Алый закат крови

Размер шрифта: - +

Глава 7

Меня ведут по узкому коридору. Здесь пахнет горелой резиной, и мне кажется, что стены, словно покрашены кровью людей. Они неестественно красные.
Узкая дверь впереди открывается только, когда Шела подносит к ней свою руку. Хорошие у них здесь замки!
За дверью оказывается небольшая комната, которая больше напоминает лифт. Мы заходим в нее. Адам нажимает на что-то на пульте, и в тот же миг комната летит вниз.
В моем животе все перемешалось, а в голове стало пульсировать.
Джеймс крепко держит меня за руку и улыбается. Я пытаюсь тоже улыбаться в ответ, но у меня это плохо получается.
За последние несколько часов я узнала столько информации, что моя голова готова взорваться от любого сказанного кем-то слова.
Дверь лифта открывается, мы оказываемся в просторном зале. Здесь очень тепло и светло. Но запах не сменился, все также пахнет резиной, да и цвет стен остался тот же. Этот кровавый стиль меня сильно напрягает.
- Это не кровь, - громко говорит Шела, - это просто краска.
Я потрясенно смотрю на нее. Откуда она узнала, о чем я думаю? Неужели, все написано на моем лице.
- И нет, нам не нравиться красный цвет, - продолжает эта странная женщина с кровавыми волосами, - просто это память о тех, кто пролил свою кровь, защищая нас. Алый закат крови – так называется стиль, в котором оформлено все здесь. 
Я смотрю по сторонам. Правда, огромное помещение все залито кровью. Стены, потолок, пол – они красные. Огромный стол, который явно нужен здесь до совещаний, тоже кровавого цвета. Стулья под стать ему. 
Это ужасно пугает. Зловещая обстановка, но они все уже привыкли к этому.
- Когда смерть придет за тобой, у нее будут твои глаза, - тихо говорит мне на ухо Шела.
- Что? – оборачиваюсь я, но женщина уже сидит за столом и смотрит на меня.
Я чувствую, как мои ладони сильно потеют. 
« Когда смерть придет за тобой, у нее будут твои глаза» - эхом отдается у меня в голове.
- Где носит этих бездельников, - возмущенно кричит Адам. - Они  совсем страх потеряли. Опаздывать на совет.
Он громко падает на стул около Шелы.  
Джеймс до сих пор стоит рядом. Мне немного спокойнее от его присутствия.
- Да, мы их накажем, - никак не может угомониться Адам. – А если война, или кто-то умирает, мы, что будем ждать, когда они поднимут свои задницы и спустятся к нам.
Шела бросает на него ядовитый взгляд, и мужчина сразу замолкает. Теперь понятно, кто здесь лидер.
Спустя десять минут томительного ожидания дверь лифта отворяется, и из него выходят три человек: два мужчины и женщина.
Их одежда сразу наводит на меня страх. Тканевые комбинезоны, словно облиты кровью, поэтому они красного цвета.
Я не знаю, куда деть свои глаза. Ловлю на себя взгляд Шелы и сразу успокаиваюсь. Она злиться, или мне кажется.
- Где вас носило столько времени! – кричит Адам.
Женщина, которую несла в руках огромную коробку, открывает ее и вытаскивает оттуда зеленую трубку, которая напоминает шланг.
- Я собирала аппарат, сами же велели принести его сюда, - она отвечает быстро и уверенно.
Адам, словно маленький ребенок, надувает щеки и смотрит на Шелу.
- Мирта, к тебе нет претензий, - успокаивает Шела ее, - А вы, Пит и Том, почему опоздали.
Молодой юноша, которому, наверное, только вчера стукнуло восемнадцать, с белоснежными волосами молча подал Шеле папку алого цвета.
- Пит, молодец! Это очень важно, - одобряет его женщина с кровавыми волосами.
Значит, это зрелый брюнет – Том.
Адам смотрит на меня. Джеймс толкает меня ближе к столу. Потом он отодвигает стул, тем самым говоря, что надо присесть. Я понимаю не его намек и опускаюсь на мягкий стул. Парень присаживается рядом. 
Прямо напротив меня сидит Мирта, справа Джеймс. Я чувствую себя немного комфортно.
Меня и Шелу отделяют четыре стула. Скорее всего, этот совет состоит из большего количества людей, но по какой-то не известной для меня причины, они не пришли в этот странный зал.
 - Когда я смогу заняться ей? – бесцеремонно спрашивает Мирта, указывая на меня рукой.
Что значит, заняться мной? Я что вещь какая-то?
- Подожди немного, - шепчет Шела, - давай сначала ведем всех в курс дела.
- А кого тут вводить, - подает голос Том, который до этого момента молчал. – Вроде все и так все знают, что скоро нам всем крышка.
- Да, раз правительство стало делать анализ крови, то мы не продержимся и больше недели, - добавляет Пит, и запускают руку в свои и до того растрепанные волосы. 
- Хватит паниковать! – грозно рычит Шела. – Если вы начинаете разводить сопли, что тогда говорить о простых людях!
Все замолкают и начинают переглядываться.
- Нужно действовать, а не разглагольствовать, что мы все скоро умрем! – поддерживает Адам.
Я нервно сглатываю ком, который застрял у меня в горле. Что-то мне становиться не по себе среди этих странных людей. 
Я вожу рукой под столом, пытаясь отыскать ладонь Джеймса. Найдя то, что искала, немного успокаиваюсь. Парень крепко сжимает мою ладонь.
- Николь, - Шела обращается ко мне, - ты же знаешь, кто мы такие?
-Ну, не совсем! – робко отвечаю я. – Знаю, что Джеймс организовал взрыв на площади Поклонения. Потом знаю, что он один из Темных, что пришел из старого мира. Все, это все.
Шела загадочно улыбается, потом отводит взгляд от меня на Адама.
Проходит несколько секунд прежде, чем Шела снова начинает говорить.
- Ну, у тебя сложилось практически правильное представление о том, кто мы такие. Не хватает лишь мелких деталей, чтобы картина заиграла яркими красками.
Она снова замолкает, будто решает, продолжить свой рассказ или нет.
- Да, мы действительно одни из Темных! – громко говорит Адам, он явно решил взять груз ответственности на себя. – Мы можем жить без кислородных порций и без кислородного баллона и все из-за того, что пришли из старого мира, который несколько лет назад похоронило правительство под слоем пепла, лавы и земли.
- Когда вспыхнула революция, - продолжает Шела, - жители старого мира встали на защиту своей свободы и своих интересов. У нас было все для победы: оружие, которые мы изготавливали веками, продовольственные запасы, научные гении, технические разработки и самое главное – преданные люди, которые любили свою жизнь и ценили свою свободу. 
Шела остановилась. Женщине явно было трудно рассказывать о тех страшных временах, когда все рухнуло в один момент.
- Мы выигрывали, - неожиданно вступает в беседу Мирта, - захватывали вражеские штабы, рушили их веру в победу. Все шло гладко, пока нас не предали. 
- Самое страшное в жизни – это предательство тех, кому веришь и доверяешь как себе. Когда смерть придет за тобой, у нее будут твои глаза, - голос Шелы звучит  увереннее, чем несколько минут назад. – Нас предал  наш командир. Он променял уважение и жизни людей, которые доверили ему себя, на блеск и роскошь искусственной жизни.
Я внимательно слушаю рассказ. Раньше я такого не слышала. В школе постоянно твердили о подвиге правительства во время революции. Там вбивали в головы, что старый мир причинял только вред и сеял хаос и разрушу.
- Наш командир загнал всех в угол и просто дал засыпать землей и раскаленной лавой. Но мы успели спастись, конечно, не все, но многие. Благодаря, нашим запасам и разработкам мы смогли продержаться, пока искали  выход из заточения. Потом стали понемногу проникать в ваш мир. Ну, и как мы могли затеряться здесь, когда вас всех бирковали, как коров, вшивая кислородные баллоны.
- Поэтому, вы и решили стать отрешёнными, - перебиваю я Шелу, - чтобы не было лишних вопросов. Что можно взять со слабоумных? Ничего!
Женщина одобрительно кивает.
- Именно. Мы не стали привлекать к себе внимания, жили своей жизнью. Но тайно обустраивали штаб в новом мире. 
- А почему вы не вернулись обратно, если вам не нужен кислородный баллон для существования? – я задаю вопрос.
- Понимаешь, наши запасы продовольствия иссякли, да и мы не могли спокойно смотреть, во что превращает вас правительство, - отвечает Мирта.
- А еще нами руководило чувство мести! – срывается Адам, - Мы должны отомстить за предательство и разрушенную жизнь.
Он настроен очень враждебно.
- Пойми,  то, что вам внушило правительство, не правда. Темные – это не злые и ужасные, которые хотят поработить вас и сделать своими рабами, нет.
- Куда еще больше, вы и так практически лижите землю языками, - ухмыляется Том.
- Все люди, которые сейчас находятся там наверху, все Темные, - говорит Шела.
- Как это? – от удивления я даже подпрыгиваю на стуле.
- То, что вам еще в родильных домах вшивают кислородный баллон, - начинает Мирта, - это просто страх, который правительство пытается внушить вам с детских лет. Будешь себя плохо вести, останешься без кислородных порций, а значит, умрешь!
- То есть, мы сможем жить и без баллонов? – переспрашиваю я.
- Да, - отвечает Пит.
- Мирта, извлеки ее баллон, - приказывает Шела.
Девушка поднимается и направляется ко мне. Она достает свой шланг, присоединяет его к моему кислородному баллону и начинает вытаскивать трубки из моей кожи.
Немного щекотно, но не болезненно. Словно тебе под кожу запустили жуков, и теперь они бегают там.
Когда остается несколько сантиметров трубок в моем теле, я начинают кричать от боли. Резкие, тупые удары пронзают мое тело.
- Терпи, - твердо говорит Мирта, - терпи.
 Я начинаю кричать, не могу усидеть на стуле, резкие боли пронзают тело. Я закрываю глаза в надежде, что смогу перетерпеть. Резкий удар, и тело словно ватное.
Я открываю глаза, на столе передо мной лежит моток пластмассовых  трубочек и кислородный баллон.
Хочу закричать от ужаса, боюсь задохнуться. Резко задерживаю дыхание. Паника накрывает меня с головой.
Как же мне теперь жить без кислородного баллона, я же умру через минуту.
- Николь, успокойся, - Джеймс старается заставить меня дышать, - баллон всего лишь обман, чтобы держать вас в узде. Ты способна дышать и без баллона.
Есть только один способ проверить его слова, и если  они лживы, то я умру.
Глубоко вдыхаю и чувствую, как по легким передвигается воздух. Мое состояние сейчас ничем не отличается от того, когда в мое тело был вшит кислородный баллон.
Неужели, это правда? Значит, правительство обманывает нас, заставляет подчиняться системе существования, угрожая лишить кислородных порций, что приведет нас к гибели. А на самом деле, кислород до сих пор существует, и мы можем свободно вдыхать его легкими и без баллона.
- А как же деревья, растения и постоянная жара? – пытаюсь понять я.
- Зеленые растения правительство вырубило само и строго запретило сажать новые, объясняя это тем, что они могут поглотить остатки кислорода, и тогда правительству будет не из чего синтезировать кислородные порции, - говорит Шела.
- А жара, это тоже дело рук правительства, - подхватывает Пит. – Существует такое понятие, как парниковый эффект. Так вот города в новом мире, словно обтянули пленкой, и вы вынуждены гореть под солнцем.
Я молча киваю. Все это время правительство водило нас за нос, крича из-за каждого угла, что баллоны – это единственный шанс выжить, что мы должны быть благодарны им за то, что можем существовать.
- Значит, теперь мы сможем избавиться от системы существования и гнета власти! – радостно кричу я.
Все замолкают. Их лица становятся мрачными и печальными. Не все так просто, как кажется.
- Николь, большинство людей знают об этих хитростях, но все молчат, - после долгой паузы говорит Шела, - Население боится гнева системы существования, поэтому все играют по правилам, по жестоким правилам.
- Но почему все боятся? – задаю я вопрос, на который и сама знаю ответ.
- Потому что у них есть оружие и власть, которую не сможет никто одолеть, - печально отзывается Джеймс. – Наши силы малы и незначительны в сравнении с военной мощью, которая сосредоточена в руках власти.
Я молча смотрю на них. Сильные, храбрые люди, которые вынуждены прятаться глубоко под землей, как кроты, притворяться умалишёнными, видеть страдания людей и понимать, что они ничего не могут сделать.
- И что нам до конца жизни жить согласно системе существования. Боятся каждого шороха, быть зависимыми рабами! – в гневе кричу я. – Я так не хочу! Не хочу!
Закрываю глаза руками и жду, когда  кто-нибудь скажет хоть слово, но все молчат, словно набрали в рот воды. Или им просто нечего сказать. Это еще печальнее – понимать, но ничего не делать.
Спустя минуту я открываю глаза. Шела смотрит на потолок и глубоко вздыхает. Пит и Том, опустив головы вниз, яростно рисуют что-то на обрывках бумаги. Мирта увлечена огромными железными приборами, она с таким интересом возиться в своей коробке, что мне кажется, даже не понимает суть происходящего. Джеймс стоит, прижавшись спиной к стене, и нервно  теребит свою повязку, которую вчера наложила мама на область ранения. Один только Адам смотрит на меня. Мне кажется, он меня понимает и чувствует тоже, что и я.
- А девчонка права, сколько можно бездействовать! – Адам громко поднимается со стула, и тот падает на пол. Звук оглушает нас. – Надо попробовать! Может быть, у нас получиться и мы выиграем эту войну.
- Адам, мы много раз начинали, и что в итоге у нас получалось, - голос Шелы звучит мягко, но в нем явно есть нотки боли и скорби, - трупы наших друзей и товарищей, развалины старого мира и усиленный гнет над простыми людьми.
Все лишь слабо качают головой в знак согласия. Я больно закусываю губу. Чувствую во рту привкус крови. Это так неприятно.
В голове всплывает несколько вопросов, на которые я жажду услышать ответ.
- А что такого могут увидеть Теллоры в нашей крови, чтобы понять, что мы Темные? Ведь кислород принимают все: и те, кто зависит от баллона и те, кто живет без него, - спрашиваю я.
- Кислород, который вы получаете с помощью баллона,  результат генной инженерии. Он синтезирован. За его основу взят настоящий атмосферный кислород, но состав немного изменен. Поэтому клетки эритроцитов будут заметно отличаться, - объясняет мне Мирта. – Если человек не использует кислородные порции, то структура клеток будет отличаться от смоделированных. Это будет выявлено при первом анализе.  
- В школе нам внушают историю революции, которая выгодна правительству. Я хочу услышать правду! – говорю я и внимательно смотрю на Шелу.
- Хорошо, мы тебе расскажем, но только после того, как будем уверены, что ты на нашей стороне, - отвечает мне женщина с кровавыми волосами.
Она загадочно улыбается. Джеймс все также стоит около стены. Он стал грустным и практически не улыбается.
- И как я должна вам это доказать? – спрашиваю я, вопросительно изогнув бровь.
- Пройдя испытание, - подает голос Адам.
- Темные с давних времен обладали способностями. Некоторые умели предсказывать погоду, кто-то отлично стрелял и был силен, словно титаны, а некоторые умели читать мысли и манипулировать людьми. Каждый из присутствующих здесь отличается друг от друга своей способностью, - объяснила мне Шела.
- Я наделен безграничной и силой и могу попасть в мишень с закрытыми глазами, - говорит Адам и показывает свои мышцы внушительных размеров.
- Я – гений, - не очень скромно говорит Мирта.
- Мы изобретаем из всего, что только видим. В некой степени мы тоже гениальны, - говорит Пит.
- Но нам не дано предугадывать погоду, как Мирте, - продолжает Том.
 - Я могу понимать, о чем думает человек. Это похоже на тонкую психологию, - Шела внимательно смотрит на меня.
Когда очередь доходит до Джеймса, все замолкают. Я поворачиваюсь к нему. Он также стоит около стены, смотрит вниз.
- Я могу все, - тихо говорит Джеймс, словно боится, что его могут застрелить, или повесить, если кто-то услышит его слова.
- Это как? – удивленно спрашиваю я.
- Просто! – пожимает он плечами и снова опускает голову, будто стесняется своей силы.
- Джеймс - абсолютная сила, - говорит Шела. – Этот парень обладает силой титана, способен читать мысли и строить гениальные планы. Он вобрал в себя все, что только может быть у нас. Он, как кувшин с водой, которая собрала в себе всю мощь. Он такой единственный.
Джеймс явно не рад счастлив, что обладает такой силой.
Двери  лифта резко открываются, и в комнате появляется тот парень, который встретил нас в коридоре, когда мы только пришли с Джеймсом сюда. По-моему, его зовут Стэфан.
Он подбегает к Шеле и что-то говорит ей на ухо. Когда он отстраняется от нее, то лицо женщины постарело, а ее волосы превратились в настоящую кровь.
Она смотрит на меня, но я уже все понимаю.



Крис Херт

Отредактировано: 22.07.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги