Чародейка

Размер шрифта: - +

Глава 7 Свадьба

Утро выдалось холодным и ясным. Небо было как гладкий шёлк, по которому катилось наливное солнечное яблочко.

Согласно людским обычаям до храма Триды Джайна с Раем ехали в разных каретах. Как только дверца за спиной Джайны закрылась, на сиденье, к её ужасу, и изумлению возникла фигура демона:

 – Привет. – Усмехнулся Тень. – Ещё помнишь меня?

Джайна почувствовала, как под перчатками от волнения взмокли ладони. Отпираться бесполезно. Демон прекрасно знает, что их встречу невозможно забыть.

– Должок за тобой, красавица. Скоро встретимся, возлюбленная моя Джайна. Чтобы быть вместе навсегда…

Фигура исчезла.

Только стена темнела, обитая ворсистым бархатом.

Карета, мягко покачиваясь на рессорах, мчалась вперёд.

Свадебный картеж продвигался медленно. Толпы людей тормозили движение. Перекошенные рожи, пахнущие луком, перегаром, кислой капустой, мелькали за окном, заглядывали внутрь.

Джайну обуревало желание, распахнув дверь, вскочить на лошадь и унестись верхом как можно дальше, оставив позади всю эту показательную, совершенно никчёмную часть церемонии.

Наконец прибыли на место.

Площадь огласилась радостным ревом. В небо летели мужские шляпы и женские чепчики. Люди решили забыть о ненависти к избраннице любимого принца; о том, что она принадлежала к сомнительной полудемонической расе.

Народ радовался, светло, открыто и немного пугающе.

Джайна, рука об руку с женихом, во главе длинной процессии направилась к храму. Они остановились перед аналоем, над которым возвышались фигуры трёх жриц в белом – традиционная одежда служительниц Богини-Хранительницы.

– Является ли ваше желание стать мужем и женой искренним и продуманным?

 – Да, – ответила Джайна.

 – Да, – кивнул Рай.

 – По доброй ли воле вы соглашаетесь связать себя брачными узами?

 – Да, – слетело с губ Джайны.

 – Да, – прошелестел вдогонку Рай.

 – Отдаете ли вы отчет в нерушимости данных вами клятв?

 – Да, – отвечали вместе молодые.

– Протяните руки над огнем руки!

Оранжевый язык пламени окрасился белым цветом и. на руках молодоженов синим цветом проступила татуировка с изображением птицы, широко раскинувшей крылья. Над птицей всходило солнце.

Обряд был завершён.

– Объявляю вас мужем и женой, – торжественно заявила жрица.

Почувствовав напряжение, исподволь овладевающее Джайной, Рай обнял молодую жену за талию, поддерживая, пока они спускались по ступеням.

– Люблю тебя, – шепнула ему сияющая от счастья Джайна.

 – От частого употребления слова теряют свой смысл, – снисходительно и уклончиво улыбнулся Рай. – Взгляни лучше, как прекрасно танцует вон та танцовщица.

Джайна раздраженно обернулась.

И замерла – танцовщицей оказалась Горивэя.

***

Сестра каждым движением излучала чувственность и самоуверенность.

Бледное тело словно нарядилось в водяные струи, прозрачные и одновременно непроницаемые для взгляда. Локоны, высоко забранные, каскадом стекали вниз, похожие на сверкающий морозный иней.

Горивэя казалась драгоценностью чистой воды. Её образо резко контрастировал с грубым помостом, крикливо-пестрой актерской братией, их дешевыми блёстками и вечной гонкой за вдохновением и признанием.

Горивэя вся, от взмаха руки, изгиба талии, вздоха-выдоха являлась Вдохновением. Музой и Страстью. Чтобы не любоваться ею, нужно родиться слепым. Чтобы не тянуться к ней – человеком, лишенным мечтаний, души или тела.

Музыка, медленная и томная, словно любовь, стихла.

Летящим, порывистым, словно шквалистый ветер, движением, Горивэя направилась в сторону царственных нареченных, игнорируя охрану.

Принц жестом приказал пропустить танцовщицу.

– Прекрасно танцуете, – милостиво улыбнулся он гостье. – Столь прекрасно, что я могу походатайствовать о месте для вас в «Королевском Театре».

 – Думаю, с этим можно повременить, – произнося это Горивэя сорвала маску с лица.

Рай невольно отшатнулся, увидев полную копию своей жены.

– Вот так сюрприз! – хмыкнул он, немного придя в себя от изумления.

Джайна замерла на троне, пытаясь преодолеть яростную бурю.

Ревность в её груди только ярче разгоралась при виде взглядов, которыми обменивались муж и сестра.

– Разве ты не рада меня, Джайна? – с укором спросила Горивэя.

Джайна принудила себя раскрыть объятья.

Сестры обнялись.

– Ужасное платье, – шепнула Горивэя на ухо Джайне.

 – Дурацкий танец, – не осталась в долгу та.

– А твоему мужу, похоже, понравилось? Ваше Величество, – обернулась Горивэя к Раю, протянув ему руку. – Окажите честь – потанцуйте со мной!

Рай покорно последовал за нею, словно Горивэя имела право требовать от него повиновения.

Тёмное лицо Рая, сосредоточенное, серьёзное и напряженное, выражало настороженное внимание.

О, как часто Джайна видела подобное выражение на лицах других мужчин, взирающих на её сестру!

Ну что такого в этой порывистой и свободолюбивой кошке, что все головы поворачиваются ей вслед? Безжалостная, жестокая и легкомысленная, вся – порыв и призыв, неудержимая и недосягаемая, Горивэя неудержимо привлекала к себе мужчин.

А Джайна так не умела.

Она сидела и смотрела, как двое самых дороги для неё существ танцевали в трёх шагах от неё.

Наблюдала взгляды, которыми обменивались два самых дорогих для неё человека на свете – её муж и сестра.



Екатерина Оленева

Отредактировано: 18.04.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться