Черная зачетка. Институт Черновиков

Размер шрифта: - +

Глава 10

## 10

 

После обеда нам дали пару часов на свои дела, в которые я наконец-то навела порядок на своей части домика. Окна мыли открыли настежь, чтобы проветрить свое обиталище. Как оказалось, отсутствие времени и сил плохо влияет на чистоту в комнате. Мы с Юлькой начали активно подметать и мыть пол, а как известно, физический труд успокаивает. Особенно, когда голова занята мыслями о мироустройстве и вселенской несправедливости. Как я помню по рассказам деда, то такого сильного влияния МПМ до 2000-х не имело, хотя точнее сказать, что просто не демонстрировало, ведь первая и основная задача министерства — интеграция в общество Нулевых. Помню, как приставала к папе с вопросом — «а почему маги не правят миром?», а он смеялся такой прямолинейности, но отвечал серьезно: «Когда человек достигает определенной ступени, он никогда не смотрит назад. Маги ничем не отличаются от обычных Нулевых. Амбиции, карьера — все это тоже нас волнует. Только уровень наших возможностей выше, и МПМ заботится о том, чтобы маги имели возможность найти себя. Даже Черновики. Чтобы каждый магически одаренный человек мог быть полезен нашему сообществу».

Поспорить с этим я не могла, как и отрицать влияние МПМ. Да, по моим ощущениям, министерство больше походило на надзорный орган, чем на «добрую тетушку». Особенно хорошо это было видно здесь, на сборах Черновиков. Нас, как помеченных животных, свезли сюда и жилы тянули, чтобы получить результат, который хоть как-то можно будет классифицировать. Жалеть я не любила, чувство все-таки слишком деструктивное и бесполезное, но Витю мне было искренне жалко: без статуса мага, но с магическим резервуаром, да еще таких объемов, он был подопытной мышью. Захотят — заставят убивать, захотят — уничтожат сами.

Я вспомнила про Вирусов.

— Юль, — тихо позвала подругу, — а среди Вирусов много некромантов?

Она перестилала постель, но от моего вопроса замерла.

— Достаточно, чтобы МПМ хотело стереть их в порошок.

Почему я не удивлена?! Ни Нулевые, ни маги, да никто не хочет контроля над своей жизнью. И во все времена люди боролись за свободу.

Я тяжело выдохнула и проговорила:

— И я их понимаю.

Руку обожгло болью, и Юлька резко развернула меня к себе.

— Не смей никогда говорить такое вслух, дуреха. Ты думаешь, что у тебя или у меня есть свобода слова? Что можешь молоть ртом все, что в голову придет? Особенно здесь?! — на последних словах она тряхнула меня так, что зубы клацнули. Сила у оборотней всегда была достаточной, чтобы человеку кости сломать.

— Юль, прости. Я не подумала...

— Ника, в этом-то и проблема! Думай всегда и везде. Черновики — это не прогулка на свежем воздухе, это пожизненная система. Кто-то отделывается сборами и быстрой интеграцией на работу или учебу, которую определит МПМ. А кто-то получает по полной.

Юля прикусила язык, но я уже уцепилась за основную мысль.

— Ты знаешь, — выдохнула я, — ты знаешь, что ждет нас после сборов. Точнее, тех, кто как бы пройдут отбор.

Тут мои нервы сдали и я схватила Юльку за предплечья.

— Скажи мне или у меня крыша поедет. Мне надоело скакать по щелчку через огненное кольцо,- я понизила голос, — хочу знать, что нас ждет, когда вся черная зачетка будет заполнена.

Юлька покачала головой.

— Я не знаю, Вероник.

— Не верю!

Круглова сжала губы и посмотрела прямо мне в глаза.

— Прошедших на отлично больше никто никогда не видел.

Я от ужаса заледенела и отцепила пальцы.

— Нас «выпивают» в Гардиан? Мы для них — «живые батарейки»?!

Юля моего ужаса не разделила.

— Бобрикова, да ты фантастических сериалов пересмотрела. Они же не вампиры.

— Да? А про вампирскую кровь ты уже забыла? Или ты подумала, что он ей на могилку животного из бутылочки побрызгал? — я совсем перешла на шепот. — А ты не считаешь, что Гардиан могут ее принимать внутрь для усиления своих физических способностей?

Юлька хмыкнула и махнула на меня рукой.

— Да ты реально уже бредишь. Кто в здравом уме пойдет на такое?1 Вампиры же — каста закрытая, как аристократы у Нулевых. Из-за денег власть есть, но былого влияния уже нет. Кто ж из них опуститься до того, чтобы свою кровь отдавать.

— А кто сказал, что им все эти блага за просто так сейчас оставлены.

— Вероник, я тебе от всего сердца советую — не смотри столько сериалов.

Круглову мои умозаключения веселили, а меня — нет. И чем дальше я проводила параллели, тем больше крепла моя уверенность.

— Да, Юль, подумай сама. Сборы же идеальный загон для неудачников, из которых потом можно делать для себя подпитку. Причем пожизненную, — я заходила по комнате, укладывая все свои мысли в ряд. — МПМ позволяет вампирам иметь привилегии в обмен на кровь для Гардиан. А Черновики — это поле непаханное для всех темных делишек. Тут тебе и слабаки, которых никто не защитит, и некроманты под колпаком, и «спящие» маги, которых можно расшатать и при умелом подходе заграбастать в вечный личный резервуар. Может, поэтому часть Черновиков никто не видит после?

Улыбка с лица девушки сползала все больше при каждом моем предложении.

— Ник, да ты — Шерлок в юбке. Нет, это не значит, что я с тобой согласна, но... — Юлька причесала волосы пальцами. — Но ты так складно говоришь, что мне на минуту все твои мысли показались чистой правдой.

Я воодушевлено уставилась на Юлю, но та быстро уловила, что ложную надежду давать не стоит.

— Неееет, Ник. Я все равно считаю, что ты бредишь. Теория заговора и все такое.



Рина Карисума

Отредактировано: 13.09.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться