Чайка

Размер шрифта: - +

Чайка

 

«Если Бог тебе не опора — хлопни дверью, выброси ключ!» (с) Канцлер Ги

Ха-ха! Жизнь удивительна и прекрасна! Хотя нет, она скорее удивительна, чем прекрасна! А! Черт! Че ж за херня-то? Нет, определенно, моя тушка рождена под звездой… какой-нибудь… наверное, ага…

Если выпит сомнений сок,

Наверняка, это сон. Туманный, тяжелый дурман. Сейчас я открою глаза, и мир снова станет моим… Вернее… Ну, в общем, вы поняли, да?

По рукам пробегает ток,

Нет. Не стал. Или стал? Потолок плывет, выгибается, идет волнами. Хочется жрать и тошнит. Да-да-да. Вот такой вот я странный. Не нужно было столько всего пить. Ключевая фраза «СТОЛЬКО ВСЕГО», ага. Разнообразие наше все. Правду вам говорю. Что ж так хреново-то, а?

На губах, в вопросе открытых,

Ах, да, вспомнил. Я теперь один. «Один, один, оди-и-ин», я попробовал слово на вкус, перекатывая его на языке, словно конфету. Горько. Как там кричат на свадьбах? Вот так и кричат, ага. Наверное, они заранее знают, что за всем этим кроется. Точно ведь знают, иначе бы не кричали. А ведь мне никто не сказал. Что ж они все молчали-то, а? Нельзя же такую правду скрывать от человека. А потом вот так грубо намекать, да так, что не веришь, пока мордой не ткнут. А когда ткнут, уже поздно бывает. Всегда бывает поздно.

Я резко сел. Возможно, даже слишком резко. У меня заломило виски, а перед глазами поплыли цветные круги. Как там говорят? «Клин клином вышибают»? Боль физическая отвлечет от болей душевных? Так, что ли? А вот ни фига! Теперь у меня болит не только душа, но и башка. И я даже не знаю, что меня больше раздражает. Наверное, все-таки желудок. Да, к моему развеселому хору болящих органов присоединился еще и он. Теперь я не знаю, хочу я жрать или блевать.

На столе стоит бутыль чего-то крепко-алкогольного. Вернее то, что от нее осталось. На самом донышке плещется коричневая жидкость остро пахнущая клопами. Интересно, это клопы пахнут коньяком или коньяк клопами?

Ядовитый пророс цветок!

Как бутыль оказалась у меня в руках, я так и не понял. Может она сама прыгнула ко мне в руки? Добрая, хорошая моя… Только ты у меня и есть, ага. Отворачиваю крышку, подношу горлышко к губам. Горький пламень обжигает мои губы и глотку. Хорошо. Теперь хорошо.

В час, когда границы размыты,

Смотрю в окно. Сумерки. Интересно, сейчас вечер или утро, утро или вечер? Вопрос, конечно, занимательный. Нашариваю рукой мобильный. Надо же, сдох… А ведь вчера только заряжал. Везение у меня тотальное, что тут еще сказать?

Дух и плоть легки на подъем.

Встаю. Иду куда-то. Вернее, пока не знаю, куда мне лучше свернуть – ко входной двери или все же на кухню. Стою на пороге комнаты. Думаю. Кажется, решил. Иду в ванную. Точно. Освежиться мне не помешает. Да.

Угу, как же?! В ванную. Обнаруживаю себя на лестничной площадке, закрывающим свою собственную дверь на ключ.

Если дом тебе не защита —

Выйди ночью, встань под дождем!

Неисповедимы пути моей логики. Но, может, мне того и надо? Дома все равно нельзя оставаться. Там чуждо… Мерзко? И там… Боль? Черт! И когда это я разучился формулировать свои собственные ощущения в связные фразы? Спускаюсь по лестнице, думаю, но ответа не нахожу. Вопрос, наверняка, был риторическим, только я этого не заметил, как всегда. А что? Это вполне в моем духе.

На улице темно и ливень. Хорошо. Интересно, сейчас вечер или все-таки раннее утро? Может, спросить? Навстречу мне выбегает собака, здоровая, белая, без поводка. А я стою мокрый под фонарем и смотрю на чудище, которое на меня летит. «Сейчас загрызет», – мелькает мысль. А, нет. Пронесло. За псом выбегает мальчишка лет пятнадцати-шестнадцати. Вот, у него и спрошу, ага.

- Эй, парень! окликаю его. Сейчас вечер или утро? Вопрос прозвучал странно, мягко говоря. Сейчас это понимаю даже я.

Мальчик резко тормозит и удивленно смотрит на меня, будто призрака увидел, ну честное слово. Растерянно хлопает глазами.

- Вечер, отвечает. Одиннадцать часов почти.

Пес смирно сидит у его ног. Интересно, он телепатически собаке команды отдает или как?

- Спасибо, киваю.

Они уходят. Значит, все-таки вечер. Почти ночь уже. Ливень усиливается. Что ж, пусть. Я так погуляю. Хотел же освежиться, и вот, пожалуйста. Получилось. Интересно, что будет дальше? Куда я хочу? Будь что будет, вдруг нарвусь на что-нибудь интересное.

Посмотри в ночь глазами чужими,

Воздух стремительно сгущается. Становится темнее. Хоть глаз выколи. Даже фонари с трудом пробивают эту тьму. А ливень все хлещет и хлещет. Прохладно и мокро. То, что мне сейчас как раз и нужно.

Назови, назови лишь одно имя,

Еще б приключений на свою пятую точку найти, тогда б вообще бы круто было. Послышался утробный вой. Возвожу очи горе.

- И что? Это и есть обещанные приключения? спрашиваю я у небес.

Небеса, как водится, молчат.

Отражая тоску и сушь

В зеркалах придорожных луж...

Прыгаю по лужам. Весело. Штаны забрызганы, а я чувствую себя счастливым. По-настоящему и беспросветно счастливым. Как в детстве. Хотя, чего это я? В детстве так не было. «А как было?» спрашиваю у себя. Себя, как это ни странно, молчит. Черт! Всегда так. Спрашиваешь Себя, а он молчит, аки партизан на допросе. Будто я и есть тот самый страшный враг, которому ни черта не стоит рассказывать. Иначе задавит. Так-то.



Сергей Морошко

Отредактировано: 29.03.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться