Банта-Сарбара

Размер шрифта: - +

Глава 6

Приплыли — приползли — прилетели…
Мало того, что Вадик меня, культурно говоря, трахнул, так еще и предал. Или один факт логически вытекает из другого?


Собираю вещички. Повезло, что их так мало. Но есть еще кое-что, вернее, кое-кто… Разве я могу оставить Тильду здесь одну? Когда еще появятся новые жильцы, да и как они отнесутся к мышке в квартире — загадка.

Только что из-за меня погибла девушка, которую, возможно, ждала счастливая и долгая жизнь, у самой впереди полная неизвестность (это, впрочем, все равно лучше, чем пребывание в морге), а я парюсь по поводу какого-то там грызуна.

Что ж теперь, предавать тех, кого мы приручили?
Ладно, Тильда, полезай в футляр из-под дорожного фена. Начинается твоя новая, полная приключений жизнь. Пока привыкай к стильному дизайнерскому домику.

Слышно, как во двор въезжает машина. Какое-то шестое, десятое или сотое чувство заставляет меня выглянуть в окно из-за занавески.


СЕРЕБРИСТАЯ ХОНДА!

Передние дверцы синхронно распахиваются, и наружу выходят двое. Один — убийца Насти, другой — покуда не известный мне тип бандитской наружности.

Думать уже некогда. Схватываю сумку, футляр с Тильдой и выбегаю в подъезд, едва успев закрыть квартиру на ключ. У меня есть немного времени, ведь им еще нужно подняться на пятый этаж, а лифт в доме отсутствует.
Куда бежать? Конечно же, не прямо в объятия своих дорогих гостей, хотя это выглядело бы эффектно, особенно если как следует разогнаться.
Единственный возможный путь — наверх; чердачная дверь со вчерашнего дня остается распахнутой, после того как жэковские умельцы вдоволь натусовались и наматерились на крыше. Хоть в чем-то повезло!

Старательно прикрываю за собой дверцу. Вот бы еще была какая-нибудь надежная задвижка с моей стороны… Не дай бог, гости догадаются сунуться сюда.

Здесь валяются инструменты, деревянные ошметки, железяки, рваные рукавицы… Вот, собственно, и все. А как же уютный особнячок Карлсона, где можно пересидеть опасность?.. Зато чуть подальше — хилое кирпичное сооружение, по форме напоминающее трубу. Наверно, это не труба, а нечто другое. Мне без разницы, главное, что укрытие узкое, за ним не спрячешься. Впрочем, если сесть с другой стороны, прижаться спиной к кирпичной кладке, вытянуть ноги, поставить на них сумку и  превратиться в прямую линию, а точнее говоря, в тень… Кажется, от чердачной дверцы не будет заметно. Какое счастье, что у меня сорок второй размер! Дама с более крупными габаритами отлично просматривалась бы со всех сторон.
Очень надеюсь, что нас с Тильдой и сумкой не видно. А на что еще остается надеяться?

Оказывается, я устроилась в непосредственной близости от своего открытого балкона. На улице сейчас тихо, поэтому до меня доносится то, что происходит в квартире. Грохот, стук… похоже, мебель двигают…


— Пташка упорхнула.


Один из гостей явно вышел на балкон, поскольку голос слышу совсем отчетливо.


Спасибо, конечно, за лестное сравнение с пташкой. От всей души жаль, что я таковой не являюсь. И в самом деле, почему люди не летают? Сейчас бы почистила перышки, расправила крылья и плавно полетела над спальным районом.

— Ничего?
— Опять ничего.
— Когда только она успела?
— Это не баба, а сто баксов убытку. Одни проколы.
— Сам виноват. Нужно было внимательно смотреть, на кого баллон поднимаешь.   Может, она на крышу вылезла? Сходи, взгляни.
— Почему я?
— Я покурю пока…

Вероятно, уже задумчиво пускает в небо сигаретный дымок. Ну вот, теперь точно все. Парень, убивший Настю, меня обязательно заметит…
Осталась минута или две. Сколько там ему подниматься по узкой лесенке…

Может, проще и безопасней сразу шагнуть вниз? Пятый этаж, шансы уцелеть, в принципе, не такие уж призрачные… Недалеко от дома — развесистая клюква… то есть липа… Эх, чуть-чуть бы ближе…



Чердачная дверца скрипит. Чтобы заметить меня, ему придется не просто высунуть голову, а прогуляться по крыше. Шаги не слышны, наверно, на парне удобные кроссовки, будто специально созданные для того, чтобы подкрадываться и преследовать жертву.

Кожей чувствую, как он приближается ко мне…
Тут раздается грохот и заковыристая, довольно длинная фраза.
Скорее всего, зацепился за внушительный зубастый инструмент, брошенный растяпами-ремонтниками. Сама я эту преграду благоразумно обошла.

Потом все стихает.

Вскоре курильщик лаконично интересуется:

— Ну?
— Нету там никого. Я сам чуть не свалился.
— Ладно, погнали.
— Сейчас, вот только еще раз в столе посмотрю. А может, она еще сюда не успела наведаться?
— Да видно же, шмоток в шкафу нет... Все остальное наверняка хозяйское.
— Зачем мы тогда все перерыли?
— На всякий случай…


Беседуют уже спокойно, даже расслабленно…


Похоже, мои гости удалились. Да, вон погрузились в авто и уехали. Наверх не взглянули… Хотя машина стоит чересчур близко от дома. Чтобы полюбоваться женским силуэтом на фоне крыши им следовало бы отойти подальше.

Неужели обошлось?
Странно, совсем недавно передвигалась по крыше легко и уверенно. А сейчас путь обратно растягивается…

Наконец-то под ногами нормальный пол, надежный и почти ровный, покрытый потертым линолеумом.
На этот раз они не деликатничали и не маскировались. Все, что только можно было перевернуть в этой маленькой квартирке, перевернуто, рассыпано, вывернуто наизнанку.
Перед хозяйкой стыдно, но наводить порядок мне, право же, недосуг…

********

И куда, собственно, мы с тобой направляемся, дорогая Тильда?

Знаешь, скоро я познакомлю тебя с одним молодым человеком. Он немного странный, зато единственный, кого сейчас не боюсь. И подставить под удар его тоже не боюсь. Он мне абсолютно чужой, и никому в голову не придет нас связать.

Поедем на метро. Лучше нынче быть в толпе сограждан.
 
Знакомый престижный райончик. Нужный дом нашла сразу.
Какая же у меня изумительная память, несмотря на почтенный возраст и пережитые потрясения!
А в подъезд просочиться пара пустяков. Достаточно дождаться, пока тяжелая железная дверь откроется. Насупленный мужик средних лет, молча внимающий воркотне из своего мобильника, на меня даже не смотрит. Спокойно прохожу внутрь. Вот вам и все заслоны на пути злоумышленников.

Четвертый этаж, кажется? Совершенно верно. На площадке всего две квартиры. Мне нужна квартира под номером сорок девять.

На звонок никто не открывает. Что ж, подождем.

Торчать тут, похоже, предстоит долго. Предположим, что он вообще ночевать не придет… Надо было все же дождаться Матвея. Но вдруг именно Матвей меня заложил, а невинного Вадика оклеветал для отвода глаз? Хотя нет, Вадик как раз и мог расколоться. Идеально подходящая для этого кандидатура. Он же папаша, припугнули, что с дитем расправятся, выхода, естественно, не было. Вот если бы угроза нависла над драгоценной тещей, тогда зять держался бы стойко. Или все-таки Матвей? Я ведь его совершенно не знаю…

Приблизительно так и развивается мания преследования. Я быстро становлюсь параноиком, да, Тильда? Как, интересно, будет в женском роде  —  параноидалка? Мрачновато звучит…
Телефон давно отключен, может, включить на минутку? И кому позвонить?

Посоветоваться не с кем, не считая Тильды, которая демонстративно игнорирует все вопросы. Из футляра давным-давно выбралась, устроилась под моей кофточкой, время от времени ради моциона прогуливается по мне… Немного щекотно, зато не так одиноко…

За окном совсем темно.

На подоконнике сидеть надоело, жесткий какой-то этот подоконник из фальшивого мрамора. Лучше бы деревянный…

Оставляю сумку на подоконнике, а сама перемещаюсь на коврик возле двери. Любопытно, как выглядит со стороны прилично одетая дэвушка, которая ведет беседы с белой мышью…
Когда услышу шаги, успею встать и притвориться, будто только что пришла. Не хватало еще, чтобы некоторые юнцы поняли: мне больше абсолютно некуда податься.

Конечно, этот момент я пропустила. Задремала не вовремя.

Надо мной уже зависли сразу трое представителей юного поколения. Девица с готическим макияжем и двое парней. Все кажутся очень высокими и длинноногими, неудивительно, я-то сижу на полу и смотрю на них снизу вверх.
У одного из парней на запястьях поблескивают шипастые браслеты, физиономия вся в пирсинге, взгляд слегка потусторонний. Другой (Леша), вроде бы выглядит вполне адекватно.

— Это ко мне, — сообщает он остальным. — В общем… до завтра…

Какие неформатные, зато понимающие друзья. Разворачиваются и без лишних слов уходят. Очень тактично с их стороны.

— Извини, можно я опять у тебя переночую?
— Да хоть насовсем переезжай, — улыбается он. — Ты в тот раз так быстро ушла…

Улыбка чудесная. Совсем как у его отца.


Он не спрашивает, что со мной опять стряслось. Просто открывает дверь, пропускает меня внутрь и заносит в квартиру сумку.

********

Уже, оказывается, час ночи. Вот что значит отключить телефон, сразу выпадаешь из времени. Утром решу, что делать дальше…


Отказываюсь от чая, устраиваюсь на кровати. Еще одна безгрешная ночь в полной безопасности. Тильда затаилась в коробке из-под принтера, которую Леша откопал на балконе. Иначе пришлось бы утром разыскивать шустрого грызуна по всей квартире… Вадик, гаденыш, никак не идет из головы. Ну почему приходится терять друзей? Если бы не этот случайный эпизод, мы бы всю жизнь выручали друг друга. Даже не знаю, смогу ли с ним общаться дальше, хотя по большому счету, глупо предъявлять претензии. Сама-то как бы поступила на его месте? Стойкая маленькая партизанка из меня вряд ли получится… Как там Матисс, и когда смогу вернуться домой? Кто-нибудь  ответит?..

Чувствую какое-то движение в темноте. Хозяин кровати явился… До чего же он морально устойчивый… Может, гей? В этом случае не так обидно оказаться проигнорированной… Короче, спокойной ночи…

Его рука оказывается на моем плече, а губы касаются шеи (тоже моей). Или это уже сон?
Нет, что угодно, только не сон…

Наша одежда неожиданно исчезает. Когда и каким образом? Случаются иногда подобные происшествия…
Сколько себя помню, все мужчины, которые по-настоящему нравились, были хотя бы чуть-чуть старше. Ровесников никогда не воспринимала всерьез. Наверно, из-за отвратного первого поцелуя с одноклассником.  А уж чтобы запасть на кого-то там младше… небывалый случай.

Да что тут философствовать, когда можно просто наслаждаться каждой секундой. Даже не нужно никаких особых изысков, вполне достаточно молодого горячего тела рядом. Все просто волшебно, волшебное завершение дня… вернее, начало нового…


В огромное окно внимательно смотрит луна. А вот не буду вставать и задергивать шторы, нечего стыдиться... Потому что это красиво  —  то, что происходит на кровати…

********


Утро… такое сладкое и нежное, в кружевах рассветных облаков. Вот уж не думала, что можно открывать глаза с подобным настроением. Или просто забыла?

Просыпаюсь оттого, что Леша смотрит  на меня. Лежит на боку, близко-близко… В паузах между поцелуями вдруг начинаю рассказывать ему историю своих недавних похождений. После ночи любви ведь принято о чем-то побеседовать, не так ли?Постепенно  паузы становятся длиннее, я перескакиваю на десять лет назад и выкладываю все о своих встречах с Рихтером-старшим. Рихтер-младший резко садится на постели. 


— Ты куда?
— Мне надо позвонить…

Прежде чем встать с кровати, оборачивает вокруг бедер свою рубашку.
Стесняшка!.. Как это мило…


Толкает дверь, и она катится на роликах, закрывая комнату.
Со звукоизоляцией тут все в порядке. Как я ни прислушиваюсь, не получается расслышать телефонный  разговор. Хотя бы отдельные слова… Можно понять, что кто-то за дверью говорит, и всё… Потом полная тишина. Потом, видимо, кому-то перезванивает. Дальше — едва различимая мелодия мобильника.

 



Лара Вагнер

Отредактировано: 22.03.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться