Бремя Бездушных

Размер шрифта: - +

Два мира

 Голос пастыря Алектиса изменился, стоило отряду прекратить спускаться вниз. Теперь он звучал значительно сильнее, словно отражаясь от стен и высоких сводов, будто пастырь молился не в подземелье, а в главном соборе своего ордена.

 Потрескавшиеся от времени каменные  ступени привели отряд в огромную залу, сравнимую, пожалуй, с той, где они оказались, попав в обитель Нерушимых Врат.

 Густая тьма, скрывавшая все вокруг, расступилась перед магией Каи и светом от посоха некроманта, но из мрака не показалось ничего, кроме пола. Идущий первым Калеос удивленно присвистнул, разглядев то, чего пока не видели остальные.

- Как… - Исель замолчала, подбирая подходящее слово. – Величественно. – Темная эльфийка, как и ее брат хорошо видела в темноте.

- Эй, как тебя там, волшебница, можешь посветить получше? – Скар с укоризной взглянул на ученицу архимага. - Я не такой глазастый, как остроухие.

- Простите, я еще не восстановилась полностью, - извиняющимся тоном ответила Кая. Девушка сосредоточилась. Огонек на ее руке разгорелся немного ярче и границы тьмы сдвинулись лишь немного, так ничего и не открыв.

- Не так, милочка, - Гранер Ласкнир мягко отстранил ученицу, накрыв морщинистой  ладонью огонек в ее руках и тот сразу же погас, погрузив зал в кромешный мрак.

- О, теперь гораздо лучше, - скептически заметил Кровожад.

- Не спешите с выводами, юноша, - с чувством превосходства, которого раньше в его голосе не замечалось, ответил Гранер Ласкнир и сухо щелкнул пальцами.

  Навершие посоха архимага вспыхнуло множеством ярких огней, закружившихся и поднимающихся вверх. Огоньки поднимались все выше, пока не достигли высокого сводчатого потолка, чей пролет едва ли не превосходил находящегося где-то над ним крепостного двора.

 Разгораясь все сильнее, огоньки достигли цели и быстро прыснули в стороны, десятком маленьких солнц засияв в гладком каменном небе купольного свода, отливавшего золотом.

 На самом верху замерло всевидящее око – символ Ифриила Создателя. Оно бесстрастно взирало вниз, и его тяжелый взгляд ощущался в каждой точке залы.

 Ниже раскинулись сферические треугольники подкупольного пространства. Украшенные яркой мозаикой, они изображали сцены создания Ифриилом нового мира и запечатывания старого – изменяющиеся под дланями бога.

 Далее следовало великое множество ниш, так же, выложенных мозаикой. Здесь можно было увидеть весь пантеон Светлых земель!
 Сидоний Воздаятель с пылающим клинком, сражающийся с полчищами демонов. Гирит Защитник, башенным щитом прикрывающий стоящих за его спиной людей от Тьмы. Юная Лигея Благодетельница, исцеляющая раненных. Наделяющая магическим даром смертных, Арифа Чаротворица – красивая и немного надменная женщина с короткими светлыми волосами и глазами разного цвета. Склонившийся над книгами покровитель знаний старец – Киор Мудрый. Женственная и прекрасная Милиса Дающая Жизнь, баюкающая на нежных руках новорожденного младенца и глядящая на него ласковым взглядом. И даже Велес Скорбящий, повелитель смерти – бог изгой, чьи последователи первыми открыли врата в Бездну и выпустили Скверну из заточения, замер в одной из ниш в виде худой фигуры в глубоком темном капюшоне.

 Были здесь и боги, коих почитали другие расы Светлых земель: Праматерь Урсула – почти нагая, светловолосая и хищно-красивая девушка в одной лишь волчьей шкуре. Ее окровавленные губы растянулись в улыбке, обнажая острые клыки, а во взгляде зеленых глаз застыла легкая насмешка и вызов; Фортаг Всеотец – суровый дворф с седой бородой, ледяным молотом и в полном боевом доспехе; Гномские богини сестры Нейва и Грейва, символизирующие удачу и неудачу. Их лица скрывались под капюшонами, в тени которых огнем драгоценных камней горели глаза.
 Черный дракон Фаэлигоазис – повелитель темных эльфов, раскинул свои широкие крылья рядом с золотой драконицей светлых эльфов – Арсимозой. Слева от них дремала покровительница лесов и обитающих там лесных эльфов – изумруднокрылая Ламиэриоза.

 Та, кому поклонялись в далеком Шахриате - богиня жизни темноволосая Мириада с добродушной улыбкой смотрела вниз. Она держала в руках кувшин с узким горлышком, поливая живительной влагой золотой песок пустынь. Бог смерти Силиад, чье лицо скрывали белые повязки, наоборот, смотрел зло, зажав в руке хлыст из песчаной бури.

  Отдельного места удостоились и боги зеленокожих – низкорослый Фурн, почитаемый гоблинами, как бог дождя, широкоплечая Шигар – мать земли и покрытый ритуальными шрамами бог войны орков – Баруг, в одной лишь набедренной повязке и с окровавленным топором в мускулистых руках.

 Изображения хранителей Светлых земель не подверглись воздействию времени и выглядели так, будто неизвестный мастер сотворил их совсем недавно, вложив в работу всю свою жизнь. Они казались близкими и, в то же время далекими, замерев высоко над полом, изображавшим древнюю карту Светлых земель.

 По краям многоугольного зала возвышались статуи сидонитов, с символами Воздаятеля на груди. Взоры каменных стражей подземелья были обращены к его центру, где находился округлый постамент, недвижно парящий над полом и медленно вращающийся.
- Учитель, - робкий голос Каи заставили всех оторваться от созерцания великолепия этого места и взглянуть в сторону девушки. – У Вас что, кровь? – она указала на маленький красный след, оставшийся на полу за магом, направившимся к парящей платформе.

- Что? – Гранер Ласкнир даже не обернулся. – Тебе показалось, девочка, я не ранен.

 Карт, не отходивший все это время от Скара, осторожно подошел к маленькому пятну, понюхал его, и хотел было слизнуть, но, покосившись на зверолюда, прижал уши к голове и отступил.



Игорь Конычев

Отредактировано: 17.04.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги