Черная зачетка. Институт Черновиков

Размер шрифта: - +

Глава 5.1

Я открыла глаза и почувствовала специфический запах медицинского кабинета. Сразу нахлынули воспоминания, и резко сев в кровати, я ощутила, что голова от такого резкого движения разболелась с удвоенной силой. Медленно вернувшись в лежачее положение, прикрыла глаза. Врачи в поселке были куда лучше поваров, хотя и их винить нельзя — они старались на славу накормить нас вкусно и питательно. Со мной такая реакция случилась только раз, в глубоком детстве, и я совсем забыла каково это — задыхаться от того, что организм сходит с ума от внутренних реакций. И новый опыт абсолютно не радовал! Не будь рядом Виктора, еще большой вопрос, куда бы меня отвезли: в больницу или морг. Нет, я не пытаюсь прикрыть страх цинизмом — на слишком шаткой грани я была. И слишком хорошо понимаю, кого сейчас благодарить за стабильное состояние. От этих мыслей захотелось плакать: мало того, что прощение нормально не попросила, так теперь вообще по гроб жизни обязана. А ведь Чернов мне вообще ничего не должен! Ни одной копеечки! Можно, конечно, напридумывать всякого, что я великая жрица Первого Леса или королева травы. Но...
— Королева травы? Интересненько. И какой травой ты повелеваешь? — Чернов насмешливо растянул губы. — А может это она тобой, судя по фантазиям?
Я рукой зажала рот. Вот так фортель — я говорила вслух и не заметила.
Виктор тихо рассмеялся и, как умелый фокусник, достал из-за спины небольшой букетик в пластиковой баночке из-под йогурта. Поставил импровизированную вазу с цветами на столик, а следом положил мой телефон.
— Тебе, наверное, скучно лежать тут без дела?
Я ничего путного не ответила, кроме «ага» — такого внимания, точнее, понимания даже мама не проявляла. Поэтому и не удивительно, что мучивший меня вопрос, сам и вылетел птичкой изо рта:
— Зачем ты со мной возишься?
Виктор нахмурил брови, но ответил:
— Бобрикова, ты ж вроде из приличной семьи, а такое хамло. То есть вариант, что ты мне просто нравишься, не рассматривается?
Вот тут я прямо вся подобралась и отчеканила:
— Нет, не рассматриваю, потому что это невозможно. Нельзя испытывать симпатию к врагу.
Теперь брови Чернова поползли вверх от удивления.
— Это ж когда мы с тобой успели стать врагами?
— В школе я тебя... — слово застряло в горле, но я договорила, — травила с остальными.
Виктор хмыкнул и грустно улыбнулся. Я сразу поняла, что тема для него неприятная, но ответ меня снова поразил.
— Нет твоей вины в том, что ты не хотела выделяться. Если бы я мог, то вел себя точно также.
А вот тут я ему ни капельки не поверила. Скаев бы, да, вел бы. Его гниленькую личину я стала видеть лучше. А вот Виктор... Нет. Другого он был полета, совсем другой масти.
— Не вел бы. Таким злобным ты не стал бы. Но спасибо на добром слове, оно и кошке приятно.
Я протянула руку для рукопожатия, и когда он аккуратно сжал ладонь, я улыбнулась и сказала:
— Прости меня, Виктор. И зови меня, пожалуйста, по имени.
Парень улыбнулся в ответ очень по-доброму. Кивнул и ответил:
— Прощаю вас, Вероника.
Потом резко разжал пальцы и откинулся на спинку стула, будто отгораживаясь. Почти в этот же момент в кабинет вошел Скаев с женщиной в белом халате. Орион посмотрел на парня, как на пустое место и холодно проговорил:
— Никаких посетителей, Чернов. Или снова к коменданту захотелось?
Виктор встал и молча вышел. А меня как холодной водой окатили. Нет, я понимаю, что мы тут не на отдыхе. И вообще вроде крыс подопытных, но все-таки люди! Ну, что плохого в том, что меня кто-то навещает?! Так мне стало мерзко от всего. Захотелось встать и просто накричать на этого чурбана, а лучше собрать свои вещи и пешком домой пойти, уж всяко лучше, чем здесь.
Врач увидела, как я разнервничалась и быстро всунула мне поилку с водой. Я намек поняла и начала медленно пить. А Скаев словно и не замечал моего состояния, как я его в уме на полоски резала. Уселся на тот же стул, где сидел Виктор, и уставился на меня.
— Ее сейчас лучше не беспокоить, чтобы она была готова к завтрашним занятиям.
— Да? А выглядит очень бодрой.
День сюрпризов для меня не закончился. Я-то думала, что медики здесь не сердобольные: поставили на ноги и маршируй дальше. Но моя врач бросилась на мою защиту.
— Врач здесь я, а не вы, куратор Скаев. Не вам и решать, готова или нет пациентка. То, что Бобрикова проявляет активность, не значит, что она в состоянии принимать нагрузку. Завтра с утра девушка вернется к занятиям, а пока дайте пациентке отдохнуть.
Скаев разозлился, схватил мой телефон и демонстративно убрал к себе со словами, что завтра на линейке и отдаст. Я старалась сдержаться и не рассмеяться в лицо, потому что самым важным на столе для меня были маленькие полевые колокольчики и клевер в смешной вазе из-под клубничного йогурта.
Когда он ушел, женщина принесла нам горячий чай. Креманка с домашним вареньем оказалась только у чашки врача, из чего я быстро сделала вывод, что сидеть мне на супер диете для восстановления, а не лакомиться сладостями.
Анна Павловна оказалась на редкость чутким и добрым человеком. И сразу стало понятно, что это она впустила Чернова.
— Вам не прилетит за такие слова? Я коменданта видела лишь раз, но повторять встречу не хочу.
Губы у врача дрогнули, и она заливисто рассмеялась.
— Не «прилетит», Вероника. Ваш комендант — мой муж, вот уже десять лет.
Теперь была моя очередь смеяться.
— Простите! Конфуз получился. Не хотела никого задеть, просто впечатление Ярослав Олегович производит устрашающее.
Женщина подтерла указательным пальцем глаз и посмотрела куда-то в окно.
— Он не всегда был таким.
Потом будто спохватилась, встала со стула, собрав чашки, и твердо сказала:
— Отдыхай, а лучше поспи. Понедельник у вас тяжелый будет.
Я грустно посмотрела ей в спину, и когда дверь захлопнулась, откинулась на подушку и уставилась в белый неровный потолок. Накатила апатия, совсем не хотелось думать о завтрашнем дне. Нужно было насладиться тишиной и одиночеством, пока это было возможно, и я провалилась в сон.



Рина Карисума

Отредактировано: 13.09.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться