Черная зачетка. Институт Черновиков

Размер шрифта: - +

Глава 2

##2

 

Отпраздновав шумно свой день рождения, я пулей полетела на работу объяснять ситуацию, и была очень неприятно удивлена. Моя начальница, Анна Вячеславовна, всегда казалась мне человеком тихим и деликатным, но оказалось, что моя персона была ей мало интересна, поэтому и на язык-то не попадала. В ее цветочном «царстве» № 3 по улице Садовой я заменяла вакантную позицию «пустого места». Взяла она меня, потому что проходимость у маленького магазинчика совсем небольшая и клиентура тут не особо важная крутится. И сказав это мне в лицо, добавила:

— Ника, ты работала неплохо, но я прекрасно понимала, что отбор МПМ ты не пройдешь, а значит, летом на тебя точно не придется рассчитывать. С увольнением проблем не будет. Замену я уже нашла. Удачи тебе в качестве Черновика.

Я лишь кивнула и вышла на негнущихся ногах. Как же меня трясло от злости, негодования и затаенной детской обиды на весь мир. Ну, какая разница, каким даром ты обладаешь и чего добился к возрасту, в котором еще надо познавать себя! Ведь на человеческих качествах это никак не отображается. Вот тому прекрасный пример — моя начальница (уже бывшая) — маг средней руки. Единственный дар — превращать воду в лед. Где это применять? У Нулевых на заводе по шоковой заморозке? Не выскочи она замуж в восемнадцать и не открой свои цветочные магазинчики с легкой подачи богатого мужа, где бы она была сейчас?

Я сжала кулаки, заскрипела зубами и потопала в сторону метро, но вскоре расслабилась и признала очевидные вещи — я действительно даже не пыталась достичь хоть какой-то малой цели. Как будто выйти замуж за богатого, да еще и мага, это проще простого?! Налицо был факт умной (кто-то скажет ушлой) тактики девочки из периферийного городка, которая не витала в облаках, а прекрасно понимала, что ее ждет, в отличие от меня, которая всю жизнь под родительским крылышком прожила. Ну, вот и выкинут скоро из гнезда. Полетаю.

 

В университете меня загоняли до полусмерти, не иначе. Решили сделать предподготовку к Вершкам. Гоняли в хвост и в гриву, да так, что дома я падала на кровать и с храпом засыпала. Училась я хорошо, потому что действительно любила это дело. Не отличница, но хорошист с большой буквы. Про таких говорят — «старательная». Но оказалось, что весь мой имидж рассыпался при слове «черновик». Такого снобизма и брезгливости я никак не ожидала от знающих преподавателей, которые, по-моему личному мнению, должны были быть с более толерантными взглядами на магическую молодежь. А получалось, что эта та еще «каста евгеников» — сразу в мусоре окажешься при выпадении из системы. И если раньше я тешила себя мыслью, что мне просто лето пережить, то сейчас я уже не была столь оптимистична по поводу своего будущего.

Влипла по самые уши.

 

— Бобрикова, что ж вы не подсуетились? Батенька ваш, помнится, служит при Гардиан нашего Великого Императора, — ректор Бронислацкий поправил на переносице очки в тонкой оправе и уставился на меня сканирующим взглядом. Про магический социум среди Нулевых в Империи знали не многие. В основном Нулевая элита. Вопрос мне был понятен, учитывая то, что под «служит у Гардиан» ректор подразумевал: возглавляет специальный отдел по магическим нарушениям — отец был талантливым магом Щитов, с очень богатой коллекцией энергетических пентаграмм.

— Игорь Родионович, я не считаю правильным вмешивать во все родителей. В конце концов, это моя жизнь. Должна я хоть сама что-то сделать, — соглашаться я не собиралась. Это ведь и правда, мой выбор. Если так подходить к жизни, то можно и не прожить, а только исполнять чужую волю.

Бронислацкий улыбнулся и постучал ручкой по пачке документов. Он явно о чем-то размышлял, принимая для себя решение, а через пару минут своего молчания озвучил его:

— Давайте поступим так, Вероника. Если вы вернетесь из Вершков с новым уровнем, то все ваши будущие экзамены автоматом закроют. На пятерки не рассчитывайте, а четверки, пожалуйста. Если же изменений никаких не последует, то я вас отчислю.

Он посмотрел прямо в глаза, а я опешила от услышанного. Даже не знала, как реагировать. Попыталась свести к шутке.

— Игорь Родионович, так вы же не сможете проверить.

Ректор отложил ручку и сцепил свои тонкие пальцы в замок.

— Мне и не надо. Я свяжусь с нужным отделом в МПМ. Бобрикова, неужели думаете, что вы одна здесь с даром?

А я и не думала, знала точно пару таких же «одаренных». А теперь еще поняла, что ректор совсем не шутит.

— Но как же, Игорь Родио... — договорить мне не дали, жестко перебив.

— Я внял вашим словам, поэтому решил: чтобы продолжить обучение здесь — вы должны это заслужить.

Что творилось сейчас у меня внутри — словами не передать! Я, чтобы не наговорить лишнего, быстро встала и ответила резче, чем хотела:

— Я вас поняла.

Ни «до свидания», ни «хорошего дня» мне говорить совсем не хотелось. А вот послать куда подальше — очень. Мало мне было моей цветочницы, так еще и такой «подарок» от любимого, между прочим, университета. Здесь я изучала маркетинг и связи с общественностью, но, как и многие однокурсники, профессиональных перспектив от этого образования я особо не видела — слишком размыты были границы применения.

Ладно. Сказала, что жизнь моя и сама все решу — значит, так тому и быть.

Дома я ничего не сказала, отделавшись общими фразами. Маме только дай повод накрутить ситуацию, а беспокоить родителей, и правда, не хотелось. Они и так всегда мне помогали.

 

К поездке в Вершки я уже была собрана, готова к моральным нагрузкам, и вся сочилась ядовитым желанием доказать всем и вся, что дар — это не главное в жизни. Папа помог мне донести сумку до машины, мама запахнула свой жакет и погладила меня по осветленным волосам, убранным в хвост. Я повернулась и улыбнулась — сейчас не время страх показывать. Я же и так чувствую, как у нее пальцы дрожать.



Рина Карисума

Отредактировано: 13.09.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться