Бонифаций.

- Вообще-то нет, - с внезапным смущением потупился призрак. – Просто для стихотворной формы пришлось немного… э… изменить. Но суть осталась та же. Избранная получит силу хранителя источника и уничтожит академию.

- Так нужно срочно рассказать обо всем! – воскликнул Бонифаций, вырывая меня из печальных дум. - Кому-нибудь…

- Мы идем к ректору, - объявил Савельхей с мрачной усмешкой. – Думаю, теперь он не станет отмахиваться и выслушает нас.

- Да, я бы тоже забеспокоился, если б мне сообщили, что долгожданная избранная собирается нас укокошить, - хмыкнул Боня.

Даридадус схватился за голову и, запустив руки в призрачные волосы, отчаянно взвыл:

- Они найдут меня! И уничтожат!

- Всё отлично будет, чего ты переживаешь? – Бонифаций потрепал друга по плечу. Правда, промахнулся и малость утонул копытом в этом самом плече. – Сейчас поймаем Николетту, обезвредим, а потом и сообщника её вычислим.

Я представила, с каким бы удовольствием посадила её в клетку к какому-нибудь монстрику. Жаль, в нашем зверинце все перевелись. Хотя нет, не жаль. От воспоминания о пережитом я содрогнулась.

- Не-е-ет! Вас ничто не спасет! Вы все умрете! И я тоже! – ещё жутче взвыл Даридадус.

В итоге Бонифацию пришлось остаться в библиотеке, чтобы успокоить призрака, пока он действительно не привлек чье-либо нежелательное внимание. А мы с Савельхеем отправились в кабинет к ректору. Снова по-отдельности, потому как я накинула на себя его плащ, и ему пришлось передвигаться дорогой теней.

По пути мне никто не встретился. Солнце уже потихоньку просыпалось и поднималось из-за горизонта, освещая коридоры замка, но для студентов было ещё слишком рано. Если они и проснулись, то сейчас только готовились к тому, чтобы пойти на завтрак. Оставалось надеяться, что ректор – ранняя пташка. У него ведь стимул есть. Как же, нашлась избранная, по-настоящему владеющая магией! После такого вдохновляющего события он обязан вставать рано.

Стоило мне подойти к двери кабинета, и в стене образовался провал, из которого вынырнул Савельхей.

- Не снимай капюшон, пока я не разрешу.

Я кивнула. Немного помедлила.

- А может, мы слишком рано? Наверное, лучше зайти попозже, - предложила я, неожиданно струсив. Одно дело – вести расследование и надеяться оправдать себя, совсем другое – добровольно прийти к ректору, который, вообще-то, в какое-нибудь местечко похуже бестиария засунуть может.

- Боишься? – хмыкнул Савельхей. И прозвучало это не насмешливо, а, скорее, понимающе и даже немного сочувственно. Я подняла голову, глядя на него. Темный властелин тоже не отводил взгляда. Не знаю, что он мог разглядеть в глубинах капюшона. Быть может, действительно видел сквозь тьму. Но мне, глядя в его глаза, стало чуточку легче. – Не беспокойся, я никому не позволю причинить тебе вред.

С этими словами Савельхей один раз стукнул в дверь, исключительно для вида, и толкнул её, не дожидаясь ответа. Как ни странно, оказалось не заперто. И, как ни печально, Августис уже был на месте. Темный властелин посторонился, впуская меня внутрь. Затем зашел сам и закрыл за нами дверь, причем жест получился таким жутким, словно мы явились ректора убивать, и из кабинета он больше не выйдет. Мне ещё немного полегчало, когда лицо Августиса вытянулось.

- Савельхей ним Шагрех? А кто же тогда… Лика?

Видимо, вспомнил бал, где я была спутницей Савельхея, вот и сопоставил факты. Я сбросила капюшон. Плащ снимать не стала – в нем было уютней. Несмотря на некоторое присутствие тьмы, то была другая тьма, не страшная, не нападавшая на меня и не живая. Как будто всего лишь черная вуаль, однако напоминающая о близости Савельхея.



Екатерина Флат Мария Боталова

Отредактировано: 30.03.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги