Бремя власти

Размер шрифта: - +

Бремя власти

      - …Она – инструмент, Арагонда. Который жизненно важен для нашего народа. Моя не слишком умная сестра его похитила, но, хвала Высшему, эта сила снова с нами. Неужели ты хочешь, чтобы она вернулась к людям? Неужели ты думаешь, что мы можем себе это позволить?
      Взгляд советницы был холоднее тех снегов, что покрывали горные вершины, видневшиеся из дворцовых окон – это Арагонда чувствовал, даже стоя к ней спиной. В детстве он бы предпочёл скорее упасть Вниз и разбиться о воды Серого моря, чем вызвать гнев наставницы. 
      - Я хочу, чтобы вы перестали называть «инструментом» живое существо. В котором, к тому же, течёт кровь нашего народа.
      Ныне же голос Владыки был полон лишь почтения и спокойной уверенности, граничащей с безмятежностью.
      - Ответь на вопрос.
      Арагонда повернулся; в серых глазах мелькнул укор. 
      - Мы с вами снова на уроке, почтенная Нирис? – Усмешка. – Кажется, я не успел подготовиться. О ужас! Пожалуйста, не наказывайте меня. Это всё дела страны, это из-за них я не успел выучить. Обещаю, больше этого не повторится. 
      Эльфийка поморщилась.
      - Арье, я тебя очень прошу. Не заставляй меня снова сожалеть о том, что твой отец так рано нас покинул. 
      Арагонда оставался безмятежен; усмешка превратилась в озорную улыбку.
      - Как же так, эде? Неужели, из меня не выйдет хорошего Владыки? 
      - Выйдет. Со временем.
      - Что же сейчас?
      Советница покачала головой.
      - А сейчас ты ещё слишком молод для короны. 
      Эльф и бровью не повёл.
      - Так может её возьмёте вы, эде? Мне не жалко. 
      - Арагонда! – Советница вновь окаменела, зелёные глаза вспыхнули. – Как хорошо, что твой отец не слышит этих слов! Ты – Владыка нашего народа! Такая власть налагает огромную ответственность! К ней нужно относиться с подобающей серьёзностью, уважением и смирением! Безрассудства она не потерпит! – Глубоко вздохнув, она взяла себя в руки; голос стал спокойнее. – Сколько же ещё раз мне нужно это повторить, чтобы ты наконец-то понял и осознал?
      - Корона – всего лишь красиво огранённый кристалл, почтенная Нирис, - отозвался эльф, снова поворачиваясь к окну. – Я могу вспомнить и кое-какие другие слова, которые вы тоже частенько повторяли мне в детстве. Владыку Владыкой делает не власть и не трон, но разум и сердце.
      Опустив голову, советница тяжело вздохнула. 
      Умный, сильный, решительный. Благородный. Храбрый. 
      Дерзкий, упрямый. Молодой. 
      Слишком. 
      Когда-нибудь он, конечно, повзрослеет, станет мудрее и опытнее, но сейчас… Мальчишка. До сих пор. Корона давила на него ещё когда был жив Лиадан, когда сам Арагонда считался лишь наследником. Теперь – Нирис прекрасно видела – её бывший воспитанник и вовсе задыхался и часто смотрел Вниз, на землю. Арагонда провёл там почти десять лет – блуждая по людским дорогам, живя в людских домах, воюя в людских войнах и проливая свою кровь ради людей. 
      Эльф. Наследник трона. 
      Советница считала подобное дикостью, безрассудством и вообще напрасной тратой сил, Лиадан тоже был не в восторге. Но для Арагонды это было «настоящей жизнью». 
      - И что же они тебе подсказывают? – Подойдя ближе, Нирис встала рядом с Владыкой. Теперь в её голосе звучала усталость. – Твои разум и сердце? Ты собираешься отпустить девчонку? Вернуть обратно? 
      Несколько мгновений Арагонда молча наблюдал за облаками, проплывавшими у подножия дворца. 
      - Нет, - наконец ответил он, переводя взгляд на бывшую наставницу. – Мы не можем позволить себе отпустить девушку – здесь я с вами согласен. 
      Та облегчённо вздохнула: кажется, Владыка наконец-то соизволил перестать дурачиться и начал говорить серьёзно. 
      - Но, - тем временем продолжил Арагонда, - я настаиваю, что делать из неё «инструмент», пусть даже «жизненно важный для нашего народа», мы тоже не имеем права. 
      Эльфийка фыркнула.
      - Имеем, Арье. – Её рука легла Владыке на плечо. – Я знаю, это может казаться тебе неправильным…
      - Казаться? – перебил он. Серые глаза отливали сталью. – Нет, эде, мне не кажется. Вы хотите сказать, что жизнь эльфа выше и ценнее жизни иного разумного существа? А известно ли вам, как называют тех, кто питаются мертвецами? 
      - О Высший, пошли мне терпения! – Ладонь Нирис сжалась крепче. – Одна девчонка, Арье! Всего лишь какая-то девчонка! Пусть даже полукровка! Ты прекрасно знаешь, что убивать её никто не собирается! 
      Теперь окаменел Арагонда.
      - А что же вы собираетесь с ней делать, эде? Лишить дома и друзей, заперев здесь навсегда? Это хуже смерти.
      Зелёные глаза снова вспыхнули.
      - Да когда же ты повзрослеешь! Послушай себя! Чья-то свобода – ничто по сравнению с жизнью целого народа! Нашего народа, Арье! Твоего! Ты – Владыка! 
      На несколько мгновений советница умолкла, пытаясь совладать со своими чувствами. 
      - Тебе тяжело, - уже чуть мягче продолжила она, ибо Арагонда продолжал хранить ледяное молчание, снова глядя на облака, - я понимаю. Но Высший забрал Лиадана, и теперь ответственность за наш народ легла на тебя. Ты – Владыка, хозяин нашей жизни. И смерти. – Коснувшись щеки, Нирис повернула его лицо к себе. – Прими это, мой мальчик. Смирись. И тогда твоим страданиям придёт конец. 
      Погружённый в свои мысли, Арагонда не проронил ни слова. Бывшая наставница смотрела на своего бывшего воспитанника: на то, как он хмурится, как сжимает кулаки, с затаённой тоской глядя Вниз. И что-то у неё внутри сжималось. То же, что когда-то давно заставило Нирис уговорить Лиадана позволить сыну пожить среди людей. То же, что смягчало наказания, когда наследник, вместо того, чтобы выполнять задания наставницы, улетал с друзьями ловить молнии. Или растрачивал дарованные Высшим способности на какие-нибудь глупости. Или засыпал на уроках, потому что всю ночь снова болтался в небе – катал понравившуюся девицу. 
       «Ох, Арье…»
      Нирис уже давно поняла, что этот несносный мальчишка ей очень дорог, что он стал ей сыном. Будь её воля – советница бы ни за что не стала держать, она выпустила бы эту птицу на волю, позволила бы всласть налетаться, насладиться свободой. Нирис ни на мгновение не сомневалась, что потом бы Арагонда непременно вспомнил о своём долге, вернулся и занял трон. И это бы его не мучило, не тяготило. 
      Но даже сердце матери не может спорить с волей Высшего.
      Арагонда – Владыка. 
      Хотят они того или нет. 
      - Почему у вас до сих пор нет мужа? - вдруг совершенно серьёзно поинтересовался эльф, снова взглянув на советницу.
      Вопрос был настолько ни к месту, что какое-то время советница молчала, пытаясь осознать, чего же именно Арагонда имеет в виду. 
      - Потому что всё своё время и силы я отдаю служению Владыке, - наконец ответила Нирис, поняв, что никакого скрытого смысла в его вопросе нет. 
      - И вы этим довольны? 
      - Более чем. В отличие от одного моего бывшего воспитанника, я понимаю, что никакие желания не должны затмевать мой разум и мешать заботиться о благе нашего народа. Оно – превыше всего. Почему ты спрашиваешь? 
      Взгляд серых глаз оттаял, в них снова мелькнули искры озорства и лукавства.
      - Мне просто вспомнилась одна девушка. Человеческая. – Нирис вскинула бровь. Владыка едва сдерживал улыбку. – Когда она выходила замуж, на ней было платье такого же цвета, как вон тот цветок на вашей мантии. Вот я и подумал…
      - Арье!!! 
      Советница не верила своим ушам. 
       «Высший, дай мне терпения! Да когда же он вырастет?!»
      - Что? Это правда!
      - Ты вообще слушал, что я говорила?! 
      - М-м-м… что-то про корону? – Притворные раздумья. – Или… Смирись-терпи-как жаль-что-Лиадан-не-с-нами?
      - Именно! Мальчишка! 
      - Эде, можно я пойду погуляю? 
      - Ещё одно слово, Арье, – прорычала Нирис, захлёбываясь от возмущения, - хоть одно, и я…
      Не выдержав, Арагонда рассмеялся.
      - Всё, всё, я больше не буду. Правда. 
      В очередной раз советница замолкла и даже отвернулась, чтобы не дать несносному мальчишке подзатыльник и не отправить за уроки. 
      - Так что с девчонкой? – Почувствовав, что хладнокровие наконец-то вернулось, Нирис снова взглянула на Владыку. – Что ты решил? 
      - Ничего.
      Хохотать он перестал, но серьёзности тоже не прибавилось. 
      - То есть? 
      - То и есть, эде. Пока что она – наша гостья, к которой будут относиться подобающим уважением и почтением. 
      - А дальше? 
      - Дальше… Я подумаю.
      Устало вздохнув, Нирис принялась тереть виски.
       «Когда-нибудь, Арье, ты добьёшься того, что Высший заберёт меня раньше срока… мальчишка…»
      - Обещаешь?
      Арагонда улыбнулся.
      - Обещаю.



Татьяна Бессонная

#10272 в Фэнтези

В тексте есть: эльфы, бремя власти

Отредактировано: 22.03.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться