Будь моей...

Размер шрифта: - +

Глава 2

Глава 2

Видно судьба решила добить меня раз и навсегда. Утром я проснулась, как всегда раньше всех. Зайдя в ванну, намеренно не смотрелась в зеркало, ведь по внутренним ощущениям, вряд ли я выглядела лучше,  чем вчера. Вернувшись в комнату, стала готовиться к занятиям. Сегодня первый день второго  полугодия.  Сначала, как всегда, речь нашего глубокоуважаемого милорда-директора.  Потом разбег по аудиториям, и снова речь, но уже нашего непосредственного руководителя –  миледи-декана Розалинди  Квайт. Далее уже сами занятия, по моему направлению «травоведенье». Уля уже закончила с утренними процедурами и тоже стала одеваться. Слада как раз заняла ванну. Подошла к столу, чтобы взять уже приготовленную сумку, как мой взгляд зацепился за белый конверт с вензелями университета. Он сиротливо лежал посреди убранного стола,  привлекая мой взор. Сердце, которое уже вторые сутки было в тисках острой проволоки – дрогнуло.  Еще не зная, что там и что оно мне несет, я знала – ничего хорошего.

Дрожащими руками  взяла белый конверт  с уникальными вензелями, которые уже четыре с половиной года приводили меня в восторг. Сейчас мне казалось, что я держу в руках кубло змей, которые шипят и пытаются укусить меня. Сколько бы я не боялась, но бежать и прятаться было не в моём характере. На развернутом листе были написаны слова. Но я видела лишь одно – «ВЫ ИСКЛЮЧЕНЫ».

Рука с письмом обвисла безжизненной плетью. Ни слёз, ни криков. А в голове лишь одно: « Нет…нет…нет…»

Не знаю, сколько прошло времени, я не могла ни о чем думать. Меня заклинило, а сердце рвалось из капкана острого плена, все больше обливаясь кровью.

- Анелли, что случилось? –  на периферии сознания донесся до меня голос Ули.

Я его не различала, все было неважно, кроме дикого крика моей души: « Нет… нет… нет…»

Кто-то что-то вырывает из моих рук, трясёт меня, пытается достучаться. Но я не могу, дикий ужас сковал меня, и единственное билось в разуме: « Нет… нет… нет,…  лучше я бы умерла…»

- Она точно рехнулась! – доходит до меня крик Слады.

Жесткая, сильная пощечина приводит в себя.

-Анелли, что случилось? – взволнованно шепчет Ульяна.

- Это конец… - непослушными губами, выдавливая слова, шепчу.

- Да, что там такое! – в запале кричит Слада, и читает письмо.

- Что там? -  на мгновение, отвлекаясь от меня, спрашивает соседка.

- Что за бред!- врезаются в мое сознание крики.- Как они так могут! – не успокаивается Слада.

- Да в чём дело? – заводится Уля и выхватывает письмо у соседки, читает. – Да ведь это не справедливо! – кричит она.

- Да Анелли, это незаконно!- поддерживает её Слада.- Мы подадим на них в суд!

- А прямо сейчас пойдем в деканат, а надо будет, дойдем до самого милорда-директора! Где это видано – исключать в первый день последнего полугодия. – В гневе кричит Ульяна.

И не сговариваясь, девочки подхватили меня под руки, и повели в деканат.

Поскольку учебный день был близок к начинанию, а учитывая приветственную речь, короче, деканат был пуст. На посту присутствовала лишь «извечная и всесильная» секретарь милорда-директора. Она собирала какие-то бумаги на столе и собиралась уже уходить, как увидела нас.

Стоит сказать, что очень многие в университете считали, по моему мнение не без причины, что секретарь, миледи Глория Стен, является ключевой фигурой в нашей «альма-матер».

Меня всегда удивлял наш «преподавательский коридор», как мы величали это место. Посудите сами: длинный коридор без окон, по обе стороны которого находятся двери, а в самом конце прямо по курсу, дверь милорда-директора. Да вот только зайти в неё можно только «через» стол его извечного секретаря. Который стоит под его дверью, не то чтоб по среды коридора, но, скажу я вам, и не очень, чтоб в стороне.  Меж адептами из потока в поток, ходит легенда: что много чего нашему глубокоуважаемому милорду пришлось пройти, чтоб добиться смещения стола немного в сторону. Говорят, раньше стол стоял ровно посередине,  и бедному мужчине приходилось постоянно огибать своего секретаря.

Я думаю, что неспроста у нашей уважаемой миледи «пост» именно на этом месте. Так она всегда и всё видит, а следственно и знает. Ведь эти двери по обе стороны коридора – кабинеты наших прекрасных преподавателей. Даже лишение дневного света, а повторюсь, в коридоре окон нет, не помеха ее жажде знаний. Ведь благодаря своему прекрасному «обзорному месту» она всегда знает: кто, к кому, когда, во сколько зашел, во сколько вышел. И, скажу я вам, двери то, не дюже звукоизолированные… а миледи-секретарь происходит из прекрасного роди «Изменяющихся». А, как известно, слух у них – о-го-го! Потому и кажется мне, что оценив таланты женщины, милорд и решил, что потесниться в малом – не велика потеря, а информация важней!

Вот и стоим мы сейчас три красавицы и смотрим на спешащую миледи. А она на нас. И не очень ласковым взглядом.

- Что вы тут делаете? Через десять минут начнется речь! – негодовала Глория Стен.

Я почувствовала, что девчонки как-то подрастеряли свой боевой запал. Я их понимала: многие предпочитали иметь дела с милордом, чем с ней.

- Я задала вам вопрос! – ее голос прокатился по долгому коридору, вызывая дрожание коленок у моих соседок.

- Мы… это… - лепетали девчонки.

- Что это? Я опаздываю!

Странно, но такое плачевное состояние единственных более-менее близких мне людей в этом месте, всколыхнуло что-то во мне. На деревянных ногах, я подошла к женщине и протянула письмо.



Светик Светлячок

Отредактировано: 06.07.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги