Чародейка

Размер шрифта: - +

17. Тёмный Властелин

Вынырнув из темноты, словно из воды, Надежда попыталась понять, что происходит.

Поднявшись, она с облегчением поняла, что не связана и тело послушно слушается её, лишь каждое движение почему-то отдаёт пульсирующей болью в затылочную часть головы.

Как она здесь оказалась? Надежда помнила, что возвращалась в свою комнату, а потом… потом темнота. Провал. То ли куда-то вниз, то ли в беспамятство.

Место казалось смутно знакомым, но память буксовала, не желая узнавать его.

Не веря своим глазам, Надежда обвела взглядом широкую просторную тёмную залу, к потолку которой устремлялось не меньше десятка когда-то ажурных, теперь обломавшихся, потемневших, покореженных деревянных лестниц.

Купол поддерживали покосившиеся, изъеденные жуками-короедами (как и все вокруг) колонны. В высоко расположенные узкие окна, больше напоминающие бойницы, падал свет.

Судя по лучам, время перевалило далеко за полдень.

Чувство, окатившее, как кипятком, трудно передать словами. Это место Надежда знала – Чёрный дом, спрятанный в центре Райского болота.

Подняв дрожащие от волнения руки, Надежда с ужасом поняла – артефакта на пальце нет.

Ей отсюда уже не выйти.

 – Рад, что ты пришла в себя.

– Паркэс? – удивлённо протянула Надежда, как-то сразу сообразив, что видит перед собой отнюдь не своего спасителя и, кажется, увы, больше не друга.

– Ты?.. – с укоризной выдохнула она.

Меньше всего она ожидала увидеть здесь Паркэса.

Может быть потому, что думать о нем вообще не привыкла?

 – Что это значит? Что происходит? Зачем я здесь?

 – Прости, Джайна. Ты хороший человек. Но твоя смерть окажется куда полезнее твоей жизни. Может быть в этом твоё главное чудо?

Надежда ещё не испытывала страха – только удивление.

Паркэс поклонился:

 – Так будет лучше. Ты сама это понимаешь. Вампиры убивают быстро. Ты не будешь мучиться. Кто-то должен был сделать это. Ещё раз – прости, если сможешь.

– А если не смогу? Тебе ведь плевать на моё прощение, правда?! Будь ты проклят!

Паркэс в ответ лишь неопределённо пожал плечами.

Портал голубым сиянием вспыхнул за его спиной.

 – Подожди! – взмолилась Надежда, бросаясь вперёд в бесполезной попытке удержать, разжалобить, поговорить.

– Не уходи так быстро!

Но свет, пульсируя, погас.

Издалека донесся слаженный протяжный волчий вой. Хотелось бы верить, что волчий, а не многочисленной нежити, дремавший в этих лесах в ожидании жертвы.

Выйдя на середину залы, Надежда попыталась разглядеть, что же там, на вершине всех переходов.

Кроме переплетений ступеней и поручней, не удалось разглядеть ничего.

Неизвестность как ничто другое раздражает нервы и угнетает дух.

Неизвестность и одиночество. И невозможность действий.

Время тянулось.

Свет уходил медленно. Мучительно медленно…

Как же быстро он уходил!!!

***

Возможно, ожидание утомило Надежду. Или душевное смятение погрузило в забытье?

Она очнулась от холода.

Многочисленные ступени лестниц покрылись тонким слоем инея, сверкающего в лунном свете, отчего в помещении делалось даже немного светлее. Через окна эффектно вползал клубящийся белый пар и застывал снежными кристаллами на всем, на что успевал ложиться.

Надежда поднялась на ноги, затравленно озираясь.

«Началось», – пронеслась в голове мысль.

Что-то шептало. Возможно, то был гул крови? Но может ли собственная кровь звучать насмешливыми зловещими голосами?

Что-то приближалось, наполняло, разговаривало.

И в то же время не было ничего материального, кроме клубящегося, словно пар на сцене, тумана.

Джай-н-н-а, - дышало вокруг. – Джай-н-н-а…

 – Кто здесь?

Несмотря на все старания, голос звучал испуганно, как у маленькой девочки, оставшейся одной в темной комнате.

 – Джай-н-н-а…

Надежда в волнении крепко сцепила руки. Ногти пробороздили по коже царапины.

Боль подействовала отрезвляюще. Хотя опьянение сейчас бы не повредило.

 – Джай-н-н-а…

 – Да хватит уже! – истерично выкрикнула Надежда.

В последующем за этим молчании ей померещилась усмешка. С недобрым прищуром.

Пыль и снежные песчинки кружились всё быстрее и быстрее, пока в центре комнаты не образовалась воронка, похожая на торнадо.

Порывом ледяного воздуха обожгло кожу. Глаза защипало так, что Надежда вынуждена была зажмуриться.

– Джайна?

Уже вполне реально прозвучал в тишине высокий звонкий голос.

– Вот ты теперь какая, милая моя сестричка.

Надежда в немом изумлении смотрела на явившееся ей создание, напоминающее призрак.

– Не узнаешь? А ведь когда-то ты клялась помнить меня вечно. Я не виню тебя, ведь я первая нарушила клятву. И если бы я точно не знала, что за душа живёт в этом теле, я бы тоже тебя не узнала, сестра. Что ж? Давай знакомиться снова? Я – Вэя, Владыка Тёмных. А ты теперь Надежда, верно? –насмешливо протянула незнакомка.

Светлая бровь на бескровном лице изогнулась изящной аркой. Глаза напоминали корку льда. Водопад волнистых, белых, как крыло полярной совы, волос, чуть колыхался за практически обнаженным телом, едва прикрытым короткой туникой.

 – Но я полагала, что Владыка Тёмных – это…

 – Мужчина? Как это мило! Знаешь, Джайна, ты далеко не первая так полагаешь. Было время, я забавлялась этим. Но вечность меняет пристрастия. Теперь у меня есть другие игры.



Екатерина Оленева

Отредактировано: 18.04.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться