Чародейка

Размер шрифта: - +

Глава 8 Проклятые сёстры

Джайне следовало вести себя иначе. Нужно было потребовать, чтобы скользкую змею в золотистой чешуе, раскидывающую удушающие кольца, выкинули вон из дворца.

Но она этого не сделала. Она предпочла плыть по течению. Порочная практика, редко приводящая к нужному результату.

Горивэя действовала с настойчивостью азартного охотника: подстраивала случайные встречи, играла на скачках, тайком посещала игорные дома – Рай обожал подобное времяпровождение.

Блистательная и властная, отважная и дерзкая, с холодным огнем в глазах и вызывающе громким, взлетающим вверх смехом, она занимала собой слишком много места в жизни молодоженов.

Какой мужчина способен противиться соблазну?

Горивэя, обладающая сомнительной, но интересной славой разбивательницы сердец, отличалась именно тем шармом, который так ценил Рай.

Он не умел усердствовать в добродетели и с удовольствием попадал в каждый силок, ловушку, капкан, расставленный рукой искусительницы.

От попыток Джайны поговорить по душам принц ускользал со знанием дела. Или, может быть, Джайне не хватало искусства интриги, которым так замечательно владел её тёмный двойник?

– Когда ты собираешься вернуться домой?

Спросила она сестру, когда сестрам посчастливилось остаться наедине.

Подняв глаза, Горивэя делано улыбнулась:

 – Не задумывалась об этом, душа моя. Жизнь среди людей оказалась куда занятнее, чем я предполагала.

Решив отбросить всякую сдержанность, Джайна заявила прямо:

 – Я хочу, чтобы ты уехала.

– Фи! Какая ты грубая.

– Грубая? – поперхнулась смешком Джайна. - Ты всерьез рассчитываешь, что я буду сквозь пальцы смотреть на то, как ты путаешься с моим мужем?!

Льдистые глаза Горивэи сверкнули вызовом:

 – До сих пор ты же отлично с этим справлялась? Что мешает и впредь придерживаться подобной тактики?

Несколько минут они мерились взглядами.

На хищном лице Горивэи не промелькнуло ни одного чувства, которое можно было бы истолковать для себя лестно.

 – Я велю проводить тебя, Вэя, – устало вздохнула Джайна. – Следует признать – ты загостилась.

На бледных щеках сестры вспыхнул горячий румянец, губы вытянулись в ниточку.

Выдержав паузу, позволившую овладеть собой в достаточной степени, чтобы сохранять взятый небрежно-язвительный тон, Горивя прошипела:

– Вот чего стоят все твои слова о вечной дружбе, сестрица? Но не думаю, что твой супруг согласится с твоим решением. Его Величество, принц Трионский, очень благоволит ко мне. Он не позволит вышвырнуть несчастную родственницу вон, будто ненужную вещь!

Подскочив к Горивэе, Джайна отвесила той полновесную пощечину.

Терпеть подобное обращение не входило в привычки Вэи. Не рахздумывая дважды она вцепилась Джайне волосы.

Сёстры сцепились, словно уличные кошки.

Именно эту картину и застал Рай, вальяжно вплыв в комнату свояченицы.

Как истинный рыцарь, он не смог остаться сторонним наблюдателем. Схватив Джайну за талию, принц разорвал клубок из ног и рук, мелькающих в самой первобытной манере, меньше всего приличествующей принцессам.

Переведя взгляд с одной на другую, Рай брезгливо поморщился:

 – Что, чёрт возьми, здесь происходит?

 – Разборки и делёжка, – засмеялась Вэя.

 – Что поделили-то?

– Тебя, – выплюнула Горивэя.

Повисла гнетущая тишина.

Джайна зло глядела на мужа:

– Что ты вообще делаешь в комнате моей сестры? – спросила она у Рая.

Тот молчал, кусая губы.

Голос молодой женщины взвился вверх:

 – Ты без спроса вошел в комнату к моей сестре. По какому праву?

Рай силился принять возмущенно-оскорбленный вид:

 - Прислуга сообщила мне, что ты здесь, и я …

Смех Вэи свел на нет и без того не слишком убедительно склеенную легенду.

 – Вы любовники, - обличительным тоном произнесла Джайна.

Она надеялась, что Рай станет отрицать.

Но он молчал.

Конечно, Джайна подозревала. Она ожидала, боялась, готовилась принять удар. И все равно, грянув, он прогремел неожиданно.

Ярость горячей лавой забурлила в её сердце.

Серебреная Тигрица ударила всего один раз, наотмашь. Но то был нечеловеческий удар. Ослепленная гневом, Джайна не сдерживала природной силы метаморфа. А Рай был всего лишь человеком.

Ударившись о стену затылком, он съехал по стене на пол, пару раз дёрнулся и неподвижно затих.

Мертвенная бледность разливалась по его лицу.

Горивэя метнулась к распростертому телу. Опустившись на колени, прижала пальцы к шее, нащупывая пульс.

Затем подняла на Джайну глаза:

 – Он мёртв. Идиотка! Ты же мозги ему вышибла!

Взгляд Джайны бессмысленно скользил по отвратительно-белым склизким кусочкам вещества, оставшимся влажно мерцать на стене.

Черты Рая застывали неподвижной маской.

– Нет!!!

Взвыла Джайна, хватаясь руками за волосы.

Она не почувствовала боли, когда пыльцы вырвали прядь с корнем.

Вэя, метнувшись к сестре, заткнула ей рот.

Джайна поспешила вывернуться из рук сестры:

 – Будь ты проклята!!! Всё из-за тебя! Если бы не ты, Рай был бы жив!

 – Если бы не мы, ты хотела сказать? – жёстко парировала Горивэя. – Что сделано, то сделано. Слезы ещё никого не воскрешали.

Она несколько раз встряхнула Джайну.

 – Послушай меня. Послушай! Мы должны покинуть дворец как можно быстрее, до того, как люди поймут, что произошло. В Синих Лесах у человечков не будет шанса до нас дотянуться. С Кланом им не справиться. Нужно бежать!



Екатерина Оленева

Отредактировано: 18.04.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться