Арканы Мерран I. Сбитый ритм

Размер шрифта: - +

Аркан 0/XXII. ШУТ. Глава 3. Беглое пламя

Кровь, своя и чужая. Боль. Отчаяние. Безысходность.

Я вскочила с кровати, вся в холодном поту. Высунулась в окно, чтобы прийти в себя после кошмара. Обычное утро в Мерран, ага. С одной лишь разницей: не смотря на кошмарный сон, на сердце очень легко, потому что сегодня – день отправки домой. Вон, уже и заплечник в углу стоит. Бери да сваливай.

Со дня моего прибытия в Мерран прошло пять декад. Потеплело, чёрный диск затменного солнца превратился в ослепительно-белый серп. Нога восстановилась, размеренное существование надоело, монастырские припасы начали подходить к концу. Что за это время происходило дома, я боялась даже предполагать. «Пора», решила я, и объявила об этом Феррику. Он воспринял новость почти со слезами, но поделать, конечно, ничего не мог. Только умолял помочь с уборкой в храме - кадаргам заходить туда не разрешалось, а в одиночку старик не справлялся. Я, как последняя дура, согласилась. Пять дней змее в задницу: то помой, сё сверни, там развесь, здесь завесь. Однако сегодня всё. Ухожу, и колотись оно всё через ящерицу!

Я оперлась на подоконник, вдохнула холодный воздух. Окинула прощальным взглядом черные контуры гор. Справа из-за них поднималась бугристая серо-синяя туча. Она медленно пожирала небольшой кусочек светло-синего неба, подсвеченного короной Апри. Ещё немного, и месяц солнца вынырнет из-за гор. Надо торопиться, пока Феррик занят на солнцеслужении, а то как перехватит с очередными глупостями, опять задержусь.

И почему я его слушаю?

В туче полыхнуло, зарокотало. В лицо полетели мелкие капли полуснега-полудождя, оставляя мокрые следы на щеках, на ресницах, путаясь в куцем ежике волос: перед возвращением в свой жаркий мир я к гадюкам состригла всю кучерявую копну, что отросла за время «сидения» у Бассаров и в Мерран. Вот дали же боги волосы – мало того, что светлые, так ещё и вьются, как хвост у геккона. Только короткой стрижкой с этим ужасом и можно справиться.

Внезапно дверь в комнату затряслась под ударами.

- Свет Кетания! Свет Кетания! – раздался взволнованный голос Феррика, - свет Кетания, вы ещё здесь?

О боги…

- Свет Кетания?

Дверь начала приоткрываться.

- Не одета! - рявкнула я.

- Да, да, простите, конечно, - заблеял старик, - но я… покрывало… аларь… и дальний путь, счастливый…

- Выхожу! Ждите!

Покрывало, мать его. Я ж ему говорила, что вместе надо, а он «сам» да «сам». Боги тебя во все дыры.

Ругаясь сквозь зубы, на чем свет стоит, начала одеваться. Решила сразу «по-походному», не особо утепляясь – в Тимирии значительно теплее, чем здесь, в родном мире и подавно. Тунику и сандалии оставила пока в заплечнике, как и подобие кожаного доспеха, найденного в одной из кладовок: переоденусь непосредственно перед отправкой в Зеркало. Сейчас же надела полотняные штаны и рубаху, пригнанные по фигуре, на них - такие же из тонкой шерсти. Рукава и штанины обмотала кожаными ремнями. Сверху – монастырский балахон: ткань хоть и тонкая, но от влаги предохраняет неплохо. На ноги – сапоги, набитые тряпками: мой размер так и не нашелся, обувных дел мастера поблизости также не наблюдалось.

Затем проверила содержимое заплечника – сухари, вяленое мясо червекрыс, сушеные овощи, бурдюк с водой. Веревка, огниво, плошка. В очередной раз пожалела, что так и не нашла болты под ручной скорострельный арбалет, который обнаружила в привратных кладовках. Очень пригодился бы против монторпов – так, оказывается, звали монстров из заброшенного мира. В Мерран их хорошо знали, и считали воплощением «грязных» душ, которые принесли Катастрофу. Звучит странно, да. Хотя… Проклятые-Зрячие здесь элита, мировое зло не припишешь. Уродливые звери – совсем другое дело.

Ладно, хватит разглагольствовать. Пора.

- Пошли, - сказала я, распахивая дверь.

Старик тут же развернулся и засеменил по коридору, да так быстро, что тоже пришлось ускориться.

Присеменили мы в главный храм, где на ложе подвернутого пространства покоился огромный позолоченный шар – символ Великого Апри. Всю зиму его закрывала непроницаемо-черная ткань. Сейчас, когда зимнее затмение подошло к концу, священное покрывало снимали до осенней поры, в которую соседняя планета Атум начнёт «пожирать» бога-солнце вновь.

Я неоднократно предлагала Феррику сделать всё вместе, но он твердо отказывался, ссылаясь на Солнечный закон – по нему в зимнее время женщинам не положено всходить на алтарь (так же как мужчинам – в летнее). Но теперь выбора не осталось. Старик окурил меня горьким дымом, обрызгал водой, и разрешил свободно передвигаться по алтарю, «лишь бы явился лик Великого».

Покрывало висело криво. Когда Феррик начал стягивать этот огромный кусок ткани в одиночку, часть зацепилась за алтарную надстройку, часть - за «крючки» пространства, которые удерживали шар, подобно жемчужине в кольце. Теперь, чтобы всё исправить, пришлось немного «полетать»: совместными усилиями мы создавали упругие вихри, я с их помощью подпрыгивала к «крючкам», Феррик страховал, чтоб приземление было мягким.

Наконец, полотно упало на пол, обнажив шар. Старый монах кинулся было молиться, но я многозначительно кхекнула и, подхватив заплечник, развернулась к выходу. Сработало: Феррик тут же вспомнил, что надо довести дело до конца и свернуть полотно.

Ровно в тот момент, как мы закончили, дверь храма резко распахнулась. Из проёма высыпали люди, все в одинаковых серо-зелёных штанах и куртках. Лица под масками из прозрачных сфер, в руках скорострельные арбалеты.

- Духи! – взвизгнул Феррик, взмахнув костлявыми руками, - прочь, нечистые!

Упасть на пол, перекатиться за алтарь. Глухой удар возвестил о падении Феррика.



Майя Филатова

Отредактировано: 17.09.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги