Апрельская сирень

Размер шрифта: - +

Глава двадцать восьмая

Если бы не Оля, то новогодний праздник Сирена отметила бы, как та и предсказывала – налопалась вредных вкусностей, и уже в два часа улеглась бы спать. Обычно, так она и поступала. Но не в этом году. В двенадцать, как положено, Сирена встретила новый год вместе с мамой, а затем уехала к Оле на квартиру, где девушки устроили небольшую вечеринку.

Сгоревший дивиди-проигрыватель отремонтировать не удалось, но взамен ему Царев привез Каролине другой – совершенно новый.

В этом году все было по-другому. В этом году Димка впервые не поздравил Сирену с наступившим новым годом. Девушка хотела отправить ему поздравительное смс, но передумала – вдруг он со своей девушкой?

Второго января они с Власовым отправились записывать песню.

Сирена ожидала увидеть студию со всевозможной непонятной техникой, но это была трехкомнатная квартира. Правда, и обычной ее сложно назвать – она, действительно была оснащена аппаратурой, необходимой для звукозаписи. Кроме того, мебели в квартире практически не было, так как почти все пространство занимали музыкальные инструменты – синтезатор, гитара, а еще всякие неизвестные Сирене приборы.

Перед тем, как войти в квартиру, Алексей предупредил Сирену, чтобы та постаралась уложиться в час, чтобы не пришлось переплачивать. И, так как платил он, Сирена постаралась.

Но вот результатом она осталась не очень довольна.

– Давай, я заплачу за лишнее время, что потрачу, – предлагала она, – зато запишем качественно, и так, как нам будет нужно.

Но Леша категорически отказался.  В отличие от Сирены, он от проделанной работы был в восторге.

С восьмого числа началась подготовка к следующему туру, для чего всем участникам нужно было прибыть в столицу. 

В самолете Сирене было нехорошо – сказывался страх. Девушку тошнило, и кружилась голова.

Сирена не стала спорить, когда Алексей обнял ее, призывая положить голову ему на плечо.

– Просто поспи, – тихо сказал он. – Станет лучше.

Поспать Сирене не удалось, но Леша оказался прав – ей, действительно стало лучше.

А уже на следующий день началась самая настоящая гонка – ребята бегали на всевозможные курсы и репетиции, которые устраивали организаторы конкурса.

– Сирена, сколько раз можно тебе говорить – не выскакивай ты так на сцену, не надо мчаться, будто…. – Анна Эдуардовна запнулась, подбирая нужное слово. Два часа они репетировали, а вернее Сирена училась вести себя на сцене, и все это время на нее ворчали, ворчали и ворчали. «Ей-Богу, – думала измученная и совершенно вымотанная Сирена, – на Евровидение посылают, не меньше». – Сколько можно тебя учить? Ты должна выйти уверенно, но вместе с тем грациозно, плавно, и совершенно спокойно. Не нужно этой суеты и излишней возни. Не нужно демонстрировать свой непрофессионализм.

– Но ведь я и есть непрофессионал, – робко возразила Сирена, – как и остальные участники. По-моему, в этом и есть вся прелесть конкурса.

– Гляньте на нее, выискалась умная и знающая, – ворчливо, но с улыбкой в голосе ответила Анна Эдуардовна. Она была членом команды по подготовке участников к конкурсу. Это были и преподаватель по вокалу, и хореограф, и даже преподаватель актерского мастерства. Анна Эдуардовна учила, как необходимо вести себя на сцене – вплоть до того, под каким углом лучше всего поворачивать голову. Цель преподавательского состава – непредвзято готовить участников к конкурсу. В каждом городе они останавливались дня на три, и за это время конкурсанты должны были по максимуму впитать в себя все уроки и советы. Сирена старалась изо всех сил, она работала на износ, и вечерами, приходя в номер, буквально падала, как подкошенная. Она не знала, сколько еще сможет выдержать в подобном темпе. Девушке становилось дурно при одной мысли о том, что впереди еще ожидала самая «жара».

– Еще раз? – устало спросила Сирена.

– Да, еще раз. Давай, на исходную позицию.

Сирена вернулась туда, откуда якобы должна будет появиться на сцене. Сделав глубокий вдох, она, по ее подсчетам, в тридцатый раз направилась к середине сцены, где должен будет стоять микрофон. Или не должен – организаторы до сих пор спорят, должна ли Сирена выступать с ручным микрофоном или же лучше, если она все выступление простоит у стоечного держателя. Для Алексея уже все решено – и преподаватели, и организаторы пришли к единому мнению в том, что Власов хорош в действии, а потому микрофон он должен держать в одной руке, красиво размахивая другой.   

После репетиции Сирена с Алексеем отправились в специально отведенную комнату, где им предстояло ожидать остальных, еще не выступавших участников.

Как и в первом туре конкурса, обстановка между участниками была напряженная. Сирене удалось более-менее подружиться лишь с парочкой из них.

Когда последний участник прошел свою пытку – именно так Сирена называла все эти мучительно долгие репетиции и уроки, за ребятами приехал большой, ярко-желтый автобус, который отвез их в гостиную, где для каждого из конкурсантов был отведен номер. Комнаты были скромные, но Сирена так уставала, что согласна была ночевать даже в подсобке. Вообще, последние дни девушка ловила себя на мысли, что предложи ей кто-нибудь сделку, она отдала бы многое за возможность высыпаться. Что заставляло ее проходить все это, мучить себя – Сирена и сама не знала, она даже не знала, нужна ли ей победа, и что даст ей титул победителя в случае занятия первого места. Но, – размышляла она, раз уж она встала на этот путь, то сворачивать как-то смешно и несерьезно.

 Накануне дня конкурса участникам устроили экскурсию по городу, после которой они посетили музей, а вечером их ждал ужин в ресторане.



Ксения Александрова

Отредактировано: 09.10.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги