Артемий Ааронсон и кольцо странника

Размер шрифта: - +

Глава 1.

… держусь я за ремень, и мне становится страшно, что поток лавы внизу смоет и проглотит мои кости живьем, а я так и не достиг своей цели…. А вся жизнь проходит передо мной, а кем я был? И вообще как я здесь очутился?  Кто меня во все это вовлек? Черт, пора напомнить себе кто я…

Глава 1.
Ну, с чего бы начать? Знаю! Давай я тебе лучше представлюсь? Зовут меня Артемий (конечно не имя, а бред), произноси через «е», хорошо? Просто некоторые прикалываются над моим именем, произнося через «э». Хотя я не против… Фамилия Ааронсон. Еще бредовее, чем имя! Интересно, мои родители не думали о том, что такой парень как я не уживется с такой фамилией и именем…?! Ой, чего–то я развел демагогию, как обычно… Просто этот вопрос никогда не перестанет меня волновать. Учусь в 9 классе, общеобразовательной школы, не буду называть номер. Вообще, я очень популярен в ней, даже чересчур! Мальчишки меня уважают, ну а девчонки…, многим нравлюсь. Не могу я сказать, что некрасив или страшен. Довольно всего в меру, но отражение в зеркале мне нравится! Прическа довольно стильная – уложенные гелем кверху, медно–каштановые волосы. Глаза – серые, рост – 176 см, занимаюсь спортом, а еще джиу–джитсу. Мускулы и пресс имеются, я что – то забыл? Вообще, живу в богатой семье, и я один, хотя имеется множество дальних сестер и братьев. Мой лучший друг –  Маг. По крайней мере, я его так называю. Его зовут Марк Намон. Тоже из того же сословия, мы знакомы с детства и наша дружба дороже всех интересов на планете Земля. Родители крупные бизнесмены. Моя мама Шарона покинула нас, когда мне было 13, и уехала жить со своим молодым ухажером Терьером. Да, согласен кличка как у собаки, но он африканец и довольно богатый. Мой отец Лорен женился на молоденькой блондинке Кате, и они очень счастливы. Поэтому кроме моего друга и верного кота Стэна никого не было. Вы заметили, наверное, что все имена нерусские совершенно? Да, мы приехали из Канады, потому что лавочку папы чуть не взяли копы. А я хорошо знал именно этот язык так, как любил русскую классику. Ну, тогда впервые и учли мое мнение.
Но с чего же все началось перед тем, как жизнь обычного мальчика стала сумасшедшей и странной?
Это началось перед полнолунием 20 декабря 2010 года.
Я спускался с урока истории, как вдруг дорогу перегородила мне Вика. Девчонка очень мне нравилась. Ее чуть пухловатые щеки, вечно сияющая улыбка, губы и белые  волосы, переливающиеся всеми красками жизни и цветами радуги. Я не знал, как заговорить с девушкой, но собрался с духом и сказал:
– Привет, а у тебя шнурок, похоже, развязался…! – Боже, что же я говорил, на обуви не было шнуров…, но, к счастью, портфель имел несколько, которые были развязаны. Фух, пронесло.
– Оу, привет! Спасибо, Тема! Я сегодня совсем ничего не замечаю…, не выспалась, – произнесла она, завязывая шнурки, так медленно и непринужденно, что я мог покраснеть.
– Ну – э, я тоже…, – врал я напропалую, заглядевшись на Вику.
– Да? С чего же? – спросила девушка меня, прищурив глаза.
– Э–э–э, ну я реферат писал… О, ну ты знаешь… Такой большой…
– О чем? – поинтересовалась та.
– О, о… затмении…, – я увидел статью в газете, лежавшей на кофейном столике в углу, хотя зрение часто подводило; носил очки, когда читал.
– Неужели? Почитать дашь? – чуть не смеясь, рассердила блондинка меня.
– Нет, не могу. Еще не дописал…, да и вообще очень спешу, а то меня Марк заждался…, был рад увидеть тебя…, пока, – быстро сказал я и бросился бежать, как вдруг услышал голос Вики.
– Передавай Марку привет и пусть он мне позвонит, – крикнула Виктория напоследок.
Что? Позвонит? Они что, знакомы? Я вскипел от гнева и рявкнул:
– Передам!
Я несся по лестнице, чтобы придушить лучшего друга, а так же известного Казанову школы. Мой кулак так и чесался, да и к тому же хотелось попрактиковать удары джиу–джитсу. Он нагло стоял, опираясь на арку в солнечных очках, разговаривая с Ликой Синеровой, которая была по уши в него влюблена (Санта – Барбара отдыхает). Я шел с такой злобой, что хотел откусить от его глотки всю плоть. Но меня что – то остановило, это было как молния, которая ударила среди ясного неба. Злость исчезла… Странно, да? Вот так просто.
Ладно, в общем, подошел к «другу» в тот момент, когда на него хотела повеситься Лика. Короче, спас негодяя.
– О–о–о, привет, братик! Как твоя молодая жизнь? – весело произнес Марк, похлопав меня по плечу.
– Спасибо, пока я не…, давай я тебе по дороге домой расскажу…, – сказал я, еще ощущая присутствие Лики, которая развесила локаторы, спрятавшись за аркой.
– Ох, да что–то я заговорилась, пойду на урок…! Пока Марк! – ощутив, что раскрыли, сказала нервно Синерова и побежала в сторону лестницы.
– Пока, Лика, – вместе мы произнесли.
Я быстро накинул на себя пальто, завязал шарф и надел ботинки, и мы вместе с «братом» пошли из школы прочь.
– Ну, что там у тебя такого, что не хотел говорить при Ликочке? – с усмешкой сказал Маг.
Почему–то, сразу захотелось ударить по его отбеленным зубам и сломать очки.
– Ликочке? Ты смеешься? Ну, в общем, неважно. Случаем, не забыл про наш договор? – напомнил с саркастической речью я.
– Смотря какой? Ведь я и не припомню всех, уж слишком много…! – зевая, произнес он лениво.
– Ну…, это… самое про Вику…! – сказал я, даже очень смущаясь.
– А–а–а, это…! Ну, помню! А что ты так всполошился–то? – спросил Марк подозрительно.
– А ничего! Вы с ней знакомы?
– Конечно.
– Вика тебя попросила позвонить, – пытался я перебороть свою ревность.
– О, спасибо! Я и забыл…!
– То есть? Зачем? – все больше злился я.
– Ахахаха, ты не ревнуешь ли?
– Нет! Вовсе нет! – пытался я оправдаться.
– Ахахаха, ты такой смешной, когда злишься, – все смеялся надо мной лучший друг.
– Ладно, хорош ржать!
– Ну, у нас ничего нет…
– Правда? То есть,…а почему Вика попросила позвонить ей? – обрадовался я.
– Помогает с итальянским» – сказал Марк.
– С каких это ты пор занимаешься итальянским? – продолжал я допытываться.
– С тех самых, когда узнал, что поеду работать летом к отцу в Италию! Буду помогать составлять бизнес–планы, планировать день и присутствовать на партнерских встречах…! Я так давно об этом мечтал, что готов выучить  язык за 5 месяцев с половиной! – мечтая, сказал Маг.
– Да–да–да, помню! Тем более как же тут забудешь, когда ты зудишь и болтаешь об этом без умолку! Ладно, допросы окончены! А теперь извини, но нам придется поторопиться, иначе меня Катрина убьет…!
– И как ты Катюшку терпишь? Не уж–то твой отец не замечает, что девушка – хорошенький манипулятор? – потирая затылок, непонимающе спросил который раз Марк.
– Нет, и тем более ему некогда. Отец приходит, сразу спать ложиться! – отмахнувшись, сказал я, потирая переносицу. Попрощавшись с другом, направился нехотя к дому.
Когда зашел в холл, начал отогреваться от мороза (так замерз, что пальцы на ногах окаменели и не слушались моих приказов). Как только я снял куртку, спустилась Катя, на которой была розовая шелковая ночнушка. Почти прозрачная. Иногда, думал, что она живет в доме вовсе не из–за папы… Наверное, ждала, что я скоро повзрослею, ведь девушке было 18 лет.
Мачеха так на меня посмотрела, что захотелось убежать подальше от накладных ресниц.
– Ну, привет, дорогой! Как прошел день в школе? – спросила Катюха ласковым голосом.
– Э–э, ну как обычно! А ты чего разгуливаешь по дому в таком виде? Папа еще нескоро придет, – сказал я требовательно, пытаясь отвести взгляд в сторону.
– Ну, просто, я проснулась недавно… Тем более, в институте сессия закончена, а экзамены тем более! Так! Это что такое? – завизжала эта «старая» карга.
– Что именно? – не понял я.
– Ты наследил! Ковер такой чистый был до твоего прихода, а теперь – грязный! Я же так старалась и убиралась! – кричала «любительница уборки».
Лично я не понял ничего, ведь Катя же типа спала… Люди, я вообще в девушках ничего не понимаю. Они такие загадочные и всегда перепрыгивают с одной темы на другую так, что мозг начинает болеть. Примерно, как у глупенькой первоклассницы, которой рассказали о строении карбюратора.
– Ну, ты же не умеешь убираться!  Говорила, что, якобы, была создана для светской жизни. Так дерзай! – злил я мачеху все больше, что любил делать каждый день. Однако, после всегда от отца попадает.
– Я? Не умею? Да как ты смеешь?! Я росла в семье, где было 6 человек. Была почти старшая и уборку вечно вешали на меня, – дрожащим голосом кричала Катя.
– Ой, ну ладно гнать! Думал, что, такая как ты, не умеет ничего, кроме того, как окучивать чужих пап» – не выдержал я.
– Пупсик, я не ради твоего папочки здесь! Лорен мне и подавно не нужен! – тогда Катя на меня посмотрела так, как на колье из сапфиров, которое папа подарил прошлым вечером.
– Ты не в моем вкусе! Старухи не в моде, – насмехался я.
– А ты–то так сейчас говоришь, потом вырастишь, и узнаем! – распустив волосы, сказала кошачьим голосом девушка.
Тут послышался баритон моего отца. Аллилуйя! Я спасен. Но ту произошла громадная ошибка. Катя дала сама себе пощечину и сделала несчастный вид, будто ее ударил кто–то другой. Но тут я понял, к чему мачеха это сделала. Отец увидел красный след на щеке,  посмотрел на меня (а лицо у меня выражало явную злость)  и заорал:
– Та–а–ак, быстро выметайся из дома, пока не поймешь, что натворил! Катя, с тобой все в порядке? Что сын с тобой сделал? Знаешь, Артемий, я был лучшего мнения о тебе!
– Ох, Лорен! Не стоит выгонять мальчика, это я виновата, просто поскользнулась! – играя, сказала Катрина, злобно подмигнув и войдя в образ «несчастной жертвы» вновь.
Господи, папа совсем ослеп? Не понял, как обманщица «падала»?
– Нет, Катя, пусть подышит воздухом, – приказал отец, смотря на меня ястребиным взглядом.
– Но, папа…, – растерялся я.
– Шагай, давай! – крепко прижав к груди жену, рявкнул Лорен.
– А знаешь, лучше бы я уехал к маме. Мать хоть не такая слепая, как ты…, – крикнул я, надевая куртку и шарф кое–как. Даже не надев сапог, вышел в домашних кедах.
Вечер был чудесным, правда темно и холодно. Звезды изредка показывались из–за туч, блистая своей ослепительной красотой. Я не романтик, но сейчас хотел бы погулять с кем–нибудь, даже знаю с кем… Темнота обостряет чувства человека во сто крат, особенно зрение. И энергия всегда бурлит так, что ты можешь пробежать несколько километров без остановки, не то что на уроке физ–ры рано утром. Сердце пульсирует, мышцы гудят и вибрируют. Иногда ощущаешь себя полноценным хищником, влюбленным в Луну. Кровь мутнеет, превращается в энергетик, а затем адреналин дает подзарядку телу, особенно в полнолуние! Не замечали? А зря, такие чувства в каждом человеке есть. Ну, хватит о замашках.
Я бродил по прямой дороге, разделяющей коттеджи. Ноги вели к дому друга, который находился в пару коттеджей дальше. Я подошел и постучал. Но никто не ответил.  Поэтому заглянул в окно, которое было на всю стену первого этажа. К моему удивлению, Марк сидел возле камина и занимался итальянским с Викой. О, на ней было такое милое платье, что захотелось войти и предложить погреться у камина. Но тут я увидел, что Маг тянет руку к девушке, желая положить на плечо, как это делается в американских фильмах. О нет! Вика, сопротивляйся! Но этого не произошло. Виктория с удовольствием  облокотилась о руку Намона и смущенно засмеялась. Вино и конфеты лежали рядом. Ясно, меня провел собственный дружок. Вика смотрела на Марка с такой нежностью, что меня охватило разочарование. Перестав здраво рассуждать, сильно дернул ручку, но было заперто. И как дурак остался наблюдать за ними. И увидел страшную картину для сердца. Марк сидел и гладил возлюбленную по щеке. Ну, все, я ухожу.
Разозлившись не на шутку, побрел, точнее, понесся к старой площадке для детей, рядом с домом моим, которая была возле соснового леса.
Упав на качели, долго просидел в ступоре, вспоминая эту картину.
– Эй, чего грустишь? – спросил меня кто–то за спиной.
– Знаешь, не думал, что мой друг окажется таким подлым и поставит на карту нашу дружбу, – сказал на автомате, не замечая никого и ничего. Думал, что с головой что–то не так.
– А ты не знал, что Марк наживался на тебе всегда? – спросил тот же мелодичный и чарующий голос.
– Нет, честно, я думал, что Намон единственный, на кого могу положиться и кому могу довериться…! Знаешь я рад, что могу поболтать сам с собой, ведь, такие глюки помогают выговориться, – бубнил я.
– Я – не глюки! – завозмущался дивный голос, перерастающий в скрипучую калитку.
Тут я и повернулся. Позади  меня, оказывается, сидела прекраснейшая девочка. Красота затмевала всех девчонок на планете, которых знал или не знал. Не смогу ее точно описать, поэтому я постараюсь. Начну с лица. Тут и не скажешь ничего, идеально, совершенно, прекрасно. Глаза светло–бирюзовые отливали золотом. Форма лица – овал. Губы, нос, скулы, лоб – идеально ровные. Ох, а волосы. Они были до талии, постриженные лесенкой. Девушка была шатенкой. Волосы переливались и играли даже ночью. Были и темно – золотистые локоны. А пахли древесной корой и корицей.  Да, я попал в Рай.
– Хватит на меня глазеть! – крикнула миленькая мордочка.
– О–о–о, э–э–э, ах, да прости! Просто ты такая…! – говорил я так, как–будто нанюхался одеколона.
– Ах, да, обычная реакция парней, sorry, забыла! – видимо она уже привыкла действительно.
– Ты…? – захлопав глазами, потерянно спросил я.
– Меня зовут Аврора! Я твой страж! – коротко и совсем неясно пояснила красавица.
– Кто??? – тупо покосился на Аврору, но потом увидел на ее прекрасной ноге татуировку. Обычный браслет со звездочками.
– Вот что я не люблю, так это слово «кто»! Пошли, объясню по дороге! – девушка схватила меня за руку. Похоже, Аврора сильная, ведь не любая оставит на коже синий след от рук.
– Стой, стой, стой! Я тебя не знаю! Хоть ты и красивая…, но никуда не пойду! – настаивал я, пытаясь освободиться.
– Слушай, а я спрашивать и не буду! – сказала девчонка, и тут произошло кое–что.
Аврора взяла какой–то мешочек, завязанный на джинсах, и открыла его. Взяла горстку пыли, блесток и вообще непонятного чего – то. А потом высыпала на себя часть.
– Ты что, из психушки сбежала–а–а….? – не успел договорить, ведь уже болтался в воздухе.
Тонкие руки держали меня с такой хваткой, что вскоре стало больно. Если вы никогда не висели в воздухе на высоте 27 этажа, могу сказать, что это нереально круто и непередаваемо…
Дух захватывает… Но потом вспомнилось, что чем дальше в гору, тем тяжелее дышать. Я начал задыхаться.
– Эй, Артемий! Что случилось? – задала глупый вопрос прелестная Аврора.
– Я… Я… не могу… дышать…, – тяжеловато говорить было.
– Ох, прости, забыла…, – виновато сказала девушка.
Подъем в воздух был безопасным, но вот когда Аврора начала спускаться, почувствовал себя метеоритом. Накалялся и тяжелел. А потом вырубился…
– Эй, Артемий! Ты в порядке? – голос раздавался так далеко, что захотелось спать. Но пощечина дала о себе знать.
– Ой! Аккуратнее! Я слышу, Аврора! – возмущенно сказал я.
– Помнишь, как меня зовут…, – с облегчением сказал сладкий голос.
– Так, а теперь жду объяснений, – требовательно настаивал я.
– Ну, мне нельзя…, – опустив глаза, тихо прошептала девушка.
– Что? Если не расскажешь, то уйду, – пытаясь встать, сказал рассержено я. Но головокружение усадило обратно на попу.
– Ладно, но думаю, что могла бы сделать это попозже, и тем более от меня никуда не уйдешь, – пожав плечами, сдалась Аврора.
– Давай уже!!! – не удержался я от любопытства.
Я оглянулся и чуть снова не отрубился. Вокруг была такая дивная поляна, как в фильмах показывают. Была ночь, но все же успел разглядеть прекрасное вокруг.
Мы были на поле, где выращивали виноград. Его аромат распространялся по всему горлу и дыхательному пути. Так их хотелось откусить виноградинку и насладиться нектаром. Так же на поле были цветы: тилландсии (фиолетовые, персиковые, белые), орхидеи Ванда, розы Аваланж, альстромерии, стрелиции, ранункулюсы. Удивило то, что все цветы, выращиваемые в разных полосах Мира, собрались на одной маленькой полянке. Но странное было еще то, что ни снега, ни мороза не было. Я оказался совсем не в России, и это очевидно.
– Где я? – спросил растерянно.
– Ох, ну, не могу точно сказать. Ведь когда ты задыхался, решила сделать экстренную посадку. Я же не знала, что ты еще не обучен всем этим штучкам…! – виновато сказала Аврора.
– Каким штучкам? – потупился я.
– Ну, магическим, – тихо сказала Аврора на полном серьезе.
– Стоп, что ты за чушь несешь…? – не мог я понять до конца: девушка адекватная вообще?
– Ничего не несу. Просто нужно столько рассказать, что думаю, у тебя голова лопнет, – смеясь, произнесла красавица. – А теперь советую поспать, иначе утром ты точно ничего не поймешь.
– Э, ну, хорошо, только можно один вопрос? – с надеждой спросил я.
– Какой? – прищурясь, спросила прекраснейшая дева.
– Как папе скажу, где я? – было очень страшно, ведь  папа может искать. Подумают, что либо сбежал, либо похитили конкуренты отца. Так уже было, неоднократно.
– Не волнуйся, здесь время замедляется, не идет и вообще не существует. Поэтому, когда вернешься, будет такое же время, – махнула рукой девочка.
– Что? – удивился я.
– Поэтому я и говорю, спокойной ночи! – сказала Аврора, улегшись рядом.
Что ж, я послушался, но уснуть долго не смог. Мучили вопросы о том, как это все со мной связано, кто такая эта Аврора, что это за место, где времени нет, почему сплю на траве?
Но также вспомнил, как мой лучший друг предал, обманул и нарушил наш договор, и рана в груди заныла с такой силой, что я, волей и не волей, сжался в ком. Было ужасно скверно и противно, что тот, кому доверял, воспользовался и кинул, словно клочок тетрадной бумаги. А Вика, не думал, что девушка такая же, как и все девчонки нашего возраста, ведь блондинка была для меня особенной и любимой, нежной и хрупкой. Небось, когда вернусь, голубки еще будут сидеть вдвоем на полу и греться возле камина. А у меня есть вообще перспектива, такая красивая и прелестная, даже Вика по сравнению с ней меркнет. Как будто, Аврора самая настоящая звезда, спустившаяся с небес. А что, попробую расспросить о том, кто девушка и почему я именно нужен ей.
– Вставай, соня, – ласково прошелестел ветерком ангельский голос.
Я встал и увидел совершенно другую картину. Где выращивали виноград, стали выращивать черешню, а цветы закрыли свои бутоны. Оказывается, я спал возле гигантского водопада, где плавали радужные рыбы и щебетали колибри. Над головой пронеслась большая желтая бабочка, а за ней голубые и оранжевые тропические бабочки. Они пахли чудесно: конфетами и лакрицей. Трава была изумрудной и шелковистой, что на ней реально можно было спать, как на пушистом ковре, который был похож на тот, что лежит в ванной возле раковины. Облаков на небе не было, и небо не было голубым. Оно было персикового цвета, как на тропических островах. Ох, было так здорово, что я расслабился и не мог встать. Ветер был таким теплым, как будто кашемировый шарф ласкал меня по щеке.
– Да, здесь чудесно, – увлеченно произнес я.
– Ага, я тоже люблю это место, – довольно сказала Аврора.
– Но ты же сказала, что не знаешь, где мы!
– Э–э–э, ну, пока ты спал, перенесла в пункт назначения, – неловко улыбнулась девушка.
– Не тяжелый? – я пытался быть вежливым, но…
– Эй, не подкатывай ко мне, – возмущалась Аврора.
– А я и не …, – начал я.
– Если сосредоточена и никто не отвлекает, то могу мысли читать, – отвернувшись, сказала, краснея, девушка.
Ого! Я был в шоке, то есть я же такое вчера себе нафантазировал, что стыдно вспоминать…
– Ладно, прости… А теперь расскажи то, что собиралась сообщить вчера, – я пытался забыть этот маленький инцидент и перевести тему разговора.
– Выбирай: кто я или кто ты? – предоставила выбор Аврора.
– Давай – кто ты? – о себе хотел узнать в первую очередь, ведь было даже страшно подумать о том, кем являюсь, поэтому решил уступить место даме.
– Я – Аврора Элейская – твой хранитель–страж! У меня 5 разряд, почти самый последний. Обучалась в крепости Беллактрис и получила красный диплом. Столько же, сколько и тебе. Являюсь твоим щитом. У каждого человека есть своя звезда, а у героев – они самые большие. Обладаю такой магией, как полет, прорицание, чтение мыслей, алхимия, оккультизм. Имею доступ к кристаллам вечности, мудрости, пламя, воды, растений, анимагии, луны, звезд, любви, теней, доброго духа, милосердия и силы. Мое обличие – это  человеческое тело, поэтому я не небесное тело! Звезда на небе это знак тебе! Я – твой путеводитель. Моя клятва – служить и быть верной, – закончила Элейская, но я до сих пор не понимал, для чего все это.
– Ух ты, крутая… Мне нравиться! Но как ты связанна со мной? – спросил я.
– Если тебя ранят или убьют – со мной случиться то же самое, но если меня ранят или убьют с тобой ничего не случиться! Говорю же – я твой страж. Щит, отражение, – девушка опустила голову и начала плакать.
– Эй, буду тебя,… себя беречь! Не дам такое прекрасное создание в обиду, слышишь? – я подошел к Авроре и обнял.
Слезы Элейской обращались в жемчуг и катились до самого водопада.
– Убери руки! Я в порядке…, честно…! А теперь пора идти, – быстро произнесла звезда, как будто ничего не произошло.
– Подожди, а про меня рассказать? – удивленно я произнес.
– Потом! Времени нет! Или ты думаешь, что ночью здесь так же чудесно? – небрежно Элейская ответила.
– Но… ты говорила, что время здесь не течет, – так запутался, что понимал только то, что Аврора страж–звезда. И даже не понимал, кто я такой! Так начинаю бредить и медленно сходить с ума.
– Давай пошевеливайся, – крикнула звезда, которая уже стояла на горе, с которой шел водопад.
Я хоть и спортсмен, но по лиане забирался довольно долго и тяжело! Пару раз падал, обдирал кожу рук из–за сильного скольжения вниз, соскальзывал и ударялся о скалу. А наверху диким хохотом заливалась эта девчонка. Мне было даже неловко как–то из–за неумения лазить по 16 метровой лиане – скользкой и противной. Но все–таки забрался на скалу через полчаса моих мучений. Мышцы гудели, и, похоже, я заработал кучу мозолей и шрамов. Пришлось снять рубашку. Да, я еще был в школьной форме.
– Господин, вас посадить на спину и довезти до места, к которому направляемся? – саркастически сказала Аврора.
– Очень смешно! И это при всем притом, что у тебя есть мешочек с пыльцой феи, а у меня нет, – задыхаясь и лежа на траве, ответил я.
– Пыльца феи? Да, фея и единорог так похожи…! Это пыль с рога единорога Диабло, который является личным транспортом, – с некоторым воодушевлением в голосе пропела моя звезда.
– Так, стой! Похоже, будто попал в том сказок! А у вас тут есть летающие предметы или говорящие часы? – ударив ладонью по лбу, сказал нервно я, заметив, что нервы начали сдавать.
– Ты что «Красавица и Чудовище» пересмотрел? Думала, что ты парень, а не девочка, которая любит смотреть мультики про принцесс и примерять розовые платьица, – выпучив глаза, сказала разочарованно девушка.
– Эй, я самый настоящий парень, который умеет отвечать за свои поступки и брать ответственность. Подумаешь, в детстве мама сажала на диван и включала мультики про принцесс, просто она их любила смотреть и ждала девочку вообще, а я вот мальчиком родился, поэтому мама заставляла сидеть и смотреть с ней якобы для того, чтобы боевики не давили на мою детскую психику. Но честно даже и не слушал, о чем сказки были… Я играл в солдатиков в это время, – пытался соврать, ведь если честно, просто обожал такие мультфильмы, особенно любил смотреть «Золушку». Всегда представлял, как буду расчесывать ее желтые волосы, и играть с мышками, раньше, очень давно, до тех пор, пока не появилась Вика.
– Ах–ах–ах–а, за дурочку держишь? Говорю же, что знаю о тебе все! Когда ты ходил в туалет, что ел, что пил, кого любил…, – девушка приутихла на последней фразе.
– Хей, ты подглядывала? – закрыв руками грудь, спросил брезгливо я.
– Э–э–э, не то чтобы подглядывала, если мягко говорить – наблюдала, – заметил, как девушка покраснела. Аврора резко отвела глаза вниз и повернулась спиной.
– Ну и как тебе мой пресс, а? – сказал я голосом хищника, даже чуть ли не зарычал.
– Так, двигаемся вперед, и хватит болтать, смотри лучше под ноги, иначе опять упадешь, Барби, –  видно, что я окончательно смутил девушку.
Ехидно улыбнулся и хотел спросить, не хочет ли Аврора потрогать мои бицепсы, но сделав шаг вперед, понял, что под ступней воздух. Тропики закончились. Передо мной открылась картина вроде бы ужасающая, но вроде и прекрасная: небо как будто опустилось, т.е. перед обрывом простирались белые облака, которые передвигались, как им хочется. Вдали виднелось целое поселение, состоящее из площади, домов, сделанных по старому итальянскому стилю и дворец. По–моему, я попал в 16 век… Я не думал, что там и кто ожидает. Больше всего интересовала идея, как добраться туда. Но в голову пришла безумная идея, и я встал на облако, думая, что сейчас провалюсь сквозь. Даже со страху закрыл глаза и, почувствовав тепло руки Ро (сокращение имени Авроры, придуманное мною), открыл веки и увидел, что прочно стою на белом и сияющем облаке. Я не удержался и потрогал облачко: мягкое, пушистое и щекочущее руки. Но как только потрогал определенную часть облака, она стала растворяться, поэтому подальше отошел и не стал трогать. Пока мы перемещались, наступила ночь, и засияли звезды.
– Слушай, давай присядем? – предложил я.
– Не против, – сказала личная звездочка.
Мы присели, и я вдруг почувствовал, как что–то в животе чешется, или даже летает. Нет! Я же не влюбился в Аврору? Чушь. У меня есть Вика, хотя уже нет… Но я люблю блондинку еще, а вот вернусь и начищу лицо этому Марку. А Вика такая вся:
– Мой герой, мой герой. Я без ума от твоего поступка.
Кого обманываю, я разочаровался в любви.
Но так хотелось прикоснуться рукой к руке Авроры, но девушка резко сказала:
– Артемий, смотри! Видишь вон ту звезду, которая светиться золотистой дымкой? Это твоя звезда, то есть я, чисто теоретически! А вон та, которая светиться серебристой  дымкой – моя сестра Юнона. Сестра старше меня, но почему–то подопечная, Вивиен, твоего возраста. Странно, но старейшины решили так. Я очень люблю Юнону, единственную, кто у меня остался, ведь у звезд, как и у людей, есть своя семья. У меня мама, Диадема (значение – бриллиант), входила в совет старейшин, но несколько лет назад на наше поселение нашла страшная беда в виде проклятия Шаулы (значение – жало), которая являлась темной царицей Нижнего Грааля, то есть подземного слоя нашего измерения. Проклятие принесло с собой хаос и нападение Мрака, если говорить точнее, Мрак – царь забвений  и заблуждений. Шаула наделила его магией чумы. Ведьма не только хотела уничтожить наш народ, но и получить все артефакты. Старейшины не знали, что делать. Но моя мама отдала себя в жертву, прежде чем смогла подумать. Диадема встала перед Рунными воротами и вселила вовнутрь себя Мрак. Противостояние, терзающее мамину душу и жизнь, шло около 4 месяцев, но при этой борьбе Диадема ногтями рвала свою плоть, было ужасно. И вот в первый день летнего солнцестояния мать упала без сил и погасла. Мрак был уничтожен, но и мама была мертва. Но знак Диадемы не погас, ведь после смерти душа переселяется в звездное тело» – Аврора так внимательно смотрела на красную, единственную красную звезду, которая мерцала рядом с золотистыми воротами. По щекам Авроры мерцали слабые и горячие слезы. Я хотел девушку обнять (какой раз), но Ро встала. Мы прибыли на место.
– Это те самые Рунные ворота, да? – догадался я, ведь на них было нарисовано множество рун, которые светились и переливались блестками.
– Да! Ой, чуть не забыла! Не забудь поклониться воротам, иначе не пропустят, – поклонившись, сказала нервно звезда
– Хорошо, – поняв, что тут все всегда странно, согласился я.
Потом поклонился Рунным воротам, как вдруг врата засияли изнутри.
– Не бойся, иди! Это значит, что ворота приняли, – с облегчением в голосе сказала Ро.
Я прошел сквозь свет и оказался на той самой площади, которую видел издалека. Странно, почти весь день ехали на облаке, видимо поселение было далеко, а так хорошо видел площадь издалека. Ничего не понимаю. Это тоже добавляется в список вопросов. Площадь была красивой и чистой, дорога состояла из колотого венецианского стекла, которая вела через сад с розами всех видов и оттенков к фонтану, примерно высотой с 13–ти этажный дом, а шириной с  6–ти комнатную квартиру. Вода лилась светлая и прозрачная, но иногда вытекали через определенный промежуток времени разноцветные струйки воды. Дети подбегали и наливали в чаши эту разноцветную воду и пили. Один маленький мальчик дал мне попробовать эту воду. Розовая вода была по вкусу, как клубничный коктейль; голубая, как черника и ежевика; оранжевая, как апельсин, ну остальные я не успел попробовать, потому что там было огромное количество оттенков и цветов. Дома окружали большую часть площади, как я уже говорил, их стиль напоминал старые итальянские дома. На площади было множество торговых лавок, выставок и конкурсных программ. Когда смотрел на все это, мое настроение достигло максимума, даже забыл обо всех проблемах и несчастиях. В моей душе как будто настали покой и гармония. Люди были приветливыми и улыбчивыми.
– Это Площадь Первой Зари, – тихо сказала Аврора.
– Здесь просто чудесно…, – промямлил я, витая в облаках.
– Естественно, ведь в нашем мире всегда царит покой, гармония и атмосфера праздника. Все всегда дружны и готовы постоять друг за друга. Правда, на человеческий мир не похоже? Ведь я видела столько страданий и горя в вашем мире, что на душе становилось скверно, – посмотрев на играющих детей, сказала гордо девушка.
– Да, здесь не поспоришь, – сказал я и тут же вспомнил Вику и Марка.
– Знаешь, Виктория тебя не достойна! Ведь девушка такая непостоянная и распущенная! Так что не переживай, найдешь себе другую более достойную спутницу жизни! Тем более в нашем поселении много симпатичных девушек твоего возраста есть, поэтому, не хлопай глазами и не упускай своего шанса, – со странным видом сказала Ро.
– Хорошо… А куда сейчас пойдем? –  спросил я.
– Сейчас поедем, а не пойдем! А поедем в крепость Беллактрис (значение – воительница) туда, где проводится Совет старейшин, и обучают звезд магии, – так же гордо произнесла Аврора.
–Za mene, moja draga, – крикнула звезда. Перевод таков: «Ко мне, мой милый». Это она на хорватском  сказала. Но для чего, узнал только тогда, когда в небе увидел несущийся со скоростью 210 км/час столб синего огня. Это приближалось так быстро, что от страха упал на дорожку и схватился за голову.
– Не бойся, это мой единорог Диабло, ничего не сделает, ну, может, мале'нько поджарит. Ха–ха–ха,  шучу! Вставай, давай! – смеялась надо мной эта смелая девочка.
Когда открыл глаза, то увидел вокруг толпу, которая смеялась надо мной. Волей и неволей улыбнулся. Когда обернулся, увидел того самого Диабло. Мое удивление и впечатление было настолько мощным, что открыл рот. Это был черный мустанг с огненною голубой гривой и хвостом, причем не в переносном смысле, а в прямом. Вместо конских локонов был огонь, который обжигал руки и кожу, по крайней мере, мою точно, ведь Аврора прикоснулась к животному и даже погладила, и ничего не случилось. Из головы торчал черный перламутровый рог, который в длину достигал около 1,5 метра. Шкура была черной и бархатной. Глаза были тоже черными. А из–под копыт валила черная дымка. Настоящий дьявол.
– Потрогай, не бойся, не укусит! – приказала защитница.
– Я не боюсь, что укусит, просто от единорога таким жаром веет, что кожу обжигает, – трусливо произнес «настоящий парень».
– Быстро погладил! – крикнула Ро.
Я закрыл вновь глаза и стал медленно тянуться ладонью к единорогу. Кончики пальцев медленно начало щипать. Рука стала теплеть. А потом и совсем жечь. А я через боль все продолжал тянуть руку. Было невыносимо больно и горячо, как будто сунул руку в костер, потом опустил в котел с кипящей водой, а в конце к накаленной лампе прикоснулся, но по–прежнему тянулся дальше. Прошла как будто вечность, как вдруг ощутил легкую прохладу и нащупал что–то жесткое. Это был затылок мустанга. Да, я сделал это!
– Ну как, горячий? – поинтересовалась ехидно Авроша.
– Нет, но сначала показалось, что жаром веет, – смахнул холодный пот со лба, облегченно сказал я.
– Это правда. Если никогда к определенному единорогу не прикасался, то срабатывает его защитная магия, которая сопровождается неприятными ощущениями. У разных единорогов – разная магия защитная. А вот у Диабло защита срабатывает в качестве жара. Но если честно, то та боль, которую ты испытал еще слабая по сравнению с тем, что может быть, просто Ди ослабил магию, потому что поверил и почувствовал твое доброе сердце, – пояснила Ро.
– А давай прокатимся?» – спросила девушка вдруг.
– Э–э–э, если быть предельно честным, то не умею кататься на лошадях, а тем более на единорогах» – краснея, произнес я.
–Ничего, это у тебя в крови, думаю, что сам справишься гораздо лучше, чем с моей помощью. Садись, – сказала Аврора. Я уселся на рогатого мустанга, причем, безо всяких трудностей и гордо выпрямился. Но рановато я это сделал, потому что Диабло резко двинулся вперед. Ощущения обуревали дикие: сначала дрожь, потом холодок по коже, страх, боязнь, дикая свобода, адреналин. Это было, типо, как водитель «Жигули» пересел за руль новенького «Порше», как вам такое сравнение?
Так вот, сначала мы пронеслись через Рунные ворота, чуть не опрокинув статую звезды – хранительницы, а затем, прибавляя скорости, приблизились к небесному своду. Я  не знал, за что держаться, ведь никаких веревочек не было, поэтому схватился за огненную гриву. «А разве можно держаться за огонь?» спросите вы. Оказывается, можно. Да, это противоречит всем законам физики и существованию всего земного, но ступив на эту землю, понял, что здесь всему тому, во что мы свято верили,  все противоречит. Разве кусок земли может парить в воздухе, где звезды находятся на расстоянии вытянутой руки, где существуют единороги, где существуют девушки–звезды, где существует магия?
Но вернемся от рассуждений к первому полету. Я взялся за гриву, и  вдруг в глазах начали появляться картины, то, что видит конь. Ощущения, будто надел 3–D  очки. Время начало замедляться, сердце бешено стучало, по всему телу прокатилась волна огромной энергии, зрение стало таким четким, что мог видеть строение любой звезды, людей, которые находились за Рунной аркой. Такое ощущение, что мы с единорогом слились в нечто целое или вообще стал сам  лошадью. Мог контролировать движения Диабло, приказывать без всяких звуков, слов и мыслей. Не нужно было делать ничего, все делало мое тело, его тело. Летели медленно, легкий ветер обдувал лицо, была приятная и спокойная ночь. О, я только что увидел падающий кусок от метеорита, а что, если… Я быстро рванул вперед и сделал мертвую петлю. Вау! Это нереально круто! И полетел за осколком, который летел довольно быстро, тем более он был дымчатого цвета, поэтому обычному человеку было бы тяжело разглядеть ночью этот камешек, но я сосредоточил все свое внимание на куске. Мы осторожно облетали острые концы звезд, оставляли дырки в облаках, но неслись с огромной скоростью. Оставался один метр до этого несчастного куска, как вдруг глаза перестали видеть, и контроль постепенно исчезал, равновесие оставляло желать лучшего, а тепло уходило со смелостью. Я начал ощущать, что падаю, проваливаясь в бесконечную яму, которой не было ни конца, ни края. Силы угасали и начало клонить в сон. «Не сдавайся, ты можешь! Прошу, собери все силы или погибнешь» – предупредил сквозь сон чарующий голос, такой, который никогда не слышал. Напоминал перезвон церковных колоколов. Но медлить было нельзя, надо было выполнить просьбу, и поэтому собрал весь остаток сил и открыл глаза. Я не был уже в пучине звезд, окружал красный закат, где виднелись песчаные бури.
– Так, давай! Но как я это сделал, как соединился с Диабло? – спросил сам у себя. Похоже, забыл, что было проблемой, ведь внизу ожидали колья. Но чудо! Волна энергии пронеслась по телу, и почувствовал то же самое, что и в прошлый раз, когда соединился с сознанием мустанга. Я взлетел в подходящий момент, фух, был на волоске от смерти. Но не стал слишком париться, потому что, во– первых, все–таки схватил этот чертов камень, а во–вторых во мне было слишком много эмоций, чтобы вспоминать эти несчастные колья, а в–третьих, вопросы заполняли мозг настолько, что все было готово вывалиться наружу. Мы быстро поднялись к Рунным воротам, пролетев сквозь арку, и я немедля соскочил с лошади.
– Ну, и как тебе поездка? – улыбаясь, произнесла Аврора.
– О–о–о, хочу спать… Хочу пить…, – и тут глаза  закатились, и я упал в обморок. Лишь жар заполнил сознание.



Mrs.Less

Отредактировано: 22.03.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги