Боевая Единица

Размер шрифта: - +

Глава 7

Глава 7

 

– Телефон почти разрядился, – тихо произнесла девочка.

Настоятельница вытащила из лаза новую порцию обломков, устало вздохнула:

– Плохо, Старкова, очень плохо. Выключи его, придётся работать в темноте. Когда выберемся в радиальный коридор, нам понадобится хоть какой-нибудь свет, без него будет очень туго.

– У меня есть ещё один телефон, – еле слышно призналась воспитанница.

– Дисциплину нарушаем? – сурово вопросила настоятельница.

Девочка промолчала – ответить ей было нечего. Да, разумеется, нарушила, причём весьма серьёзно. Воспитанницам категорически запрещалось иметь собственные телефоны, но несмотря на серьёзный контроль, те из них, кого иногда отпускали на побывку к родне, часто привозили с собой трубки. Их тщательно прятали, пользовались всей казармой, соблюдая при этом тщательные меры конспирации. В случае поимки по правилам наказывали всех, дружно нагружая неприятными хозработами и переводя на пониженное питание. Причём самой виновнице, протащившей в Монастырь запрещённое средство связи, лишних тумаков не доставалось – она страдала наравне со всеми. Больше всего не везло той, кого поймали с поличным, с трубкой в руках – её сажали в карцер. Логика администрации была проста – раз ты ухитрилась попасться, значит, дура, а дур в Монастыре принято лечить простейшими, но действенными методами, вырабатывая у них полезные условные рефлексы. Простояв пару дней на дощатых нарах, спасаясь от полчищ крыс, в следующий раз будешь вести себя осторожнее.

– Попалась ты, Старкова, – констатировала настоятельница, – Карцер тебе обеспечен.

– Так точно, – вздохнула девочка.

– Ох, и дура же ты, Старкова! Напряги тот вакуум, что заполняет твою голову, и подумай: где лучше – здесь или в карцере?

– В карцере, – мгновенно отозвалась воспитанница.

– Вот видишь, выходит, что я тебя попросту награждаю. Так что проблема у нас только в одном – добраться до этого самого карцера. В этом направлении я кое-чего добилась... ход готов.

– Что? – не поняла девочка.

– Старкова, не утомляй меня своей беспросветной тупостью. Разве ты не обратила внимание, чем я занимаюсь здесь последние несколько часов?

– Что, вы смогли сделать проход? – обрадовалась воспитанница.

– Скорее лаз. Там начинается коридор, разве не чувствуешь, что воздух посвежел из-за усиления тяги?

– Нет, но мне кажется, что иногда тянет дымом.

– Я этого не чувствую, так что будем надеяться, что тебе показалось. Не хватало ещё задохнуться в дыму. Но в лазе точно воздух свежее.

– Так пойдёмте туда.

– Есть проблема. Я пока не могу туда пролезть, слишком широкие плечи. А расширять неудобно, трудно кирпичи вытаскивать, ведь работать приходится, протискиваясь по пояс в эту нору. Но ты худая и маленькая, у тебя это может получиться. Не исключено, что с другой стороны работать будет полегче. Совместно мы быстрее расширим лаз.

– Хорошо, я попробую, – сказала девочка и, сняв мешающую кирасу, поползла мимо настоятельницы.

Заслышав, как по кирпичам звякнул металл, Нельма поморщилась, поняв, что воспитанница тащит за собой бесполезный автомат. Но делать замечание не стала – кто знает, может, он прибавляет девочке уверенности или является ниточкой, связывающей с другой жизнью, той, где никогда не приходилось сидеть под завалами после бомбёжки. Да и мало ли что – вдруг пригодится?

Тщедушная комплекция недоразвитого подростка сыграла на благо. Галя сумела протиснуться, хотя и с трудом, разорвав куртку, сильно оцарапав спину и плечи. Настоятельница протянула в узкий лаз телефон:

– Старкова, возьми. Посмотри, что там делается.

Девочка забрала трубку и около минуты не подавала признаков жизни. Настоятельница уже собралась было её окликнуть, как она показалась сама, просунув голову в лаз:

– Здесь коридор и завалов поблизости не видно. И никого не слышно, мы, наверное, одни. А воздух тут чистый, без пыли и дыма.

– Завалов точно нет?

– Рядом нет, только выход на лестницу засыпан...

– Старкова, это я и без тебя понимаю. Ладно, как там дела обстоят, с твоей стороны? Расширить лаз можно?

– Да. Только даже смотреть страшно. Тут всё непонятно на чём держится. Может рухнуть в любой момент, и вас засыплет.

– Придётся рисковать. Каждый обломок сперва потрогай со всех сторон. Если сидит крепко, то лучше браться за соседние, а не расшатывать. Не стоит волновать эту груду хлама. Понимаешь?

– Да, я буду стараться делать всё очень осторожно.

– На вот, обмотай руки своими рукавами.

– А вы как же?

– Не беспокойся, карманы от своей безрукавки оторву.

– А почему вы сегодня без своего обычного костюма?

– Старкова, ты нашла самое подходящее время для светских разговоров. Работай давай.

– Есть!

 

– Это всё? – поинтересовался Кимов, выслушав всю информацию, которую ему сочли целесообразным предоставить.

– Да, – кивнул Зеленман, сотрудник Ордена, до сего момента занимавшийся поиском Ветровой.

Он чувствовал себя несколько уязвлённым политикой руководства операции. Там сочли необходимым привлечь специалиста из гражданской спецслужбы, не доверив своим охоту на человека. Исполнители же считали, что прекрасно справятся своими силами. Они не могли взглянуть на проблему со стороны и не понимали, что в этом деле почти полностью некомпетентны. Орден был могущественной организацией, в отдельных областях даже очень могущественной, но то, что выходило за рамки его стандартной деятельности, оставалось за бортом. Вся его служебно-розыскная деятельность заключалась в выслеживании культов, поддерживающих связи с врагами, и поисковыми операциями в районах пробоя. Однако всё это не мешало сотрудникам посматривать свысока на гражданских сотрудников.



Артем Каменистый

Отредактировано: 07.03.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги