Банта-Сарбара

Размер шрифта: - +

Глава 4

Кто-то хватает меня за руку и в последний момент выдергивает уже практически из-под колес.

Хонда снова разворачивается,  неужели... Нет, разочарованно  скрипнув колесами, серебристая убийца быстро ретируется.
Номер я, конечно, не запомнила… Да и кто в такой ситуации способен запоминать  цифры и буквы?


Стою, прижавшись к своему спасителю. Такой высокий, на целую голову выше меня… От его кожи пахнет солнцем. Спасителю лет двадцать или даже меньше.
Волнистые русые волосы почти касаются плеч, на шее болтается какой-то жуткий талисман с оскаленной мордой. 

— Испугалась?

Слегка шокирует фамильярное обращение со стороны юнца. Пусть он и спас мне жизнь, но все же «тыкать» не обязательно… В матери я ему пока не гожусь, однако в молодые тетушки или очень сильно старшие сестры вполне.

— Пошли со мной, а то вдруг эти уроды за тобой увяжутся…

Бесцеремонно тянет меня куда-то за угол, и через минуту обнаруживаю себя на неком странном механическом сооружении. То ли мопед, то ли скутер, кто их разберет, эти подозрительные тарахтелки. Вообще-то я предпочитаю респектабельные авто с мягкими сиденьями и плавным ходом. Но моими предпочтениями никто нынче не интересуется.

— Держись!

Мог бы не предупреждать. Я и без того впилась в спасителя мертвой хваткой. Не хватало еще расстаться с полным ежедневных чудес миром, свалившись на полной скорости с подросткового транспортного средства. Это был бы поистине бесславный конец.

Предыдущий раз каталась на чем-то подобном еще в школе, классе эдак в девятом, вместе со своим столь же юным поклонником. Куда-то мы там врезались или не вписались в поворот. Все обошлось, однако скандал последовал громкий и пафосный. Вероятно, поэтому данный эпизод надолго вылетел из моей головы и припомнился только теперь.


**********


Одна стена в просторной комнате сплошь увешана плакатами (или постерами?)  рок-групп.  Мне знакомы только чуваки из Linkin Park. До чего же я отсталая, допотопная… Где, спрашивается, пропадала, пока музыкальный олимп обновлялся? Полный культурный провал…



Сумка так и висит на моем плече, повезло, что ее не сдуло ветром, пока мчались по улицам.
Спаситель меня практически сразу покинул:


— Мне надо по делам отъехать, вернусь минут через сорок. Ты пока не скучай, ладно?

И вот я в гордом одиночестве.
Бросаю сумку на низкое кресло, прогуливаюсь по квартире. Это, вроде, называется  «полустудией»? Единственная комната отделена от кухни перегородкой, почти  пустой квадратный холл, большая ванная.
Обстановка подчеркнуто простая, в духе предельного минимализма. Но видно, что дорогая. Да и в целом квартирка не хилая. Роскошно теперь живут студенты (или кто он там по социальной группе…)

Между тем время течет, сорок минут давным-давно закончились,  за окном густеют сумерки. Долго еще ждать?


Городской телефон трезвонит как сумасшедший. В конце-концов не выдерживаю и снимаю трубку.

— Это я, Леша. Ты как там? Не получилось освободиться пораньше, но обязательно приеду. В холодильнике есть сок и еще что-то, кажется…
Извини, я дверь случайно закрыл на верхний замок. Его можно изнутри открыть только ключом. В общем, я вернусь…

Леша, значит? Мог хотя бы из вежливости спросить имя дамочки, которая зависла у него в гостях на неопределенное время. Я-то рассчитывала в крайнем случае потихоньку улизнуть, а хозяин не в состоянии разобраться с собственными замками. До чего безмозглая молодежь пошла! Как только выберусь отсюда, немедленно присоединюсь к бабушкам на лавочке и начну осуждать юное поколение.

Сок нашла, «еще что-то»  — нет.
У меня, между прочим, кошак дома некормленый, ждет владелицу… Волевая предприимчивая особа наверняка придумала бы какой-нибудь выход и вырвалась на свободу.  Но… куда я пойду? Уже темно, район незнакомый, да и страшновато наружу нос высунуть с учетом всяких недавних событий.
 
Получается, придется здесь провести ночь?

Скоро этот многообещающий представитель мужского племени возвратится в родные пенаты и начнется:
«У меня одна кровать»
и так далее. Отработанный сценарий.

Одна, но довольно широкая.
И мягкая, к тому же…
 
Спать не буду, просто подремлю немного…

******

Просыпаюсь от тихого посапывания над самым ухом. Хозяин кровати все же вернулся.
Ну да, ночью стало прохладно, одеяло одно на двоих, подушка тоже… В общем, дело-то житейское.
Но ничего не было, честное слово. Пояс целомудрия в виде джинсов не тронут, даже слабых признаков домогательств в памяти не осталось. Какой благородный юноша… Даже обидно.

Устроился рядом так, будто мы всю жизнь по-братски-сестрински делили ложе.
Посчитал меня абсолютно безнадежной старухой? Вот урод. То есть не урод, наоборот, весьма симпатичный… Как там вчера думалось: в матери не гожусь? Очень самонадеянно. Если ему восемнадцать — как раз гожусь, в точном соответствии с отечественным законодательством и официальным возрастом готовности к деторождению.
А вот если ему, скажем, за двадцать, все не так прискорбно, разница всего-то лет шестнадцать… пятнадцать… десять… Сущие пустяки…

Только безнадежная неадекватка способна отвлекаться на подобные вопросы, когда на горизонте маячат крупные проблемы.

Пора вставать, ведь спать уже не хочется, и на часах почти десять.

Надо бы проверить дверь. Надеюсь, растяпа по имени Леша на этот раз оставил возможность свободного выхода.
Опять слоняюсь по близлежащей территории, выхожу в холл.
Из кармана ветровки на вешалке выглядывает уголок. Паспорт!
Свинство, конечно, заглядывать в чужие документы… Впрочем, владелец документа сам виноват. Разве можно так долго спать, когда по дому шастает незнакомка, которой решительно нечем заняться?


Просто любопытно, сколько ему лет…

Так, прекрасно. Почти двадцать.

РИХТЕР АЛЕКСЕЙ ЛЕОНИДОВИЧ.


********


Спрашивается: зачем было так спешно вылетать из его квартиры? Забежала в комнату за сумкой, вытащила карандаш и вчерашний пригласительный, черкнула  «СПАСИБО!» Положила краткое послание на одеяло… Оставалось только шмыгнуть в подъезд и захлопнуть дверь. Щелкнул английский замок...

Обычно я способна заплутать в трех соснах, но тут неожиданно быстро сориентировалась, без посторонней помощи дотопала до автобусной остановки.

И вот теперь подъезжаю к родному району. Как бы отключить навязчивые мысли, а?
Почему, ну почему именно он выхватил меня из-под колес?  Это уже слишком, через столько лет напоминать о том, что решила навсегда забыть.
Наверняка в московском муравейнике найдется не один Рихтер с отчеством «Леонидович». Тем более имени своего сына Леонид тогда не сказал. Только упомянул, что скоро исполнится десять.
Десять лет — отличный возраст, помнится, я уже планировала почаще общаться с мальчишкой. Вот и пообщалась.

У него тоже русые волосы и ямочки на щеках, которые стали заметны, когда он чему-то улыбнулся во сне. Нет, не бывает таких совпадений… 

Лучше уж вернуться к грустным размышлениям о собственной небезопасности.
Соседка может расслабиться и спокойно торговать контрафактным бельишком. Это именно в мою квартиру направлялись, и на меня нацелилась хищная «хонда» в тихом дворе. Вот только почему и за что?



Звонит Вадик, что-то там лепечет насчет вчерашней рекламы. Я совсем забыла о его существовании и о том заказе. Чересчур много новых впечатлений. Перебиваю Вадика и коротенько рассказываю о том, что со  мной приключилось. Уже выскочила из автобуса, а то бы весьма шокировала пассажиров. Так хочется кому-нибудь пожаловаться! О Леше, впрочем, ничего не говорю.

Как всегда, Вадик не удивляется и сразу предлагает какой-то выход.
Вадик, ты моя бессменная палочка-выручалочка!


— Дома тебе оставаться не стоит. Сегодня переночуешь у меня, а потом что-нибудь придумаем. Точно, у меня даже один вариант наклевывается. Я с работы пораньше свалю, часа в четыре… Короче, приезжай.
— В своем уме? Твоя супружница меня придушит!
— Не переживай, мои отбыли на дачу на две недели. Я теперь кайфую.
— Тогда другое дело.


Все это замечательно, но куда пристроить Матисса? К счастью, список старинных друзей одним Вадиком не ограничивается.

*******


По пути домой захожу в банк, снимаю наличку, дальше  —  небольшая пробежка до магазина и вот наконец-то я дома. Такое впечатление, что не была там целую вечность!


Через пару часов залезаю в такси, навьюченная как маленькая, но очень выносливая лошадка. На заднее сиденье ставлю переноску с затаившимся кошаком. Среди прочей поклажи — огромный пакет, набитый разнообразным кошаковским кормом, в том числе тем самым, супердорогим. В других пакетах — мисочки, мячики, запас продуктов, подстилка, лоток, когтеточка. Целое приданое! Моих собственных вещей гораздо меньше  — так, скромная спортивная сумка.  Раньше пришлось бы тщательно упаковывать костюмчики, нарядные платья и туфли на шпильках… Здорово, что перешла на кэжуал. Так намного удобнее существовать, да и удирать от неизвестных злодеев тоже…

******


Лифт в Зайкином доме не работает, приходится тащиться на четвертый этаж пешком, что с такой поклажей довольно затруднительно.


Зайка уже открыла дверь, спускается на несколько ступенек, выхватывает у меня пару самых тяжелых пакетов. Очень вовремя, иначе я грохнулась бы вместе с ними.
С Зайкой мы не виделись месяца три.

У нас теперь разные интересы; в позапрошлом году она внезапно родила на старости лет  и ныне вся погружена в материнские заботы. История началась с того, что нас пригласили на новогоднюю вечеринку в компанию, где имелся целый табун незнакомых мужчин. С одним из них Зайка все-таки познакомилась, и он ее прямо там и полюбил. Утром я доставила протрезвевшую Зайку домой, а вскоре она поняла, что залетела. Потом были долгие хлопоты по добыванию контактов счастливого папаши. Выяснилось, что он еще в прошлом веке вступил в законный брак и обожает своих двух детишек. Примчался совершенно взбешенный, требовал немедленно делать аборт. Зайка клялась, что ребенка родит исключительно для себя и никаких претензий предъявлять не будет. Удивительно, но именно так и получилось.
Увы, зачатый по пьяной лавочке малыш оказался, как бы это помягче сказать, не совсем обычным, и это заметно уже сейчас.

Первое время друзья и знакомые регулярно навещали молодую мамашу, но вскоре визиты сошли на нет. Помочь  — ничем особо не поможешь, а портить себе настроение из-за чужих проблем мало кто готов.




Матисс потихоньку осваивает новую территорию. С Зайкой он давно знаком и относится к ней вполне дружелюбно.
Матисса она точно не обидит, малыш еще не ходит, поэтому обычных детско-кошачьих конфликтов можно не опасаться.
 

— Даже хорошо, что ты его привезла. Мне веселей будет. Значит, собралась в Италию с олигархом?
— Ну, не с олигархом, конечно, но… у него там своя вилла. Не знаю точно, когда вернусь.

Эх, мечты-мечты!!! Зайке не сообщаю, как обстоят дела на самом деле, чем меньше она знает, тем лучше. Ни к чему ее подставлять.

— Везет некоторым! Купишь мне там пару шмоток подешевле, ладно? А то я совсем обносилась. Скоро распродажи начнутся…
— Обязательно!


За чаем с ореховым тортом, когда оптимистичные темы для беседы испаряются, Зайка заговаривает о том, что не дает ей спокойно вздохнуть:


— Представляешь, вчера в поликлинике врач сказал: я зря суечусь. Лесик  неперспективный. И всю жизнь будет отставать. И с каждым годом все больше…
— Сам твой врач неперспективный! Все нормально будет. Пойдет  Лесик и заговорит. Еще пятерки будет домой из школы притаскивать, вот увидишь!

Утыкается в мое плечо и ревет. Глажу ее по затылку. От стильной стрижки не осталось и следа, волосы отросли, иссиня-черная краска держится только на концах. На ее фоне натуральные пепельные волосы кажутся седыми. Я сегодня не буду говорить об этом Зайке. Просто в следующий раз куплю краску и заставлю покраситься. В следующий раз… Только когда это будет?
 



Лара Вагнер

Отредактировано: 22.03.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться