Чародейка

Размер шрифта: - +

10. Эликсир Жизни

Покрывшая зеркало после нудных Оральфовых заклинаний морось разошлась и вместо собственного отражения перед Надеждой возник будуар.

На кровати, в смятых простынях, беззастенчиво предавались любви.

Осуществляя магический вызов, волшебники-недоучки полагали, что они свяжутся с кем-то из слуг или, в крайнем случае, с министрами, но уж никак не чаяли попасть прямиком в царскую опочивальню.

Тем более не помышляли о «счастье» помешать излюбленным королевским игрищам.

Чархан вскинулся, словно хищник. Яростное раздражение из серии: «Кто посмел?!» сменилось недоверчивым:

– Джайна?!

Одним движением король соскользнул к кровати.

 – Ты – жива?

Без особых церемоний подхватив любовницу под руку, Его Величество грубо вытолкал Левантэ за дверь.

Накинув халат, подошел к зеркалу.

Казалось, он стоит совсем близко. Можно было поверить, что тонкое стекло это все, что разделяло чародейку и короля.

Губы Чархана растянулись в довольной улыбке:

 – На сей раз можешь не утруждаться реверансами. Ожившей легенде допустимо проявлять непочтение. И так? Моровое поветрие тебя не убило?

 – Вашими молитвами! – огрызнулась Надежда. – Можем ли мы надеяться, что нам сохранят жизнь и освободят из магического заточения? –

Сухо отчеканила она, испытывая желание отвести взгляд от прямого, подавляющего королевского взгляда.

– Зона отчуждении – вынужденная мера. Велик риск пандемии. Но я пришлю за тобой людей. Не прощаюсь, Джайна, – мурлыкнул он, – скоро увидимся.

Зеркало вспыхнуло, будто внутри мигнули фонариком.

Спустя миг Надежда любовалась на призрачного двойника из зазеркалья.

– Он говорил лишь о тебе, а что будет со мной? – напряжённо спросил Оральф.

 – Не знаю, – Надежда и устало опустилась в кресло. – Будем надеяться на лучшее Что ещё остается?

Чархан сдержал слово.

Прежде чем группа ликвидаторов приступила к зачистке, маги извлекли Надежду и Оральфа из Академии.

***

– Ты утверждаешь, что у тебя есть лекарство от моровья?

Рука с белыми длинными чуткими пальцами скользила по узкой собачьей морде. Собака походила на колли – бело-рыжая с изящными длинными лапами.

 – Ничего подобного я не утверждала, – возразила Надежда. – У меня нет готового лекарства, ваше величество. Но в какой-то мере я сама являюсь ключом к двери, за которой таится спасение.

Зловещий профиль четко выделялся в полумраке: тонкий нос, узкие губы, прищуренные глаза.

– Поясни.

Надежда постаралась доходчиво донести идею о создании вакцины.

 – Предлагаешь использовать твою кровь? – уточнил Чархан.

– Не со всем. На всех ваших подданных моей крови не хватит. Нужно использовать антитела, содержащиеся в ней.

–- Я не понимаю того, о чём ты говоришь.

Надежда сцепила руки в замок.

Глубоко вздохнув, она продолжила, стараясь сохранять спокойствие:

 – На основе моей крови можно попытаться создать исцеляющее зелье. Так понятнее, ваше величество?

 – Сколько уйдет времени на создание лекарства?

Надежда задумалась:

 – Приблизительно полгода. При условии, конечно, что всё пройдет благополучно. Не исключено, что работа займет дольше времени.

 – Даю сроку две недели.

 – Ваше величество!!! – возмутилась Надежда.

Но сникла под ледяным повелительным взором.

 – Две недели, – эхом раскатился по залу авторитарный, не терпящий возражений, голос. – Время ждать не станет ни тебя, ни меня. Или через месяц у меня будет готовое лекарство на руках, а ты в награду получишь земли и титул; либо я велю отрубить тебе голову. Свободна, Чародейка. Аудиенция окончена.

 – Ваше Величество! То, что вы от меня требуете, технически невозможно!

– Для желающего чего-то по-настоящему невозможного нет. Я все сказал. Не злоупотребляй моим терпением.

 – Мне нужны помощники. Аппаратура. Условия для работы, наконец!

 – Привлекай Крэя, медикусов. Поступай по своему усмотрению и не надоедай мне, пока не будешь готова предъявить положительный результат.

 – Да. Ваше Величество.

Хоть в чем-то она преуспела за истекшее время – научилась приседать в реверансах.

Кипеть от праведного или неправедного гнева Надежда могла сколько душе угодно – это не меняло условия договора: от выполнения поставленной задачи зависело множество жизней.

Но самым весомым аргументом являлось то, что её собственная жизнь числилась под номером первым. Весьма стимулирующий довод. Не демократичный ни в малейший степени.

Проблема заключалась не в отсутствие желания или энтузиазма. А в том, что она не микробиолог, не фармацевт, не вирусолог. И много ещё чего «не».

Проклятье!

И ещё раз- проклятье!

***

Сандар и Оральф с каменными лицами выслушали сетования Надежды и удалились.

Антрида повздыхала, покачала головой, выражая соболезнования, от которых легче не стало.

Никто из мастеров «меча и шпаги» оказать содействие не только не смог, но даже и не попытался. Все свято верили: Джайна – Чародейка, а раз её приход предрекли тысячелетьями то у неё всё равно всё получится.

Рассудив, раз от друзей помощи не дождешься, Надежда пришла к выводу, что пришла пора использовать неприятеля, пусть и условного. Не откладывая дело в дальний ящик, она отправилась разыскивать Крэя.

Последний отдыхал в саду. В окружении набирающих бутоны роз наслаждался чаепитием.



Екатерина Оленева

Отредактировано: 18.04.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться