Ароматы тайн. Шанель № 5

Размер шрифта: - +

Глава 9

Москва, 2013, август

 

-- Светлана, пошли в кафе. - Лика, как всегда начала фразу в коридоре и закончила её, уже стоя в дверях кухни. - Кофе выпьем, по булочке съедим.

- Но, как же? А вдруг Тина позвонит?

- Возьми телефон. А на городском стоит переадресация на мой.

- Переодеться...

- Не надо, - перебила Лика. – Накинь жакет сверху. Не в ресторан идём, в кафе напротив.

- Но...

- Ну всё! Хватит! – Лика подошла к домработнице и довольно сильно подтолкнула её к дверям. – Я хозяйка. И я хочу кофе!

Светлана хотела что-то сказать, но посчитав что спорить себе дороже, послушно направилась в прихожую.

- Одевайся и спускайся. Я догоню. – Вслед бросила Лика и, подойдя к столу, наполнила стакан соком из кувшина.

Присев на стул, женщина выпила сок и, дождавшись когда хлопнет дверь, достала из кармана пиджака телефон, быстро набрала номер.

- Мы выходим. Вы на месте?

Выслушав ответ, она поставила стакан на стол и, поднявшись, с наслаждением потянулась.

Проходя мимо зеркала в прихожей Лика слегка вздёрнула подбородок и, повернув голову вправо-влево, улыбнулась своему отражению. «Я хороша в любой роли!»

 

 

«Обеденный перерыв! - Светлана раздражённо оглядывала заполненный народом зал кафе. – Нашла время! Кофе ей захотелось! Стерва!»

Но, по опыту зная, что, если Лике что взбрело в голову, проще согласиться, нежели тратить время и нервы на убеждение или возражение той, домработница терпеливо ждала задержавшуюся хозяйку.

- Что стоишь? Пошли, - раздался сзади голос Лики.

- Может...

- Нет! – резко оборвала Лика – Идём!

Встретившись взглядом с шедшим навстречу молодым мужчиной, Лика подмигнула ему. Тот улыбнулся, салютнул чашкой и кивком показал на своего спутника.

«Неплохо. Симпатичный». Женщина оценивающе рассмотрела высокого, слегка сутулящегося, светловолосого мужчину, и толкнула Светлану в спину. Та сделала шаг вперёд и врезалась в блондина. Тот охнул, отвёл руку с чашкой и слегка согнулся, но это не помогло - на бежевой ткани летней рубашки расплылось тёмное пятно.

Светлана покраснела и залепетала:

- Простите, простите. Я не хотела.

- Было бы очень интересно, если бы хотела, - прокомментировала Лика, протягивая расстроенной женщине упаковку бумажных салфеток. Глядя как смущенная Светлана дрожащей рукой трёт пятно, Лика добавила:

- Если не застирать сейчас, рубашку можно будет выбросить.

- Да что вы? Что вы? Бывает. – Наконец подал голос «пострадавший». – Я... Да я...

Не менее красный, чем Светлана, он робко пытался поймать руку той.

- Не надо...

- Света, тут два шага до дома. Пятнадцать минут в стиральной машине, две минуты утюгом. И всё будет в порядке.

- Нет, нет. Что вы? Что вы? – Блондин испуганно оглянулся на спутника.

- А почему нет? – Тот ответил на молчаливую просьбу о помощи совсем не так как от него ждали. - Не можешь же ты в таком виде вернуться на работу.

- Да, конечно. Я всё быстро сделаю. - обрадовалась возможности исправить свою оплошность Света. – Пожалуйста.

- Заодно и обедом накормишь, - предложила Лика.

- Но я...

- Девушки, может познакомимся? Я Егор. Моего друга зовут Станислав.

- Анжелика, а это Светлана.

- Вот и хорошо! Значит Света со Стасом идут исправлять ущерб, а мы с Анжеликой тем временем кофе попьём, - весело распорядился Егор, забирая из рук друга чашку.

- Мне подходит. – Лика поспешила к стойке.

- Но. Как же? – Светлана растерянно смотрела в спину удалявшейся хозяйки.

 

- Едва выпроводил, - деланно пожаловался Егор, догнав Лику.

- Он всегда такой?

- Да нет. Нормальный парень. Просто Светлана ему очень нравится.

- Первый раз встречаю человека, влюбившегося в женщину по фотографии. Надеюсь, у них всё сложится. Второй раз в роли свахи я выступать не хочу.

- Начинаем? – Мгновенно становясь серьёзным спросил Егор.

- Да. Мне обязательно нужно сегодня попасть в два места. И без «хвоста».

- Тогда, вперёд! Всё помнишь?

- Да.

 

«Феррари» шёл по второй полосе. Удерживая руль одной рукой, Лика поправила микрофон телефонного гарнитура и поочерёдно посмотрела в зеркала заднего вида. Тёмный джип держался за её машиной как приклеенный. Чуть сзади, по первой, двигался «Мерседес».
- Пора! – прозвучал в наушниках голос Егора. – Или придётся всё отложить.
- Нет! Сегодня! – Резко и громко ответила Лика.
Впереди был нужный перекрёсток. Женщина повернула руль вправо, втискивая «Феррари» в образовавшийся узкий просвет между рванувшей на зелёный свет «Нивой» и «Фордом», только тронувшимся с места.  Водитель «Форда» притормозил и возмущённо просигналил.
Почти одновременно с роскошным «итальянцем» сделал влево поворот «Мерседес», занимая место «Феррари» и вставая на пути джипа преследователей Лики.
Женщине показалась что послышался звук столкновения, но она даже не оглянулась, оставив своего напарника по рискованному манёвру разбираться с последствиями.
Въезжая под арку дома – назначенное место встречи, Лика чувствовала себя измотанной: поездка по забитым машинами дорогам отняла много сил.
Темноволосая девушка, стоявшая возле серого, неприметного «Фольксвагена» с открытой дверцей водителя, быстро подошла к остановившемуся «Феррари» и помогла Лике выбраться из машины. Изящно скользнув в «Феррари» девушка сразу тронула автомобиль с места.

Спустя три часа Лика припарковала «Джетту». Устало откинувшись на спинку водительского сидения женщина сняла очки и стянула с головы парик.
Телефон пропел: - «Улыбнитесь, каскадёры». Писательница нажала на кнопку ответа и озабоченно спросила:
- Сильно ударился?
- Я? - прозвучал из динамика голос Егора.
- Мне показалось, что вы столкнулись.
- Да нет. Подрезал аккуратно и чисто. – В голосе мужчины слышались удовлетворение и гордость. – Ляля поставила твою «деточку» в гараж и сейчас в твоей квартире. Парни сидят возле подъезда, они так и не сообразили, что это не ты. Так что время для тебя мы выиграли. Пользуйся. С умом. Отбой.
Лика взглянула на часы. Подтянула к себе объёмную сумку с пассажирского сиденья. Вышла из машины, склонилась и вытряхнула из сумки ворох одежды на сидение. Принялась переодеваться. Прозрачная блузка скрылась под тёмным длинным жакетом, широкое полотно с продёрнутой в кулиску тесьмой, обёрнутое вокруг талии, превратилось в длинную юбку. Накинув на голову лёгкий шарфик Лика подогнула его у висков и завязала концы сзади на шее. Светская дива уступила место скромной прихожанке.
Подхватив сумку женщина закрыла дверцу. Пискнула сигнализация.
Мимо, направляясь к кованной калитке, проходили две девушки лет пятнадцати. Одна невысокая, полноватая, вторая выше ростом и стройная. Русые волосы, одинаково подстриженные, отличались оттенками: пепельный у высокой и золотистый у её собеседницы. Писательница двинулась за подругами, разговор подруг её заинтересовал.
- Дура ты, Оля. Пашка самый классный парень в школе. Думаешь Надька отступится. Да ни за что! – напористо говорила высокая. – Тебе и делать то ничего не надо. Просто подашь её на панихиду. И всё!
- Ой, Тань. Боюсь я. Легко тебе говорить. А вдруг...
- Чего вдруг?! Чего?! Да наши бабки всегда так соперниц изводили. Ничего страшного в этом нет. – Убеждала подругу Таня.  – Да и не думаю я, что что-то выйдет. Просто попробуешь. Вдруг поможет.
Невысокая остановилась у калитки и подняла взгляд на кресты на куполах небольшого храма, потом опустила голову и задумалась. Лика присела, сделав вид, что поправляет пряжки на туфлях.
- Пошли! – Высокая подтолкнула подругу в спину. – Пошли.
- Нет! – Вскинула голову Оля. – Ни один парень не стоит такого. Я люблю Пашку. Но такое... Нет! – Она резко повернулась и, всё убыстряя шаг, направилась прочь от храма.
- Ну и дура! – Таня подождала пока подруга скроется за домом и легко взбежала по ступенькам.
Лика заторопилась вслед. Спешно перекрестившись и поклонившись, она подняла по ступенькам, миновала притвор и окунулась в тишину и прохладу храма.
Заинтриговавшая её девушка уже стояла у свечного ящика:
- Молебен для Татьяны и панихиду для Ольги.
Женщина за прилавком стала заполнять записки.
- Постойте! – Лика положила ладонь на бумагу и посмотрела в лицо девушке. – Вы же только что разговаривали с ней у калитки храма.
Лицо девушки пошло красными пятнами.
- А вам какое дело? – Грубо спросила она у Лики. – Я плачу! И имею право заказывать то, что хочу!
Женщина, стоявшая за свечным ящиком, побледнела и прерывающимся голосом спросила:
- Вы подаёте на панихиду по живому человеку?
- А вам то что? – Резко повернулась к ней девушка. – Чего вы все вмешиваетесь?!
Её громкий голос привлёк внимание находившихся в храме, и люди стали подходить.
- Это же грех великий! Это же... - Свечница замолчала, с ужасом глядя на девушку.
- Панихида! По живому?
Вокруг всё громче звучали возмущённые голоса.
- Панихида! По живому?
Девушка встревоженно смотрела на людей, столпившихся вокруг неё. На лицах прихожан читалось осуждение.
Из алтаря вышел молодой священник и подошёл к свечному ящику.
- Что случилось? – Тихий, ласковый голос успокоил взбудораженных людей и они стали расходиться.
- Что происходит? – Сочный, мощный бас, прозвучавший от дверей, заполнил все уголки храма.
Лика оглянулась.  Позади неё стоял высокий, немолодой священник, настоятель храма.  Тот, ради кого она проделала долгий путь. Женщина повернулась, склонилась в поклоне, касаясь пальцами пола, выпрямилась и, сложив ладони лодочкой, протянула их к мужчине.
- Благословите, батюшка!
Перекрестив её священник вложил руку в её ладони. Лика склонилась и крепко прижалась губами к тыльной стороне ладони мужчины. Подняла голову и ещё несколько мгновений удерживала пальцами пальцы священника, наблюдая за глубокой ямкой, а потом зло взглянула тому в глаза. Мужчина улыбнулся и едва заметно пожал плечами, потом обратил внимание на стоявших рядом.
- Что происходит?
- Девушка хотела... На панихиду... Живого... – Свечница, заикаясь, попыталась объяснить ситуацию.
Молодой священник быстро подошёл к настоятелю и что-то тихо проговорил ему.
Пожилой священник посмотрел на девушку. Та стояла, сжимая и разжимая кулаки, красная, злая, и в то же время растерянная. Тучная, высокая фигура настоятеля закрывала ей выход, а пройти в средний храм девушка очевидно опасалась.
Лика прикидывала как можно будет обыграть этот эпизод в книге и так задумалась, что не заметила, как осталась у свечного ящика одна.
- Спасибо вам! – Тихий голос свечницы вернул писательницу из мира фантазий. – Это ж какой бы грех я совершила. За всю жизнь не отмолить!
- Почему вы? Вы же не знали. – удивилась Лика.
- Мы спрашивать должны.
- О том - умер ли человек? Шутите?
- Вам свечи? – Женщина явно не желала продолжать разговор о своих обязанностях.

Заказав молебен и затеплив купленные свечи Лика вышла в притвор и остановилась у двери в комнату священников. Стукнула два раза, переждала и стукнула ещё раз.
- Заходи.
Комната была такой, какой женщина помнила её с детства. Иконы на стене справа, горящие перед ними лампады, стол, стул в углу между столом и стеной, слева шкаф.
Священник сидел за столом, в удобном большом кресле. Лика улыбнулась, вспомнив, как настоятель протестовал, когда она привезла этот подарок, как, с опаской оглядываясь на иконы, тихо ругались грузчики, проталкивая кресло в проём.

- Здравствуй, Андрюша!
- Здравствуй, Даша! Садись. Рассказывай.
Лика села на стул и сложила ладони на коленях.
- На исповеди давно не была. Плохо. – Ласково попенял батюшка посетительнице.
Лика прищурилась.
- Если я правильно помню, вам нельзя обсуждать своих прихожан?! Отец Алексий не имел права сообщать тебе, что я не исповедуюсь!
- Так он и не сообщал. Логика, Даша, логика. Если бы ты ходила на исповедь, то спросила бы о самочувствии отца Алексия. Раз не спросила, значит, давно не видела его.
- Ты тоже не спросил о Тине! – возмутилась Лика.
- Если бы были какие-то новости, то ты сразу бы рассказала. Раз молчишь, значит, известий нет. К тому же, я утром звонил Светлане.
- Прости. – Лика опустила голову.  - Что с Алексием?
- Сел он.
- Как? – Лика растерянно взглянула на настоятеля. – Он же моложе тебя!
- На всё...
- Когда у тебя операция? – перебила собеседника женщина.
Мужчина отвёл глаза.
- Только не говори, что ты отказался!
- Сердце, Даша, сердце. Врач говорит, что подлечиться сначала надо.
- Я же просила тебя! Просила! Ты мой брат! Я люблю тебя!
- Не кричи, Даша, не кричи. Не гоже в храме голос поднимать. Это мой выбор. Моё служение.
- Да как же так?! Ты же умный, талантливый, мог...
- Хватит. – Голос священника был спокоен, но Лика, хорошо знавшая брата, замолчала и сникла.
Несколько минут в комнате царила тишина.
- Исповедуешь?
- Почему не идёшь на исповедь к своему священнику?– строго спросил настоятель.
- Есть вещи, которые я просто не могу чужому сказать.– с отчаянием сказала Лика и тихо прошептала - Не могу. И всё.
Батюшка пристально посмотрел на сестру.
- Хорошо. Сейчас?
- Да. Мне очень надо. Устала я от этого груза.
- Открой шкаф, подай серые...
Лика встала и достала из шкафа серые ботинки
- Давай помогу надеть.
- Сам я, сам. Иди, помощница. Сейчас приду.

Лика скрестила руки на груди и трижды поклонилась присутствующим в храме:
- Простите!
Поднявшись на солею она повернулась к ожидавшему её отцу Андрею, и замерла: священник сидел на широком табурете.
- Ты сел! Сел! – Слёзы покатились из глаз. – Сел!
- Тише, Даша, тише. Иди ко мне.
Лика сделала несколько шагов на подгибающихся ногах, и буквально рухнув на колени, обхватила ноги священника руками, уткнула лицо в тёмную ткань рясы, запричитала:
- Как же так, Андрюша? Ты... Я же знаю, вам только в крайнем случае... Ты сел...
- Исповедь, Даша, исповедь. Я священник, а ты кающаяся. – Широкая ладонь легла на голову женщины. - Я слушаю тебя.
- Не могу я.
- Можешь, Даша, можешь.
Женщина подняла заплаканное лицо.
- Я убила человека.



Кариса Лир

Отредактировано: 13.08.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги