Черная зачетка. Институт Черновиков

Размер шрифта: - +

Глава 7.2

В столовой я наконец-то увидела почти всех ребят и испытала счастье. Неудивительно! Это как после долгого вынужденного воздержания от всего и вся, ощутить себя среди пира и веселья. Я поискала глазами Витю, он сидел рядом с Мусоновым и Кругловой, и я, не раскрывая своей повышенной радости, спокойно подсела к ним.
Юля меня сразу начала закидывать вопросами:
— Вас тут уже похоронили. Никто ничего не говорил. Наш квест-то закончился через пару часов. Мы даже первое задание не смогли выполнить, поэтому все так перепугались, когда вы пропали. Слухов было... Кто-то начал истерить, что Чернов всех в жертву принес.
Юля захихикала и не заметила, как Витя напрягся из-за ее слов. Ничего не скажешь — очень удобно все свалить на человека, которому и противопоставить нечего. Некромант.
— А кто с вами был? — решила я перевести тему. Ужасно хотелось спать, и я очень рассчитывала, что вечером нас не будут мучить и дадут переварить ужин.
Юля кинула быстрый взгляд в сторону другого стола, где сидела группка ребят.
— Петя Невеличка и Настя Белых, — Юля чуть понизила голос и продолжила: — Говорящий с животными и Рунит.
Второе слово я не поняла, и Круглова заметила мое замешательство.
— Это маг, способный читать Руны.
«Да уж, этот дар еще бесполезней, чем мой».
— Не поспоришь. Твой я не знаю, но этот дар совсем пережиток, — весело подтвердила Юля.
А я прикусила язык, осознав, что ляпнула это вслух.
— Не бывает бесполезных даров. Каждые способности уникальны, — достаточно категорично вставил свое мнение Витя. Юля ухмыльнулась, а я первый раз увидела такое недоброе выражение ее лица. Неужели слова Чернова так ее задели?
— Если их нет, то, что же здесь делаем мы? Разве мы не являемся отбросом нашей магической системы?
Виктор холодно посмотрел на девушку. Ситуация явно накалялась.
— Брейк! — весело прервала я их. — Такими разговорами можно и несварение заработать. Не знаю, как вы, но я очень хочу есть, — и показательно начала с энтузиазмом уплетать тушеные овощи. Что не сделаешь ради снятия напряженной обстановки. От Вити я таких слов, можно сказать, ожидала, а вот Юля меня удивила. Нет, она сразу мне показалось неглупой, скорее «вещью в себе», но желчь в ее словах была полной неожиданностью.
Доедали свой ужин мы в тишине, что, честно говоря, было совсем неплохо. У меня уже не оставалось сил, чтобы есть, а разговоры поддерживать и подавно.
Мои мечты оправдались, и вечером у нас было свободное время, которое я использовала по прямому назначению — легла спать. Недоделанные дела, незаданные вопросы и весь остальной шум в голове растворились в тумане Морфея. Уснула я моментально, как только голова коснулась подушки, пахнущей лавандой, а тело почувствовало тепло легкого одеяла.

Утром же нас снова ждала «линейка» перед завтраком, на которой к моему удивлению Орион и словом не обмолвился про наше отсутствие, а лишь рассказал о текущем расписании на день. Ждало нас не больше, не меньше — целительство. Вот что придет на ум современному человеку, услышав это слово? Правильно — первая помощь или обычная врачебная практика! И я так всегда думала, читая фэнтези. Простое избитое, да еще и не совсем положительное слово — «врач», в реалиях МПМ заменялось на звучное и, на мой взгляд, даже одухотворенное слово — «целитель».
Что ж, сегодняшний день развеял многие мои ошибочные представления.
Собрали нас в зимнем саду — неожиданно великолепном для этого аскетичного места. Аромат внутри помещения был божественный: легкий, свежий, с нотками пряных трав. В центре сделали деревянный настил, а по кругу положили большие плотные подушки вместо стульев, отчего обстановка получилась уютной и какой-то домашней. Сам сад находился в низине и был скрыт старыми постройками и большими кленами, из-за чего здание не было видно ни со стороны столовой, ни с других уголков лагеря. Подозреваю, что он не был рассчитан на посещения, оттого становился тайным прибежищем для кого-то. По крайней мере, атмосфера этого места навевала тайну и романтический настрой, а совсем не учебные будни.
Когда мы все расселись, я наконец-то смогла разглядеть всю нашу группу. Я, конечно, села рядом с Витей. Юлька расположилась рядом, болтая с той самой Настей — Рунитом. К ней подсел Петя Невеличка, из чего я сразу начала делать определенные выводы об их возможных отношениях. Рядом с Витей сели Мусоновы, а за ними, чуть поодаль — Ира, всем своим видом показывая дистанцию. Но, не смотря на это, рядом с ней подсел неизвестный мне парень внушительной наружности. Нет, внешне я его помнила: симпатичный такой, белобрысый бугай, но он был настолько молчалив, что порой даже при его внушительном объеме становился незаметным. Около него я увидела девушку, которую не запомнила в автобусе. Миниатюрная, с косой темных волос, миловидная и тихая. На брата и сестру они не были похожи, но, казалось, что знают друг друга.
— Ты не помнишь, кто это? — спросила я и незаметно показала на них Вите.
— Это Тавр Молотобой и Янина Водянова. Кузнец и русалка.
— Ого. Да уж, прибедняться мне точно не стоит, — прошептала я в ответ.
— Бобрикова, неужели ты наконец-то это поняла?! — Сарказм во фразе я уловила. Фыркнула, но не ответила.
Надо же, а я ведь не подумала сначала спросить про ребят у Юльки. В конце концов, она с ними в команде была. Зато сразу к Чернову с расспросами. И это при том, что я всегда старалась держать дистанцию, особенно с симпатичными мне молодыми людьми, а Витя так мягко залез под кожу, что уже безотчетно я льнула к нему всем своим существом. Нехорошо это, наверное... Никто ж мне в чувствах-то не признавался, а надумать лишнего — дело нехитрое.
От личного самокопания меня отвлек знакомый женский голос. К нам в кружок вошла Анна Павловна. Поздоровавшись, она сразу перешла к занятиям.
— Сегодня вам предстоит попробовать себя в области целительства, а также развеять ряд мифов. И первый миф заключается в том, что целитель равен обычному врачу. Целителями рождаются, и магический дар этот редкий. Сейчас на три тысячи магов рождается всего один целитель. Во времена, когда равновесие магии было лучше и строилось на магии жизни, целителей, конечно, было больше. — Анна Павловна сняла браслет с руки и, что-то прошептав в него, подкинула тонкий ободок вверх, а тот замер в воздухе, как в желе. А через мгновение мы все увидели объемные картинки. Настоящее 3D у Нулевых. Эта магия не была сложной, точнее не считалась таковой, но показала насколько большой магический резервуар у нашего врача — она выверенными умелыми пасами рук меняла образы, которые были в ее воображении. Научиться такому мог каждый, но объем магического резервуара будет отвечать за качество и четкость, ведь чем больше энергии, тем больще связей с магом. Удивительная женщина! И что она нашла в Дружинине?
— Еще одним вариантом целительства принято считать дар по чтению ауры или эмоций. То есть интуиты и эмпаты. В полной мере дар целительства, к сожалению, у таких магов не развивается, но некоторым навыкам можно научиться, — уверенно закончила предложение врач и снова сменила картинку, где мы узнали древнегреческие символы врачевания. Трехмерная картинка плавно перетекала в образы и слова, четко следуя повествованию целителя.
Анна Павловна обвела нас взглядом и улыбнулась.
— Рада сообщить, что мучить вас сегодня никто не будет. Каждый из вас пройдет тест исходя из личного дара, и я дам мастер-класс, как лучше и эффективней применять свои возможности.
После этой фразы все радостно выдохнули, и не совру, если скажу, что наш врач попала на золотой пьедестал вечной благодарности. Да уж, застращали в Вершках нас конкретно.
Проверка началась с той тихой брюнетки — Янины. Девушка сосредоточенно прикасалась к изображениям, которые выбирала для ответов. Те красиво рассыпались, а через секунду снова собирались в новые картинки. Тест оказался недолгим, и поэтапно его прошли все Черновики. Мы с Витей оказались в самом финале. И результат у нас, похоже, был хуже всех. У некроманта это простительно, а вот мой результат меня расстроил. Все-таки я рассчитывала, что магия жизни у меня будет повыше. Особенно, после того, как я применила ее в лесу.
Анна Павловна дождалась, когда мы все замолчим и продолжила:
— А теперь я расскажу о ваших результатах. Не советую делать выводы по баллам. Все не так просто. — Она улыбнулась и кивнула, давая кому-то разрешение. Послышался звук катящейся тележки, и вскоре мы увидели медицинский комод на колесах, который катил Орион. Он остановил тележку около врача, и женщина сразу положила браслет на гладкую пластиковую поверхность.
— Ну что ж, перейдем к самому интересному.
На этой фразе Орион снял футболку и остался с голым торсом. Анна Павловна пригласила Янину, и девушка послушно подошла, явно смущаясь вида Скаева. Мне стало ужасно любопытно, но и свою стыдливость я побороть так легко не могла, а уж русалка вообще вся покраснела. Я плохо знала про устои старинных родов, но помнила, что традиции там чтились до сих пор. Детей воспитывали в строгости.
— У Янины, как и у всех магов воды, хороший навык работы с кровью, — и Анна Павловна резко ударила кулаком в предплечье Ориона. Кровь брызнула и попала на девушку. Все вскрикнули и увидели, что наш врач держит в руках маленький нож.
Я замерла в шоке — неужели она будет ранить и вредить Скаеву, чтобы мы его залечивали?!
— Не беспокойтесь, Орион ничего не чувствует, но рана настоящая! Так что, Янина, поторопитесь! — подтвердила мои мысли женщина.
Девушка отмерла и приложила руку на свое предплечье в том же месте, где была рана у Скаева. И его рана на глазах стала затягиваться, на коже выступили бисеринки воды, ярко сверкая в дневном свете, и вскоре контур пореза пропал совсем, затягиваясь без следа.
— Спасибо, Янина. Тест сдали. — Анна Павловна провела своей рукой по предплечью Ориона, заживляя окончательно. — Обратите внимание, что лечится такая рана на себе. Не надо кидаться и зажимать ее руками. Важно успокоиться, сконцентрироваться и создать водное зеркало для проецирования на человека. Вода, как стихия, очень капризна. Проявляйте к ней уважение и никогда не смешивайте.
Следующим был Невеличка. Если бы при его рождении маятник магии качнулся чуть выше, то Петя сейчас бы был полноценным эмпатом, и с нами тут не сидел. Но его задатком все-таки оставалась эмпатия, поэтому он достаточно быстро считал со Скаева головную боль, которую на него наслала наша врач. Из-за этих способностей получалась непростая ситуация — целители в полной мере обладали не только даром излечивать, но и калечить. Они видели все энергетические потоки, все ниточки жизни и могли на расстоянии с помощью своего резервуара менять, рвать, прогибать энергии в маге. Очень опасный дар. Неспроста они клялись кровью на книге Парацельса о не причинении вреда. Задачи Пети, как эмпата, была лишь в том, чтобы правильно прочитать эмоции. Вылечить с таким даром он никого не мог.
— Юлия Круглова, приступайте к целительству.
Юлькин дар я не знала до сегодняшнего дня, а как оказалось, была она анималом. Волчицей. Никогда бы не подумала, что анималы могут иметь хоть немного дара целительства, а оказалось у них очень большой потенциал регенерации, поэтому перелом ноги у Ориона сросся в прямом смысле на глазах.
Досталось же ему! А ведь прошло только три человека.
— Тавр Молотобой, сконцентрируйтесь и начинайте, — подбодрила парня Анна Павловна. Я с огромным интересом наблюдала, как кузнец выправил сросшуюся не совсем ровно кость ноги.
— Как видите, срастить перелом — это полбеды. Чтобы все получилось, надо изучать анатомию тела или иметь такой дар, как у Тавра. За счет внутреннего ощущения баланса материи он чувствует самое идеальное равновесие плотного материала.
Потом настал черед Мусоновых. Они сдавали вдвоем, потому что, как объяснила целительница, у близнецов резервуар поделен пополам, и чтобы получить наилучший результат, их нельзя разделять. После этого пояснения я окончательно убедилась, что нас специально погружали в стрессовые ситуации. Дар ребят оказался не таким и бесполезным в плане реальной помощи. Они работали с воздухом, и могли разогреть его или охладить, помогая тканям пациента в регенерации или замедлении каких-либо процессов.
— Как видите, у половины из вас есть небольшой дар целительства. Конечно, полное отсутствие дара не исключено, но все-таки у магов всегда есть кроха целительства.
Следующей была Ирина. И к моему удивлению, Дагурская стала этим примером. У девушки не обнаружилось ничего. Но Анна Павловна пояснила:
— У этого дара есть не очень хорошая особенность. Не у целителей он может проявиться в любое время, и может быть не связан с основным даром. Сейчас мы наблюдали прямую зависимость от магического резервуара с даром, но не думайте, что это правило. Отнюдь. Все очень индивидуально.
А вот у Насти Белых проявился как раз дополнительный дар ядов. Она быстро определила, чем был отравлен Скаев. Девушка явно была счастлива. Но по мне, так все равно дар бесполезный в наше время, вот в Средние Века она бы была подарком для любого короля.
Остались мы с Витей, и я ждала своей участи, но со спокойным сердцем. Конечно, эгоистично хотелось обладать чем-нибудь полезным и магически сильным, но лучше не мечтать.
— Вероника, Виктор, прошу. — Анна Павловна тепло улыбнулась нам и рассказала будущую задачу: — Думаю, всем будет полезно увидеть вживую магию смерти и магию жизни. Редкое зрелище. Сейчас некромант заберет жизнь, а друид вернет ее. Виктор, начните, пожалуйста, — целительница плавно указала рукой на Ориона, который стоял неподвижно.
Я шепотом обратилась к врачу:
— Анна Павловна, но я не уверена, что смогу что-либо продемонстрировать, — и совсем тихо, только для ее ушей, — я же совсем слабый друид.
Мной завладела паника. Я понимаю, стрессовые ситуации активируют человека, но не так же! Вернуть с того света человека — да кто вообще сможет такое!
Витя начал свой этап очень уверенно. Не было той мягкости, которую я видела в ту ночь. Сейчас он тянул не только отрицательную энергию, но и живую, жизненную, быстро обвивая черными рисунками свои руки. Орион смотрел прямо, но по нему было заметно насколько ухудшается его состояние. Еще пара витков, несколько переплетений черной вязи, и Орион упал. Замертво.
В саду стояла гробовая тишина. Это было слишком страшно!
— Вероника, — тихий, четкий голос целительницы вырвал меня из лап ужаса.
Я лихорадочно пыталась нащупать правильный порядок, руки тряслись, а во рту пересохло от напряжения.
Думай!
Рисунок наматывается. Рисунок разматывается.
Я начала тянуть на себя нити, которые отпечатались на коже Виктора. Рисунки завибрировали и поддались — я возвращала энергию обратно. Сил не хватало. Каждый виток давался с большим трудом. По спине уже струился пот, а сердце колотилось, как бешеное, поэтому я не сразу почувствовала, как Анна Павловна положила на мое плечо руку. И моментально стало легче. Орион задышал и открыл глаза, а у меня наоборот, все потемнело перед ними, и сознание провалилось в вязкую темноту.



Рина Карисума

Отредактировано: 13.09.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться