Апрельская сирень

Размер шрифта: - +

Глава шестая

В раздевалке стоял плотный, пропитанный запахом пота и мужского дезодоранта, воздух. Было шумно: ребята галдели, обсуждая предстоящий матч. Ощущалось всеобщее волнение, но не такое, как было в самую первую игру. Пока всё складывается удачно, и ребята играют хорошо.

Дима был менее спокоен и уверен в сегодняшнем успехе, чем его товарищи, хотя Борис Игоревич всегда говорит, что легкая нервозность вперемешку с предвкушением игры, очень даже полезны. Юноша вытер вспотевшие ладони, которые всегда становились влажными, когда он нервничал. Благо, что нервничал он крайне редко.

– Не дрейфь, – сказал ему Сашка Морозов – нападающий команды и хороший друг Димки. – Сегодня мы уж точно выиграем.

– Чем же обосновывается такая уверенность? – осведомился Дима.

– Некоторыми сведениями, – хохотнул Морозов. Дима удивленно поднял брови. – Ягуары хорошая команда, но нападающий у них сегодня полный лопух. Так что, говорю тебе, не дрейфь. Ты справишься.

– Конечно, справлюсь, – кивнул Дима, подбодренный словами друга. – А как с вратарем? Он вроде вовсе не плох?

– Да, ничего, – пожал плечами Сашка. – Но я лучший нападающий, чем он вратарь! – слова Сашки прозвучали громко, так что все присутствующие услышали его. Ребята загоготали.

– От скромности не умрешь! – хохоча, пробасил Вася.

 В раздевалку вошёл Игорь Борисович, и ребячий гогот сразу же смолк. Тренера в команде уважали и любили, хотя и немного побаивались: временами он бывал суровым и даже жестким, и за промахи ребят журил так, что уже вполне взрослые молодые люди чувствовали себя детсадовскими мальчуганами. Но уж если команда отыгрывала блестяще, то и на похвалу Игорь Борисович не скупился.

Тренер, как обычно, проинструктировал команду, дал привычные наставления, произнес ободряющую речь, которая, как он всегда считал, придаст ребятам победное настроение и поднимет боевой дух; а затем сказал:

– Ну, с Богом!

И команда вышла на поле.

 

Погода сегодня выдалась хорошая: было тепло и солнечно, так что Сирена пожалела даже, что надела пальто, а не легкую осеннюю куртку. То ли от того что одета она была не по погоде, то ли от очень быстрой ходьбы, но девушке было жарко, да еще и этот шарф, обматывающий шею. А снять неудобно – все-таки атрибут болельщиков. Шарф имел ярко-желтую окраску под цвет формы команды, и, хотя с темно-синим пальто он совсем не сочетался, Сирена, все же, повязала его прямо дома, перед выходом, так что, до стадиона она добиралась, сопровождаемая любопытствующими взглядами.

В автобусе же девушке было особенно тяжело не замечать пристальный интерес к своему наряду. Но Сирене было все равно – когда кто-нибудь из пассажиров засматривался на неё неприлично долго, она просто улыбалась в ответ, что заставляло любопытную зеваку смущенно отворачиваться.

Автобус, как на зло, был переполнен людьми, но Сирене, хотя и с немалым трудом, все же удалось протиснуться в самый его конец. Удобно устроившись у окна так, чтобы можно было держаться за поручни, девушка погрузилась в изучение городского пейзажа.

– Сегодня Юпитерцы играют с Ягуарами, – сообщил кто-то слева от нее. Сирена не думала, что обращаются к ней, но машинально обернулась: молодой мужчина держал на коленях девочку лет двух-трех, и задумчиво смотрел на Сирену, а точнее, на ее шарф. – Юпитерцы отлично играют, - поведал он ее шарфу.

– Да, – ответила Сирена. – Именно за них я сейчас и еду «болеть».

Мужчина, наконец, оторвав взгляд от шарфа, поднял глаза, и посмотрел Сирене в лицо. Губы незнакомца растянулись в простой и дружелюбной улыбке.

– Любишь футбол? – спросил он.

– Угу, – кивнула Сирена, умолчав о том, что любит она не футбол, а своего друга-голкипера футбольной команды «Юпитер». Именно из-за него она и посещает почти все игры.

– Нападающий у них что надо. Я вот тоже люблю футбол – чаще хожу на стадион в качестве болельщика, но  иногда и сам играю.

– Правда? – спросила Сирена скептически.

– Ну, в фирме, где я работаю, есть своя команда. Руководство, организует разные спортивные соревнования: волейбол, малый теннис, зимой лыжи, и вот – футбол тоже.

– И с кем же вы соревнуетесь? – уже с интересом спросила Сирена.

– Как с кем? С другими организациями! – засмеялся мужчина. – А так почти всегда хожу болеть за наших, за Юпитерцев! Ребята вообще молодцы! Играют красиво, здорово! Просто высшая лига!

– Согласна, – кивнула Сирена, чувствуя, что, почему-то краснеет, будто хвалебная ода незнакомца адресовывалась ей лично.

– Сегодня вот не смог пойти – с дочкой сидеть некому. Жена в больницу вчера попала, моих родителей пять лет как в живых уже нет, а ее мать живет в деревне.

– А-а-а. Ох…, – растерялась Сирена, совершенно не зная, что сказать, и жалея, что разговор принял такой оборот. Ситуацию спас звонок телефона. Оля интересовалась, где ее, Сирену, носит.

– Я уже целый час торчу возле стадиона! Замерзла, как суслик! – кричала в телефон подруга.

– Не обманывай, – спокойно ответила Сирена. – Зная тебя, я уверена, что в ожидании ты томишься не более десяти минут. Я уже подъезжаю.

Когда Сирена положила телефон в сумку, ее собеседника-любителя футбола уже не было, а на его месте сидела пожилая женщина.

Оставшиеся пятнадцать минут пути девушка без интереса смотрела в окно, тупо провожая взглядом людей, дома, витрины магазинов, деревья, и важно разгуливающих по тротуару кошек.

 

За что Сирена любила подругу больше всего, так это за отходчивость и легкий характер – Оля никогда не бухтела, и не нудила, не высказывала своих обид и претензий, да и вообще, обижаться и дуться она, казалось, и вовсе не умела.  Поэтому, когда Сирена с опозданием пришла на встречу, девушка не сказала ей ни слова недовольства, возможно, решив, что высказанное ранее по телефону, будет вполне достаточно.



Ксения Александрова

Отредактировано: 09.10.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги