Апрельская сирень

Размер шрифта: - +

Глава тридцать первая

– Как ты сказала? – Софья Васильевна сурово взглянула на Сирену из-под очков. Девушка тяжело вздохнула:

– Вы слышали. Я хочу забрать документы.

– По какой причине?

– По личной, э-э-э, – Сирена замялась, соображая. Неужели это так важно? Разве она не имеет права оставить учебу, если пожелает? – Я уезжаю в другой город, – солгала она.

– В какой именно?

– Э-э-э-м-м. А вам необходимо это знать?

– Необходимо, раз спрашиваю. Филиалы нашего университета есть по всей стране, поэтому и интересуюсь.

– Я не собираюсь переводиться. Я хочу оставить изучение маркетинга. Возможно, поступлю осенью – э-э… на другую специальность. А может, буду работать.

– Кем, позволь узнать? Уборщицей?

– Ну, почему же…

– А потому, Маркина, что без образования, тебе светит только эта должность. Я не позволю тебе забрать документы.

– Как это – не позволите? – изумилась и возмутилась Сирена. – Почему?

– А потому что я не верю тебе. Вот возьму и позвоню твоей матери, и если она подтвердит твои слова, тогда – пожалуйста.

– Хорошо, – сдалась Сирена. – Не надо никому звонить. Я солгала. Я просто хочу забрать документы. Я имею на это право.

– Нет, не имеешь! – Софья Васильевна сильно хлопнула ладонью по столу, отчего стопка бумаг подпрыгнула от удара, а стоявший, как оловянный солдатик  клей-карандаш, упал и скатился на пол. – Не имеешь! Полтора года – полтора года ты куда денешь? Спишешь? А о матери своей ты подумала?

– Она все знает, и она не против. Мы уже обсудили, – снова соврала Сирена.

– Вот, что я тебе скажу, Маркина, ты этот бзик оставь. Не завтра, так послезавтра всё утихнет и забудется, а ты наломаешь дров. Они будут продолжать учиться, а ты? Что будешь делать ты? В жизни всякое может произойти, и сколько еще будет завистников, недругов, недоброжелателей, желающих попить твоей крови. Что, из-за всех них будешь бросать работу, менять район и совершать прочие глупости? – Софья Васильевна внимательно посмотрела на Сирену. Девушка молчала. «Хорошо рассуждать, – злилась она, – когда не ты находишься в центре скандала. А что делать, если каждый день приходится терпеть насмешки и унижения? Если каждое утро – как пытка, и приходится прикладывать массу терпения и сил, чтобы одеться, сесть в автобус и отправиться туда, где тебя снова и снова ждут неприятности». – Ты отличница, красавица, еще и по «ящику» засветилась, конечно, тебе завидуют. Как ты хотела?

– Дело не в зависти, – раздраженно ответила Сирена.

– В ней, в ней. Вот если бы ты была невзрачной, никому не известной троечницей, то об этой истории уже  через два дня никто бы не вспомнил.

– Все это звучит впечатляюще, но я все равно не знаю, что мне делать. Как я буду учиться под всеобщим гнетом?

– Как раньше училась – отлично!

– У меня куча хвостов.

– А вот в этом, Сирена, я тебе ничем помочь не могу. Или ты забыла, как рефераты пишутся? Все, иди. У тебя закончились пары?

– Угу, – промычала Сирена. В дверях она столкнулась с Царёвым, и не сразу поняла, что ей не послышалось, когда тот сказал:

– Привет.

– Привет, – машинально ответила она, и затворила за собой дверь, услышав напоследок, как Софья Васильевна громко возмутилась:

– Документы она забрать собралась!

Выйдя на улицу, Сирена поняла, что совершенно не хочет ехать домой, а потому она перешла дорогу, и направилась к автобусной остановке, чтобы отправиться в противоположную дому сторону города.

Ее целью было уютное кафе, расположенное на самом последнем этаже большого торгово-развлекательного центра. Сирене нравились приемлемые для таких, как она, студентов, цены, но  больше всего – «живая» музыка.

В небольшом зале было безлюдно, за исключением персонала, а потому девушка могла выбрать любой желаемый столик. Она села у стены, поближе к тому месту, где, обычно, когда бывают посетители, выступают музыканты. Сегодня было тихо. Сирена огорчилась. «Но с другой стороны, – поразмыслив, решила она, – никто не тычет в меня пальцем, не разглядывает, и не пристает с расспросами и разговорами».

Она взяла кофе и предложенные официантом круасаны. Только увидев их на своей тарелке, девушка поняла, как сильно проголодалась.

Сирена лениво водила ложкой по чашке, размешивая в уже успевшем остыть кофе сахар.

На небольшом табло мерцали красные буквы, которые складывались в слова, а те – в предложения, и, в конце концов, получалась очередная реклама.

Сирена наблюдала за этой игрой слов, пока не почувствовала, как начинают болеть глаза. Она уже хотела отвести взгляд, но на табло появилось объявление: «Требуются музыканты и исполнители». Девушка оживилась. «Почему бы и нет? – подумала она».

Сирена отложила ложку, затем встала и подошла к администратору.

– Что-то не так? Может, кофе холодный? – нервно улыбнулся тот. Сирена улыбнулась в ответ как можно мягче и дружелюбнее:

– Нет-нет, все в порядке, – заверила она его. –  Кофе, действительно остыл, но это моя вина, – она засмеялась. На лице администратора, тем не менее, застыло всё то же выражение лица, будто он забыл, что нужно сделать, чтобы сменить маску. – Просто я только что увидела объявление о вакансии. Вам требуются артисты?

– Ах, да, – парень, наконец, улыбнулся открытой, простой улыбкой. – Да, нам требуются музыканты. Но, видите ли, посетителей у нас бывает не так много, особенно сейчас, когда зима, а потому и большую зарплату мы вам предложить пока не можем.



Ксения Александрова

Отредактировано: 09.10.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги