Алый закат крови

Размер шрифта: - +

Глава 6

Три дня мы живем в аде. Вечный страх перед Теллорами порабощает нас. Мы боимся, что они узнаю о Джеймсе. Что мы не только спасли одного из Темных, который организовал взрыв на площади Вечного Поклонения, так мы еще скрываем его у себя дома.
Три дня мы не едим, не пьем, практически не выходим на улицу, стараемся не привлекать к себе внимания. В школе я сказала, что серьезно заболела корью, что не смогу посещать уроки, как минимум неделю, на что учителя отреагировали положительно и даже пожелали скорейшего выздоровления.
Заг и Дениэл приходят к нам также во время комендантского часа, заправляют наши подкожные баллоны кислородными порциями, берут анализ крови и уходят. Больше пяти минут они не задерживаются.
Дениэл постоянно смотрит на меня, будто хочет что-то спросить, но не решается. Иногда, это скрытность пугает, мне так хочется подойти к нему и узнать всю правду, но так нельзя.
Мама, после той страшной ночи, когда мы боролись за жизнь этого странного парня, стала какой-то замкнутой и немного напуганной. Она почти всегда молчит, на все мои вопросы отвечает сухо, словно боится разболтать лишнего. 
Сегодня с Загом они шептались минут пятнадцать в сарае, после чего мама помрачнела еще больше. Я начинаю подозревать неладное во всем происходящем, но стараюсь сдерживать себя, придет время, все узнаю. Чему бывать, того не миновать!
***
На пятый день после операции, если ее так можно назвать, Джеймс пришел в себя. Он был бледным и слабым. Я не могла смотреть на него без сожаления и сострадания.
Мама сварила для него бульон из курицы, которую купила на базаре, потратив больше половины месячного бюджета. Она  заботилась об этом парне, просто верила, что он выживет. Конечно, ведь у ее появилась надежда на то, что система существования в скором времени может рухнуть, и в какой-то степени, это зависит от нее.
Я носила Джеймсу отвары и заставляла его пить их, меняла повязки, мама меня научила этому. Иногда, когда Джеймсу снова становилось плохо, я сидела около кровати и ждала, когда он снова придет в себя. Давала воды, пока он был в бреду.
Почти сутки Джеймс был в стабильном состоянии. Сейчас он разговаривал с мамой.
Она послала меня в сарай за соленьями. Я быстро вернулась назад. Скорее всего, они не слышала, как я зашла, потому что не прекратили говорить.
- Вы ей не говорили? – Джеймс говорит тихо, ему очень трудно и больно.
- Нет, и я надеюсь, что ты тоже не скажешь. Не надо ей знать. Может быть, все это обойдет ее стороной.
- Я, конечно, понимаю, вы беспокоитесь за нее. Но они скоро поймут, что она одна из нас, что она – Темная. Анализ крови, вы сами говорите, что они берут его каждый день, так вот он скоро покажет, что показатели  кислорода в крови не изменяется. Она может существовать и без баллона и кислородных порций.
- И что же теперь делать? – нервно спрашивает мама.
- Бежать, прятаться. Нам нужно продержаться, пока я не встану на ноги и бежать.
- Но как? – переходя на крик, задает мама свой вопрос.
- Тише, успокойтесь, - Джеймс пытается сохранить невозмутимость, но у него это не очень хорошо получается, - мы уйдем, а скоро вспыхнет революция.
Я громко хлопаю дверью, давая понять, что вернулась.
- Ну, и жара на улице, - громко говорю я.
Мама выходит ко мне навстречу. 
- Николь, ты принесла соленья, сейчас мы приготовим суп. 
Я улыбаюсь и прохожу в комнату, где лежит Джеймс. Сажусь на стул рядом с ним и внимательно смотрю на него.
- Что? – спрашивает он.
- Нет, ничего, - отвечаю я и продолжаю смотреть.
- Что ты хочешь спросить? – говорит он раздраженно.
- Ничего, - снова отвечаю я.
Поднимаюсь и выхожу прочь. Мама и Джеймс явно говорили про меня. Но я не особо верю в их слова.
***
- Куда мы идем, - спрашиваю я Джеймса.
- Потерпи немного, ты задаешь этот вопрос уже двадцатый раз. Тебе не надоело!
Я промолчу. 
Спустя две недели Джеймс все-таки окреп и смог подняться на ноги, стал ходить, правда, немного прихрамывает, но это ничего страшного. Мама говорит, что и это скоро пройдет. Хромота излечима. 
Рано утро Джеймс поднял меня. Он сказал, чтобы я не  задавала  лишних вопросов, а поднималась с кровати и одевалась. Спустя пятнадцать минут мы вышли со двора и пошли в сторону рынка.
Мы идем, примерно, половину часа. За это время Джеймс не проронил ни слова. А я устала задавать вопросы, на которые не получаю ответы.
- Пришли, - говорит он.
Я радостно поднимаю глаза и понимаю, что это какой-то обман. Парень привел меня к огромной свалке, где живут отрешённые. 
Не понимаю, зачем мы пришли  меня сюда.
- Что мы тут делаем? – задаю я вопрос.
- Скоро узнаешь, - кидает мне он в ответ.
Мы идем в глубину свалки. Я раньше там никогда была. Обычно обходила ее всегда из далека, боялась тех, кто там живет. А сейчас иду в самый центр жизни отрешенных. Что затеял Джеймс?
Конечно, запах здесь не самый приятный, да и вид тоже. Везде разбросаны кучи мусора, разлиты лужи моторного масла и бензина. Удивительно, почему при такой температуре они еще не воспламенились.
Минут через пять мы натыкаемся на скалу, которая простирается со всех сторон.
- Ну, вот, отлично, это тупик,  – громко вскрикиваю я. – И какого черта, мы сюда шли?
- Ты можешь хоть иногда молчать, - озлобленно говорит Джеймс. – Подожди, сейчас всю будет.
Он водит рукой по каменной поверхности. Она покрыта толстым слоем известняка и гранита. 
Я смотрю внимательно за движением рук парня. Он точно знает, что делает. 
Издается глухой звук, который напоминает выстрел, но только тихий.
Скала, словно трескается на две части. Небольшое отверстие, которое обрамлено железным каркасом.
- Ну, чего ты встала, - говорит Джеймс, - давай иди за мной.
Конечно, мне очень страшно. Ни каждый день удается гулять с Темным по свалкам, а потом еще в добавок спускаться в пещеру через отверстие в ней.
Я глубоко вдыхаю, хотя это очень глупо, это все равно не дает равным счетом ничего. Но зато я успокаиваюсь и смело шагаю за Джеймсом.
В пещере есть ступеньки, по которым я аккуратно спускаюсь, боясь оступиться и упасть.
Джеймс уверенно передвигается в темноте. Наверное, он здесь был и не раз. 
Я молча иду за ним. Стараюсь сохранять спокойствие, только паника так и рвется из меня на свободу.
Мне хочется с воплями выбежать из этой странной темноты и  залезть под одеяло с головой.
-Николь, где ты там? – спрашивает парень.
-Там же где и ты, - зло отвечаю я.
- Давай руку, а то еще потеряешься.
Он резко хватает меня за ладонь. Она у него такая теплая, что хочется обнять его всего, вдруг он тоже теплый.
Мы идем по крутому склону. Как я понимаю, дорога ведет нас под землю, причем очень глубоко. 
Я устала и ужасно хочу пить. За час, который мы бродим в этой пещере, я успела упасть два раза и даже содрать локоть.
Мне это все так надоело, что готова просто выть на луну.
Мой попутчик идет молча. Как только я хочу начать возражать, то он сильно сжимает мою ладонь, и все желание сразу пропадает.
Если честно, то у меня до сих пор из головы не выходит тот странный разговор, который я подслушала. Джеймс и мама говорили, что Теллоры делают анализ крови, только с одной целью – вычислить Темных. Потому что им не нужны кислородные порции, они просто могут жить и без них.
Но мама проронила, что я тоже могу жить без кислородного баллона, а значит, я одна из Темных.
Это пугает и настораживает.
- Все, мы пришли! – Джеймс разжимает мою руку. – Будь готова, сейчас твоя жизнь измениться, больше она никогда не будет прежней.
Он толкает что-то впереди, это оказывается  дверь, которая со скрипом отворяется.
В глаза бьет яркий свет ламп. Словно меня посадили под прожектор. 
Немного привыкнув, глаза начинают различать силуэты, которые двигается в разные стороны, как муравьи, увлеченные своим делом.
Здесь очень много людей: женщины, которые несут корзины с вещами, дети спешат за ними. Мимо нас проходят мужчины в черных костюмах, поверх которых одета кольчуга. Все приветливо кивают и улыбаются.
Здесь, глубоко под землей, совсем другая жизнь, другой город. Неужели, это тот самый старый мир, который похоронило наше правительство во время Алой Революции?
- Джеймс, - тихо говорю я, словно боясь, что кто- то может нас услышать, - это и есть старый мир, откуда пришли темные?
Он весело улыбается, а затем и во все смеется так громко, что прохожие начинают на нас оборачиваться, косясь и кидая немые упреки.
-Дурочка, старый мир похоронен под тоннами лавы и земли. Он находится в тысячи раз глубже, чем сейчас мы с тобой. 
Я невольно разеваю рот от удивления. В тысячи раз глубже. Нам туда никогда не попасть, даже если рыть землю сто лет без перерыва.
Джеймс снова берет меня за руку, и мы быстрым шагом бежим по ступенькам, которые ведут в железный бункер, больше напоминающий спичечный коробок.
Я задыхаюсь от такого бешеного темпа. У меня впервые в жизни появляется отдышка.
- Устала? – спрашивает меня Джеймс.
Я только киваю, нет сил, чтобы даже вымолвить слово.
- Мы практически пришли, потерпи еще минут пять, и ты сможешь отдохнуть, - он одобрительно улыбается и нежно обнимает за плечи.
Иногда, мне кажется, что правительство до такой степени запугало нас, что мы не чувствуем тепло собственного тела и тепло других людей. 
Система существования нависла над нашими головами, как свинцовая шапка, которую с каждым днем все труднее и труднее носить, держать.
Джеймс открывает металлическую дверь, и мы заходим внутрь светлого помещения.
Мне сразу в глаза бросаются зеленые растения, которые растут в разноцветных горшках на подоконниках. 
У нас таких нет, и никогда не было. Растениям для нормального существования необходим кислород, чтобы они могли обеспечивать себя пищей. Но кислорода у нас дефицит, поэтому зеленые растения я видела только в книжках.
- Можно, - показываю рукой на красный горшочек, говорю я.
Джеймс одобрительно кивает.
Я, словно пятилетняя девочка, которой подарили сладкую конфету, беги к цветку. Он приятно пахнет и прекрасно выглядит.
- Ты ведь никогда раньше не видела такого в живую? – спрашивает меня Джеймс, присев рядом.
- Конечно, нет! Растения – это такие же мечты, как свежая вода.
Он твердо сжимает кулак, в его глазах зажигаются огни ярости.
- Пойдем, нам надо многое успеть.
Он поднимается, снова берет меня за руку и ведет вперед по коридору с цветами.
Я совершенно не понимаю, куда мы идем, но мне все равно. Кажется, я поняла, что ему можно доверять.
Огромное, просторное помещение, посередине которого стоит деревянный стол. Несколько стульев, тарелки и другие приборы – все приготовлено для встречи гостей, надеюсь, что жду нас.
- Джеймс, ты вернулся! – молодой блондин появляется из не откуда и крепко прижимает Джеймса к себе, – Мы думали, что тебя схватили Теллоры. Как хорошо, что ты вернулся! – его взгляд падает на меня. – А это кто еще?
- Стэфан, все хорошо. Это девушка со мной, - Джеймс притягивает меня к себе, - Позови Шелу и Адама.
Блондин кивает и уносится куда-то за дверь, которая находиться в противоположном конце комнаты.
Я еще раз обвожу глазами все вокруг. А здесь, глубоко под землей, даже очень хорошо. Я хотела бы здесь жить. Есть цветы, красивые комнаты и красивые и сильные люди.
Через несколько минут к нам вышли мужчина и женщина.
- Джеймс, - улыбнулась женщина и обняла парня.
Я смотрела на ее волосы. Они, словно пропитаны кровью, словно в них отражается закат, кровавый закат. Ее глаза темно-зеленые внимательно смотрят на меня, пытаясь прожечь что ли!
- Шела, это Николь, - Джеймс показывает на меня.
- Николь, - громко говорит мужчина с огромным шрамом около глаза, - добро пожаловать, девочка.
- Адам, не пугай ее. Ты же видишь, она и так растерянна.
Шела садиться за стол, Адам рядом. Я стою и смотрю на них.
- Она знает? – спрашивает Шела.
Джеймс отрицательно кивает головой. 
- Это не очень хорошо, - делает вывод Адам. – А они знают, кто она на самом деле? 
- Скорее всего, нет, иначе бы они давно пришли за ней, - отвечает Шела на вопрос, который был задан Джеймсу.
- А это даже очень хорошо, по крайней мере, у нас есть время, чтобы придумать что-то, - улыбается Адам.
- Но у нас его не так много, как кажется. Теллоры берут у них анализ крови. Еще день, а может быть, два и правда вскроется.
- Смотри, все-таки придумали, как нас ловить, - смеется Шела. 
Я молча смотрю на присутствующих  и не понимаю суть их разговора.
- Тогда нам нужно срочно определиться с планом действия, ведь если Теллоры рассекретят нас, то они не будут разбираться, умрут все, - говорит Адам и встает из стола.
- Давайте собирайте совет, - говорит Шела.
Адам молча кивает.
- Побудь здесь немного, я сейчас вернусь, - говорит Джеймс и крепко меня обнимает.
- Но…
- Ничего не бойся, ты в безопасности, - он обрывает меня на половине фразы.
Джеймс и Адам покидают комнату.
Шела так и сидит за столом и внимательно смотрит на меня. У нее такой взгляд, как будто она оценивает меня, как товар на рынке. Столько за меня можно дать, чтобы не прогадать.
Она хищно улыбается, и по моей спине сбегает волна мурашек.
- Может быть, ты присядешь? – интересуется женщина с кровавыми волосами.
- Нет, я постаю, - тихо отзываюсь я.
Тогда она сама приподнимается со стула и, словно на цыпочках, подходит ко мне. Шела встает позади меня.
- Ведь я знала твоего отца, - начинает говорить она.
Мое дыхание учащается, а сердце на миг останавливается. Знала моего отца!
- Он был храбрым воином, хорошим и добрым человеком, и любящим, верным мужем, но мог бы стать и отличным отцом.
Губы пересыхают, а по горлу катится ком. 
Шела знала моего отца. Интересно, каким он был? Мама почти про него не рассказывает.
- Надеюсь, ты переняла всю лучшее от своего отца, - Шела обнимает меня за плечи. – Часы начали тикать, и уже никто не сможет их остановить, никто.



Крис Херт

Отредактировано: 22.07.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги