Алый закат крови

Размер шрифта: - +

Глава 11

За последние сутки – это было уже тринадцатое нападение. Все прекрасно понимали, что нам не выстоять в этой войне. Значит, придется умереть. Ведь сдаваться врагу никто не пожелает.

Бомбы не прекращали взрываться ни на минуту. Кажется, что мы уже привыкли  к этому свисту в ушах.

Все боялись и понимали, что на этом жизнь закончиться, просто никто не подавал вида.

Она сидела в углу, скорчившись от боли. Автомат лежал около ног, но он больше ей не нужен. Теперь наше оружие не значит ничего против их военной мощи.

Ее кровавые волосы налились багрянцем. Она плохо выглядела, ничего не ела уже вторые сутки и практически ни с кем не разговаривала. Ей было очень больно, и казалось, что она умрет раньше, чем сможет сделать вздох.

- Шела, - он говорил тихо, - тебе надо поесть.

Она подняла свои глаза. В них потухла вся жизнь, словно огоньки, которые так озорно бегали там всегда, затушил ветер.

- Я не хочу, - ответила она и снова опустила голову.

- Но тебе надо поесть, или ты умрешь от упадков.

- Лучше умереть от упадков, чем от этой боли.

Она провела рукой по своим шелковистым волосам.  Затем протянула ему.

- Видишь, это все их слезы, - на ее руке были капли крови. – Представь, какого мне слышать их голоса, их крики и мольбы о помощи. Слышать, как они умирают, чувствовать холод, но знать, что ты ничем не можешь им помочь. Это очень тяжело. Нет, это просто не выносимо, не выносимо больно!

Она отвернулась, больше говорить, не намерена.

Для Шелы  эта война была страшной трагедией. Дар, который достался ей от матери, сотворил с ней злую шутку.

Мать Шелы, Моника, могла слышать голоса людей, читать и понимать мысли посторонних. Именно, этот дар достался Шеле в наследство. Но только девочку небеса одарили страшным проклятием – кровью на волосах.

Шела слышала голоса и мольбы о помощи умирающих людей. Она не могла контролировать это. Голоса в голове сами решали, когда им появиться, а когда исчезло. Чем больше людей умирало, тем больше крови становилось на волосах Шелы.

Довольно страшно наблюдать за тем, как по голове твоего друга стекает вязкая алая жидкость.

Все внутри переворачивается. Ты хочешь помочь, но, увы, не можешь.

- Шела, давай поговорим, может быть, это отвлечёт тебя от голосов в голове,- предложил он.

Она подняла голову.

- Билл, спасибо, но это лишнее. Ты же знаешь, что все напрасно. Голоса сами все решают, мне они не подвластны.

- Все равно можно попробовать. Хуже уже точно не будет, - Билл улыбнулся.

- Хуже точно не будет, - вздохнула Шела.

Она поправила свои волосы, стряхнула с ладони капельки крови. Затем аккуратно, как будто боясь сломать или причинить вред, дотронулась до руки Билли.

Это выглядело смешно и немного нелепо.

Шела давно, еще, когда они были детьми, полюбила Билла. Она не говорила это прямо, но постоянно давала намеки. Даже слепой человек мог понять их, но не Билл. Хотя, Шеле казалось, что он прекрасно все осознавал, просто не поддавал  виду. Ведь, если весь мир будет думать, что ты ничего не знаешь, то в скором времени ты сам станешь в это верить.

- О чем мы будем с тобой говорить? – спросила Шела. – Только, пожалуйста, не начинай свою любимую песню, о том, что все будет хорошо, что мы выиграем это сражение. Билл, я не такая оптимистка, как ты. И, если честно сказать, все давно смирились с тем, что нас ждет либо вечное рабство, либо смерть. Лично я предпочла бы второе.

- Узнаю своего лучшего друга, - снова улыбнулся Билл. – Ты всегда была и будешь реалисткой, причем суровой реалисткой.

Билл всегда говорил легко и просто. Шела была готова слушать его часами. Он много знал, был грамотным и начитанным. Билл любил учиться, любил постигать новое, но с началом войны про это пришлось забыть.

- Шела, ты думаешь, что я до сих пор не осознаю, что происходит вокруг. Мы умираем. Это необратимо, как процесс старения.

Шела усмехнулась.

- Пойми, просто вокруг и так много негатива, зачем же создавать его еще больше. Ты думаешь, что кому-то будет лучше, если я буду кричать, что мы все умрем? Я думаю, что нет!

Неожиданно голоса в голове девушки перешли на крик. Она скорчилась от боли, стала зажимать уши руками. Волоса, в тот момент, стали багровыми от крови.

- Ты чувствуешь только одну  миллионную часть их страданий, но это тебя убивает, - продолжил Билл. – Нужно жить дальше. Умру я, умрешь ты, но на этом мир не остановиться. Планета все равно продолжит крутиться.

Билл замолчал. Шела опустила голову на колени.

Несколько минут тишину, словно взорвали и до того раскаленную атмосферу.

- Ребекка беременна, - произнес Билл.

Шела резко подняла голову. Ей показалось, что мир на минуту застыл, а вокруг нет никого. Она осталась сидеть одна посреди вулкана, который вот-вот испустит из своих недр раскаленную лаву.

Беременна! Она боялась  этого больше всего. Теперь он точно никогда не буде с ней. Это очень больно, но еще больнее понимать то, что Билл в любую секунду, да что там секунду, в любую долю секунды может умереть. И что тогда? Как же ребенок?

- Шела, прошу тебя, если я умру, не оставляй Ребекку и моего ребенка, - Билл говорил шепотом.

- Нет, нет! Ты слышишь меня, ты не умрешь! - девушка стала теребить его. – Ты проживешь длинную и счастливую жизнь. Увидишь своего дитя. Сможешь дотронуться до него, а когда он вырастет, ты обязательно научишь его петь, как ты.

Она заплакала. Ей было тяжело. Еще эти постоянные голоса в голове, которые просили помощи.

- Как все мне надоело! – Шела не выдержала. – Как я устала! Замолчите, замолчите, говорю я вам!

- Успокойся, все будет хорошо, - Билл обнял ее и стал напевать веселый и спокойный мотив песни.



Крис Херт

Отредактировано: 22.07.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги