Amor vincit omnia

Размер шрифта: - +

Amor vincit omnia

- Не понимаю, отчего ты упрямишься.

- А я не пойму, почему ты так упорствуешь доказывать мне какую-то чушь!

Джошуа поднял руки в примирительном жесте. Мне всегда казалось, что он слишком молод, что бы быть монахом. И сейчас эта мысль стремительно превращалась в уверенность.

- Знаешь, я давно хотел рассказать тебе одну невероятную историю, думаю, она тебе понравится. Но здесь слишком шумно, ты не против перейти на балкон?

Я мельком оглядела зал. Прием перешел к официальной части, почти все члены Ордена вели великосветские беседы с различными представителями, на нас, нескольких младших, захваченных с собой для обучения, никто не обращал внимания. Я решила, что разговор с монахом из Ордена Святого Креста можно засчитать за светскую болтовню и коротко кивнула.

Балкон был отгорожен от общего зала только массивными вазами с огромными пуками цветов. Запах стоял такой, что у меня тут же засвербило в носу. Не самый удачный выбор для меня, но небольшое неудобство не сможет отвлечь меня от рассказа Джошуа. Он редко прибегал к примерам, но я помнила каждый его рассказ – он был хорошим проповедником, его речи западали если не в душу, то в закоулок памяти, ответственный за все интересное.

Джошуа встал у самого края, опершись о перила. Я подошла поближе и с удовольствием заметила, что сквозняк, царящий здесь, сдувает запах цветов.

- Я хочу рассказать тебе о любви, которая может все. Большей частью она о девушке, но так же и о тьме. Она похожа на сказку, но ты должна знать, что каждое сказанное мной слово – правда.

 

Давным-давно, на землях нынешней Польши, в нескольких поселениях, подвластных одному хозяину, существовало одно правило – раз в год, по жребию, с каждой деревни, отправляли по одной девушке во дворец. Что с ней дальше происходило, никто не знал, потому что замок находился на порядочном отдалении от всех поселений, и девушки не возвращались. Каждый был уверен, что в замке живет чудовище. Было ли оно в услужении у господина или было самим господином – каждый решал сам. Господин был достаточно справедлив; неурожаев, моров и нашествий диких зверей не случалось, и хотя крестьяне и прочий люд боялись своего господина, они безропотно соглашались на ежегодную жертву.

Так вышло, что один торговец крупно проигрался, и победитель вместо всего имения потребовал, что бы он заменил его дочь на свою. Торговец, не понимая подвоха, согласился. Его единственной дочери подходило время выходить замуж, и он решил, что победитель хочет выдать его красавицу за свою дочь и породниться с выгодой. Позже он узнал, что на семью победителя в том году пал жребий, но менять что-либо было уже поздно. После месяца положенных приготовлений и прощания, девушку отправили в замок.

Дорога до замка была длинной, но девушка не скучала, напевая песни ее семьи и завершая украшать свое приданное. Когда она наконец прибыла, замок поразил провинциальную девушку, но хозяин замка затмил все богатство и убранство замка.

 На следующее утро она проснулась одна на смятых простынях. Долго не решаясь выйти из покоев, она ждала, что вернется ее господин. Когда она, наконец, вышла, было уже время обеда, и сразу за дверьми покоев ее ожидала почти вся прислуга замка. Они объяснили ей, что господин уехал на неизвестный срок, и пока его нет – она полноправная хозяйка всего его имущества.

Время шло, девушка постепенно привыкала к порядку замка и к своему положению. Как-то к ним в замок, во время продолжительной охоты, наведался монарх со свитой. Плененный красотой молодой одинокой дворянки, монарх взял ее с собой в столицу. Ее ввели в свиту, но потому что она была в достаточной мере скромна, про нее вскоре забыли. И она начала путешествовать по столицам и крупным городам, порхая с бала на бал, везде с поисках тех пронзительных глаз, что ее пленили.

И вот однажды, на шумном маскараде ей показалось, что она заметила его. Он изменился, стал гибче и стройнее, но она все же последовала за ним. Он исчез, однако с тех пор ей всегда казалось, что она видит его среди толпы, словно и он идет за ней.

Прошло несколько лет, и, почти сломленная безмолвной борьбой, она наконец встретилась с ним. Зачем она преследовала его? Зачем он оставил ее? Почему она не напугана, хотя он заметно помолодел, а она стала старше? Оставит ли он ее снова? Та ночь была долгой и полна вопросов, которые оппоненты игнорировали и ответы на которые были очевидны.

Утром она снова проснулась одна, но, когда она вскочила преследовать его, он окликнул ее от окна. Глядя ей в глаза, он начал рассказывать. Живет он очень долго, способный с помощью проклятия или благословения вытягивать жизнь из молодых очарованных им девушек. Многие годы он нес бремя своей порочной природы, пока однажды утром не очнулся рядом с ней. Он снова был полон сил, даже больше, чем обычно, но, когда он поднялся с ложа, девушка что-то прошептала. Она была жива, и это привело его в смятение. Он бежал из собственного логова, странствуя по сильно изменившемуся миру, и, впервые за время своего существования, он не нуждался в новых жизнях. Он чувствовал, что силы понемногу утекают от него, как чувствовал и то, что пока он будет жив, и нет нужды в убийствах. Так было до тех пор, пока на одном из приемов он не заметил ее. Она сияла как звезда своей чистотой и добрым сердцем среди покрытых пудрой, каменьями и струпьями пороков. Ее настоящая красота, внутренняя и внешняя, которая пронзила его сердце, когда он впервые увидел ее.

Они долго молчали, и после начала говорить девушка. Как ей страшно было покидать отчий дом, как она смирилась с родительским решением, как она сама решила, что она будет делать все, для того, что бы ее новый хозяин был доволен. И как это решение стало клятвой, когда она увидела его глубокие глаза, темное и непостижимое нечто за ними. Скорбящую душу или саму его суть.

С тех пор они не расставались. Ее любовь наполняла его жизнью, его сила, какой бы она ни была, поддерживала ее сияние. Они путешествовали по миру, открывая новое или обновляя его воспоминания. Мир вокруг стремительно менялся, но сохранить инкогнито было по-прежнему легко. Одно тяготило их – у них не было, да и не могло быть потомства.



Дария Мотш

#11574 в Фэнтези

В тексте есть: вампиры

Отредактировано: 05.04.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться