Алая колыбель

Размер шрифта: - +

Глава 10. Рай для клоунессы

Какие чувства я не испытывала в этот яркий солнечный день,

какие думы я не думала, мне даже в голову не могло прийти,

что именно этот день — двадцать восьмое июля

 станет концом всего, что я знала.

Это то, что я назвала бы за гранью,

 если бы всё не случилось, как оно есть. Конец всего.

…из «какой-то тетради» Софии…

 

Сегодня я проснулась от запаха кофе с апельсином. Приоткрыв глаза, я увидела сидящего на кровати Себастьяна, возле него стоял поднос с двумя чашками кофе, пепельницей и небольшой вазочкой, в которой были засушенные фрукты. Он мягко улыбался, глядя на меня, сонную и тёплую ото сна.

— Какой замечательный день, — хрипло прошептала я, приподнимаясь и уютно устраиваясь на шёлковых подушках.

— Он чудесен, — шёпотом ответил он, наклоняясь и целуя в губы.

Разумеется, этот поцелую не мог остаться на уровне простых утренних, он захватил наши сердца, связывая их красной лентой, чтобы в следующую секунду свежий кофе опрокинулся на поднос, ведя за собой вазочку, сигареты, пепельницу в кровать, и обжигая ноги. От неожиданности я отскочила в сторону, тем самым размазывая по постели кофе. Себастьян, на котором была белоснежная рубашка и брюки, изумлённо рассматривал картинки Роршаха, проявившиеся на его штанинах.

А потом я засмеялась, прижимая руку к губам и откидываясь на чистую подушку.

— Этот день лучше не бывает! — смеясь, воскликнула я, после запуская подушкой в вампира.

Он, наконец, засмеялся в ответ, перехватывая подушку и отправляя её обратно.

— Но романтики не получилось, — отсмеявшись, проговорил он, поднимаясь на ноги и снимая с себя одежду.

— Мы можем всё быстро исправить, — лукаво усмехнувшись, ответила я, быстро оказываясь рядом с ним и проводя рукой по его лицу. — Главное — желание, — моя рука скользнула ниже и ещё ниже.

А в следующую секунду, я уже лежала на постели, а надо мной склонился обнажённый вампир, его губы, со вкусом апельсина и кофе, сладкие, нежные, родные касались моих губ, моих плеч, запястий, ключицы, шеи. Острые клыки и яркие радужные всполохи — такова любовь вампиров.

 

***

— Ты давно уже не приносил кофе в постель, — задумчиво протянула я, водя пальцем по его груди.

— Мне нужно будет на пару дней уехать из города, — Себастьян не сразу ответил, было видно, что ему нелегко говорить об этом.

— Что-то случилось? — сразу насторожилась я.

— Мне просто нужно посетить Нью-Йорк, подписать кое-какие бумаги, просмотреть документы и встретиться с Маркусом и остальными. Я не видел их больше месяца, это неправильно.

— И когда ты вернёшься?

— Послезавтра, может через три-четыре дня, это как получится, — он задумчиво провёл рукой по волосам, а затем резко поднялся.

— Сколько сейчас времени? — и самостоятельно находя ответ на свой вопрос, негромко охнул. — Мне уже пора бежать, сегодня я лечу обычным самолётом, чтобы не привлекать внимание охотников.

— Всё так плохо? — я также поднялась, разминая шею.

— Мы почти добрались до одного из их лидеров. Если он окажется в наших руках — война закончится недели через две–три.

— Быстро однако, — я постаралась, чтобы мой голос звучал ровно.

То немногое, что я выуживала из интернета и телевидения, из «теневых» сайтов и чатов, говорило, что эта война жестока по своей сути — ведь она идёт до самого конца. Скоро Орден Охотников уйдёт в ещё большую тень, чем Теневой мир. А это значит, что многие сверхъестественные монстры начнут убивать гораздо охотнее, чем раньше. И пройдёт немало лет, прежде чем Совет сможет наладить полноценную систему контроля.

Я поразилась тому, насколько равнодушны и логичны были мои мысли, мне показалось, что это думаю не я, а кто-то другой. И от этого мне стало как-то не по себе.

— О чём таком загадочном ты задумалась из-за чего у тебя такое странное лицо? — чуть удивлённо протянул Себастьян, рассматривая меня, стоя возле одного из шкафов с одеждой.

— О том, что во мне с каждым днём всё больше вампирских чувств и мыслей, нежели человеческих, — грустно ответила я.

— Не стоит всё делить подобным образом София, — он внимательно посмотрел мне в глаза. — Просто ты начинаешь сначала думать, а потом уже чувствовать. И это помогает тебе правильно выстраивать свои эмоции. Вот и всё.

— Ладно, поговорим об этом в другой раз, — по-детски отмахнулась  от его слов. — Слушай, а могу я в дни твоего отсутствия смотаться к Фриде? Я давно её уже не видела, хочу навестить её.

— Нет, — просто ответил он, перебирая тем временем вещи в шкафу.

— Но почему? — обиженно воскликнула я.

— Потом что это опасно. И я не могу гарантировать твою безопасность даже если окружу тебя охраной. Палач всё ещё не был пойман, а я помню, что какое-то время ты была его целью. Нельзя так рисковать, — важно ответил он, вытаскивая из шкафа несколько одинаковых рубашек.

— Да какого чёрта! — гневно воскликнула я, вскакивая на ноги. — Боже, Себастьян, ты что, не видишь, что делаешь? Я здесь как в клетке сижу — шаг в сторону — расстрел! Ты целыми днями пропадаешь чёрте где, выполняя какие-то важные задания Лазаря, с Аннет и другими я не могу связаться — все заняты работой, а что я? Я сижу и как это мило — рисую! — в конце концов, я перешла на русский мат, понося Себастьяна почём свет зря.

Какое-то время он ошеломлённо созерцал и слушал мою истерику, а когда я начала ругаться, как портовый грузчик, то и вовсе словно выпал в астрал.



Даша Пар

Отредактировано: 21.02.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги