Чародейка

Размер шрифта: - +

Глава 9 Начало конца

Над Трионом, словно опухоль, разрасталось чернильное пятно мрака.

Темнота, непроницаемо-угрожающая, пузырилась над головой, заставляя содрогаться от ужаса.

Сестры расстались с личиной кошки лишь в глубине леса.

– Думаешь, здесь безопасно? – тревожно взглянула на небо Горивэя.

Оно с каждой минутой словно опускалось всё ниже. Громада облаков надвигалась с севера зловещим фронтом.

 – Вряд ли, – равнодушно отозвалась Джайна.

Резкий порыв ветра заставил деревья, точно разнотравье на лугу, перекатиться волнами. Полетели сучки и ветки. Тьму взорвало яркой, ослепительно-зеленой вспышкой.

Неясного происхождения звук завибрировал, взлетая от самых низких до самых высоких нот, усиливаясь и разрастаясь.

Налетевший ураган словно срывал с лица кожу.

Расцвеченное огнями небо грозило лишить разума.

Это был он – вечно ожидаемый, невероятный Конец Света.

Сестры обнялись, готовые принять неминуемую гибель.

То, что в такой момент они всё-таки оказались рядом – правое и левое крыло, ближе, чем друзья, больше, чем враги – давало силы смириться с неизбежным.

***

Когда шальная смертоносная карусель остановилась, леса не стало. Роща превратилась в непроходимый буреломник.

Вэя брезгливо стряхнула с пальцев паутину.

Недовольно поджимая губы, она попыталась пальцами кое-как разобрать сплетенное из колтунов гнездо, в которое превратились её шикарные волосы.

 – Нужно вернуться в город, – сказала Джайна.

– Зачем?.. Хотя, что это я спрашиваю? И без того понятно! Ладно, – пожала плечами Горивэя. – Почему бы и нет, если тебе от этого станет легче?

В городе картина была безотрадная. Всюду разрушения и трупы.

Сёстры успели насладиться этим зрелищем сполна пока тот, кто занял тело Рая, не заступил им дорогу.

– Джайна?

Полыхая огнём в невидящих чёрных глазах, улыбнулся монстр.

– Я пришёл поблагодарить тебя за соблюдение договора. Я здесь, вольный действовать по-своему усмотрению. Пришел мой черёд показывать фокус-покус. Чтобы всё было честно, я возвращаю душу твоего возлюбленного в это тело. Прощайте, дорогие девочки. Приятно было иметь с вами дело.

Темное мерцающее облако расплылось, развеиваясь чёрным дымом.

Какое-то время мертвец оставался неподвижным.

Спустя миг глаза его открылись и Джайна встретилась взглядом с Раем.

Её Раем. Настоящим.

Но в нем горела непримиримая, обжигающая ненависть.

 – Сука! – прорычал он хрипло.

Джайна молитвенно сложила руки:

 –Я не хотела, клянусь! Рай, я понятия не имела…

 – Не хотела?! – выдохнул принц яростно. – Не хотела! И ты считаешь это достаточным оправданием?! Глупая безмозглая курица! Ты прокляла меня! Мой народ! Саму землю мою отдала демонам на растерзание. А сама надеешься уйти чистенькой?

 – Рай! Не надо…

Но просьбы Джайны теперь мало значили для вурдалака.

Его жажда, его гнев оказались сильнее былых привязанностей, если даже такие когда-то и жили в нём. Рай Трионский и прежде был склонен охотнее казнить, чем миловать.

Горло обожгло, словно раскаленным железом.

Мир закачался.

Его заволокло туманом.

Нарушенные клятвы, былые привязанности, – все уходило на второй план, терялось за выжженными домами с провалившимися крышами, за мёртвыми узлами искореженных деревьев.

Зигзаги ярко-изумрудных молний соединяли небо и обескровленную, выжженную землю.

Пепел. Кругом был лишь пепел.

Разве могла она такое натворить? Джайна, всегда предпочитавшая прямые дороги, ярко освещенные солнцем?

Она же просто любила? Просто хотела быть счастливой? Всего лишь хотела быть рядом с тем, кого любит! Как же могло всё так безнадежно закончиться?

Ветер дул с прежней силой, не усиливаясь и не ослабевая.

Ветер?

Разве бывает таким ветер? Ветер – это порыв; а не вечно ноющий, растревоженный нерв.

***

Джайну мутило.

Горло болело так сильно, что Серебренная Тигрица с трудом глотала.

Фигура белой богини словно родилась из очередного всполоха. Высокая и стройная. Треугольное личико казалось крохотным, потерявшимся среди нескончаемой черноты. Платье едва колыхалось, словно его белизна отказывалась жить по законам нагрянувшего ужаса.

И только заполненные светом глазницы двумя лунными дорожками крошили мрак.

– Я предупреждала тебя, Джайна, – укорило божество. – Но ты не захотела меня слушать. Вы, люди, порой бываете так ослеплены своими маленькими эгоистичными желаниями.

Ослепительный свет из глазниц ударил по Джайне, заставляя прикрыть глаза руками.

– От рождения тебе и твоей сестре было суждено привести Короля Мертвых в этот мир. Одна из вас станет править мёртвыми, вторая послужит равновесию. Но если вы обе останетесь в этом мире, его существованию придет конец. Ещё до рассвета все население города умрёт и обернётся плотоядной нежитью. Кто-то сохранит остатки разума, но большинство превратится в ужас, неописуемый словами. Твоя сестра, сама о том не подозревая, уже заражена злом. Не пройдет трех ночей, как она вольется в число неуспокоенных, расхаживающих по земле. Люди с их верой в простые святыни окажутся не в состоянии противостоять грядущему.

– Чего ты хочешь от меня? – взмолилась Джайна. – Что я должна сделать?

– Убей сестру и мужа.

 – Нет!

 – Только смерть Горивэи и Рая восстановит утраченное равновесие.

– Я этого не сделаю.

 – Они обручены с Тьмой, в них теперь корень зла.



Екатерина Оленева

Отредактировано: 18.04.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться