Белая ворона

Размер шрифта: - +

Ночь IV

Вскоре кэбмен остановил экипаж, и Шелли, расплатившись с приветливым парнем, пошла по мрачным улицам, стучась в двери. Открывали ей почти везде, она отдавала листовку и пыталась задать пару вопросов, но, к сожалению, большинство жителей предпочитали сразу же захлопнуть дверь.

«Ей Богу, хожу, как торговка или сектантка какая-нибудь!» — проклиная инспектора Дрейка и землю, по которой он ходит, думала юная маркиза.

В общем, к вечеру Мишель сильно разочаровалась в своей судьбе. Ничего у нее не вышло, в первый раз за всю службу! Опять же, никаких новых подробностей, только несколько горожан видели странного человека, легко перепрыгивающего трехметровые стены, да песню, которую пел девичий голос.

Сознание девушки напевало ту странную мелодию снова и снова. Но зная лишь этот куплет, она могла лишь строить догадки. Девушка улыбнулась и постучалась в следующую дверь. За дверью явно творился не светский кавардак.

— Черт, ты откроешь или нет? — послышался раздраженный голос из глубин дома. Ответ, если он и последовал, девушка не расслышала, но тяжелые шаги и озлобленное бормотание вскоре развеяли повисшую тишину.

Тихо щелкнул замок, дверь отворилась. На пороге очутился высокий молодой мужчина с длинными черными как смоль волосами. На правом ухе хозяина красовалась золотая серьга в виде красной капли, а пара серых глаз, буравили гостью суровым взглядом.

— Чем я могу вам помочь, мисс?

Мишель вдруг почувствовала, как земля уходит из-под ног: она едва успела ухватиться за дверной косяк, чтобы не упасть.

— О Господи, — прошептала она побледневшими от суеверного ужаса губами. - Луи!

Юноша замер в неподдельном изумлении. Он смотрел на Шелли, которую едва успел подхватить подоспевший мужчина в черном, а затем перевел взгляд на дворецкого и смачно выругался.

— Где ты пропадал, Филипп? — сквозь зубы процедил граф Луи Джонсон.

Дворецкий сего благородного рода, держа даму на руках, выпрямился и мило улыбнулся:

— Прошу простить, милорд. Сложно быть единственным слугой, приходиться самостоятельно бегать в бакалею, если что-то срочно необходимо. Тем более миледи задержала меня в своих покоях, ей нездоровится.

Слуга и хозяин обменялись взглядами. Луи был готов убить Филиппа прямо на месте. «Неужели им настолько скучно?» — подумал юноша, и дворецкий, словно прочитав его мысли, вновь расплылся в масляной улыбке.

— Положи ее где-нибудь.

— Как прикажете, милорд.

Убедившись, что незваная гостья в порядке, Луи собирался подняться в свою спальню, если ее можно было так назвать. Однако пройти дальше лестницы ему так и не дали, дорогу ему перегородила не высокая девушка.

— Что там за шум внизу? — недовольно спросила Беатриче.

Луи оглядел незадачливую леди и улыбнулся, после чего разочарованно вздохнул и произнес, продолжая подниматься по лестнице.

— Моя бывшая невеста почтила нас своим присутствием. Если хочешь, можешь спуститься и взглянуть на нее.

Ответа не последовало. Беатриче молча, пошагала вниз по лестнице в гостиную, где, по-идее, должна находиться человеческая девчонка. Как и ожидалось, Мишель без сознания лежала на кушетке. По спине Беатриче табуном пробежали мурашки, как только она узнала в гостье девушку из переулка. Значит она из Скотланд Ярда? Что же она забыла здесь в такое время? Уж точно не за солью пришла по-соседски.

Сорвавшись с места, девушка быстрым шагом направилась на верх, по дороге чуть не сбив слугу.

«Ты ведь задержался нарочно, Филип.» — в тот момент раздраженно подумал Луи.

В комнате, из стенного шкафа он извлек пару черных перчаток и поспешил надеть их, дабы скрыть почернелые ногти. Сейчас было бы уместно задаваться вопросом, как бывшая невеста смогла найти его, но нет. Было куда забавней, откуда взялась такая харизматичная сестра, ведь, если задуматься, внешне она не похожа не на Элизабет, не на патриарха. Такая разная: в холле будто бы беззащитная, в столовой холодная под пристальными взглядами, а если чем-то интересуется, то тут же оживает. Страннее всего было то, что он ни разу не слышал про эту девушку, даже до отъезда.

Песня ветра и лондонского смога, не имеющая слов и состоящая из тревожных протяжных стонов, преследовала юношу последние десять лет, словно капризная невеста. Граф гордо вышагивал по коридору, ярко освещенному закатным солнцем. Его алый свет падал на голые стены, словно легкий театральный занавес, а поблескивающие пылинки парили вокруг, легкие и воздушные, подскакивающие на потоках сквозняка, подобные юным ученицам балерин. Граф простер руки, пытаясь впитать беззвучную музыку Лондона. Он был дирижером этого дикого оркестра, полностью ему подчинявшегося. Луи поднял руку, призывая к тишине. На миг все успокоилось, но, стоило молодому мужчине щелкнуть пальцами, тихое позвякивание колоколов огласило о начале вампирского концерта. И лишь довольная ухмылка на устах не угасала.

— Что за вздор, Луи? — Ему навстречу шла весьма злая девушка. — Что здесь забыла гончая Скотланд Ярда? — прошипела та.

— В том, что здесь оказалась, нет моей вины, — весьма спокойно ответил парень. — Сам не в восторге, но было бы весьма неплохо иметь свою идейку.

На долю секунды Беатриче остыла и задумалась, ведь правда, свой никогда не помешает. Тем более, сколько показало прошлое наблюдение, у них похожие цели. Разница лишь в мотивах, поступках, правилах. Девушка стала возле окна, купаясь в кровавых лучах солнечного света. Сложив руки на груди, она, нахмурив брови, стала смотреть в окно. Как раз на прохожих, которые спешат по своим домам. Верно, из-за частых нападений объявили комендантский час, а за неповиновение штраф, чего не желает никто.

Белокурая перевела взгляд на парня, который все это время ждал ответа. Невероятно!

— Будет глупо, если она умрет, — заметила девушка, наконец-то прервав гнетущую тишину.

-С этим позволю себе согласиться, — слегка улыбнулся брюнет.

Тем временем голова Мишель жутко раскалывалась. Она прижала руку ко лбу, и обнаружила там холодное мокрое полотенце.

«Где я?» — задалась вопросом маркиза и тут же вспомнила все, что произошло с ней. На какой-то миг ей понадеялось, будто последние годы были страшным сном, и она до сих пор милая четырнадцатилетняя девочка. Все прошедшее — кошмар, и не более того.

Словно подтверждая эти слова, рядом с ней возник Филипп Рочестер, дворецкий семьи Берилл. Он, как всегда, выглядел безупречно, и совсем не изменился за последние годы. Шелли удивленно посмотрела на него, затем перевела взор на свои огрубевшие руки. Нет, скорее сон начался сейчас.

Девушка села. Она находилась в изящной старомодной гостиной, обставленной с безупречным вкусом. Сжав в руках полотенце, полицейская открыла, было, рот, чтобы что-то сказать, но не смогла выдавить не единого звука.

— Рад видеть вас, мисс Эринберг, — склонив голову в вежливом поклоне, как ни в чем небывало произнес Филипп. — Надеюсь, вам уже лучше?

— Да, намного, — хрипло отозвалась Шелли, сначала даже не узнав родного голоса.

— Я заварил ваш любимый чай, — дворецкий подошел к кофейному столику, где, на подносе, стояли чашка, заварочный чайник, кувшинчик с молоком и блюдце с печеньем. — Вы до сих пор предпочитаете пить его с молоком?

На самом деле Мишель уже давно не выносила молочных продуктов, однако на этот раз какая-то неведомая сила заставила ее сказать «да». Мужчина мягко улыбнулся и принялся готовить чай. Его ладони, как раньше, были спрятаны за безукоризненной белизной перчаток.

— Ты совсем не изменился, Филипп, — глотнув горячего напитка, уже окрепшим голосом заметила девушка.

— Ах, если бы, — тяжело вздохнул мужчина. — К сожалению, возраст не пощадил меня.

И так неразговорчивая, она не знала, что сказать.

— Что произошло? — наконец выдавила девушка.

— Думаю, милорд захочет сам рассказать вам, миледи.

— Это из-за его работы?

Глаза дворецкого странно блеснули.

— Быть может, — без единой эмоции произнес он, но некая хитринка в изгибе его губ заставила Мишель думать, будто над ней насмехаются.

— Я смогу его увидеть?

— Боюсь, не сегодня, — дворецкий уже взялся за ручку чайника, желая наполнить фарфоровую чашку гостьи, но та жестом остановила слугу. — Господам сегодня нездоровиться.

— Что ж, — тяжело вдохнула женщина, сама не понимая, с чего вдруг стала такой покорной. — Смогу ли я увидеть его вновь?

— Если вы никому не расскажете о нашем присутствии в Лондоне, — дворецкий заговорщически подмигнул. — Завтра мы будем ждать вас к ужину.

Шелли кивнула. Перебросившись с Филиппом еще парой светских, ничего толком не значащих фраз, она ушла, в надежде, что эта странная встреча была реальна, а дворецкий еще долго смотрел ей вслед из-под полуопущенных век, моя посуду у окна, выходившего на улицу.

«Наконец-то будет не так скучно.»



Даниэль Рикман

Отредактировано: 15.03.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги