Алая колыбель

Размер шрифта: - +

Глава 13. Алая колыбель

— Ты не можешь ехать туда одна, — почти кричала Ангел, когда я быстрым шагом, почти бегом летела к выходу с кладбища. Вампирский, будь он проклят, слух. Разумеется, она всё слышала.

— Он сказал, что иначе мой брат будет мёртв, — проклиная всё на свете, стучащими от страха зубами, ответила я. Ангел бежала рядом со мной, всё цепляясь за мои руки.

— Я не позволю тебе…

Я резко остановилась, как вкопанная и девушка налетела на моё плечо.

— Позволишь, — разворачиваясь к ней лицом, прошипела я.

Глубоко внутри меня просыпалась та самая сила, что управляла мной от лица Константина. Только сейчас это были не глупые приказы, а вполне реальная опасность, угрожающая моей «дочери». Я должна защищать её.

— Ты смеёшься? — с испуганной иронией спросила она. — Как ты собираешься это сделать? Константин рассказал мне, что у тебя за способность — ты не можешь меня заставить…

— Как твоя Хозяйка я приказываю не преследовать меня, — чужим, неродным голос проговорила я, смотря девушке прямо в глаза. Её зрачки расширились, а затем сжались в маленькую точку.

— Не делай этого, — еле слышно прошептала она.

— Прости, — мягко ответила я, касаясь её плеча. — Но я не хочу подвергать тебя опасности. Если бы не я, с тобой бы ничего не случилось!

И хоть она могла со мной поспорить, я отмахнулась от её слов, как от назойливых мух.

— Ты должна будешь позвонить Эве, — я медленно проговорила мобильный номер, чтобы Ангел его запомнила, — она позаботится о тебе, как я не смогла. Не поминайте лихом, и если всё будет хорошо… я найду вас!

 

***

Как больно, как страшно, как гулко в ушах отдаёт сердце! И вновь бегу вперёд, сметая преграды, не обращая внимания на других. До дрожи, до тошноты мне хочется кричать! Я не могла медлить и боже, какая же я дура. Должна же была что-то почувствовать, о чём-то догадаться, мой брат был недоступен, а я так легкомысленно искала других, создавала семью, когда он — он моя настоящая семья! Мы родились с разницей в несколько секунд, росли вместе, защищали друг друга, любили! Он, кто бил моего обидчика в пятом классе, он, лепящий горстку лейкопластырей на мою коленку, когда я упала с велосипеда, он, рассказывающий на ночь страшные сказки, а потом державший меня за руку, пока я не засну — мне было очень страшно! Это он провожал меня на моё первое свидание, он кричал «Ни пуха, ни пера!», когда я сдавала экзамены, он обнимающий, когда мне больно, он, дарящий ненужные девчачьи браслеты на день рождения, он… он… он… Он мой брат! Мой любимый, самый родной человек на свете! Как я могла оставить его хоть на мгновение? Как могла отдать незнакомой, подчинённой моей воле, девушке? Как могла пойти в эту глупую лабораторию и отпустить его? Почему я не отправилась искать его, когда проснулась? Как я могла такое допустить!

Сотни страшных картинок рождало моё воспалённое воображение, сотни предсмертных криков и слов: Ты виновата в моей смерти! Где ты была сестра?

Кто, кто посмел похитить моего брата? Кто отважился встать на моём пути к нему? Да будет проклят этот чёртов мир, я не позволю ему отнять единственное, что ценно в нём — мою семью! И если придётся, пройду через все круги ада, чтобы вернуть брата, спасти его! Даже если придётся обратить его в вампира — он будет рядом, будет жить!

Гулкая, тёмная сила пробуждалась в моей крови, глаза наливались ослепительным белым пульсирующим светом и только солнцезащитные очки спасали окружающих от моей ярости. Нет места страху, лишь гнев и ненависть, злоба и бешенство. Моя сила со мной. Я убью их всех.

 

***

Солнечный Фару встретил меня прибрежным криком чаек, морским воздухом и свежим остужающим ветром. Время было шестой час — пик активности туристов и бойких торговцев. Если бы это было несколько месяцев назад. Сегодня — полупустой город, в газетах, прочтённых по дороге, я поняла, что в городе скоро объявят карантин — слишком быстро распространяется болезнь. Но самым пугающим был запах, эта вонь на грани вампирского обоняния. Гнилостный запашок смерти и разложения.

Возле аэропорта не было активных таксистов, практически все конторы, сдающие в аренду автомобили, были закрыты. В воздухе отчётливо чувствовался страх. Тихий шёпот, крепкие объятия близких, излишне крепкие — многие не верили, что вернутся домой. Теперь я стала думать, что газеты сильно преуменьшают происходящие — аэропорт был почти пустым. Но хоть больных пока ещё не было видно. А на каждого, кто посмел тихонько чихнуть или кашлянуть — смотрели с откровенным ужасом и злобой. Люди стали подозрительными, пугливыми, вспыльчивыми. Я видела, как одна португалка кричала на подростка с носовым платком — он случайно толкнул её. Появившиеся из ниоткуда полицейские быстро увели обоих в служебное помещение. Власть скрывала правду от людей, делая всё, чтобы не возникла паника. Я их отчасти понимала, хоть это и было жестоко к тем, кто здоров — они не знали, что их ждёт.

Спустившись по лестнице, я прошла в небольшую конторку, где арендовала Ford Focus. Там же я встретила первую больную — девушка-продавец. Не знаю, что заставило меня так думать — её внешний вид, запах или что-то другое. Но я точно знала — она больна. Совсем скоро, к вечеру, она почувствует страшную слабость и тогда поймёт, что это не просто лёгкое летнее недомогание. Ей станет страшно, а завтра-послезавтра она умрёт. Это было так странно наблюдать со стороны за человеком, зная, когда его не станет. Не удивительно, что именно её я выбрала в качестве своей жертвы — мне нужно быть сильной перед битвой, а я ещё не оправилась после поступка Себастьяна.



Даша Пар

Отредактировано: 21.02.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги