Черная зачетка. Институт Черновиков

Размер шрифта: - +

Глава 17

Мы двинулись вперед по большой червоточине. Ее размер действительно поражал: около двух метров в высоту, поэтому мы спокойно шли, даже не пригибаясь.
— Почему они такие огромные?
Элиль затянул ленту на волосах и достал кинжал из высокого сапога.
— Потому что Аспидус огромен, как божественный дуб. Говори тише и может нам повезет — мы выберемся из его подземного логова невредимыми.
Сразу вспомнился фильм «Чужой», особенно сцены, где герои крадутся на свободу, а почти у самого выхода их ждет «приятный» сюрприз в виде злого и голодного монстра. Будто в ответ на мои страхи я услышала странное шуршание где-то позади. Резко обернулась, но зеленые искорки Элиля не давали достаточно света, освещая лишь небольшой периметр.
— Ты слышал? — схватила я за руку эльфа.
— Слышал, — безрадостно подтвердил Гладирит и сжал мою руку в ответ. Значит, страх — не только женская прерогатива, великий маг боялся...
— Но он не должен был так быстро найти. Вроде ранений мы никаких не получили, мои плащи должны были скрыть нас. Так быстро он чует только кровь.
— Ох! — мой громкий вздох удивил эльфа.
— Ты ранена? — нервно уточнил он.
Вот же засада!
— Не совсем, — пытаясь уклониться от щекотливой темы, — а можно как-то меня замаскировать?
— Не моя специализация, друид. Это темные хорошо с кровью работают, а я все-таки больше к светлой магии отношусь.
— То есть я сейчас, как маячок для этой твари?
— Так ты ранена или что? — Элиль начинал заводиться от моих расплывчатых ответов, так что я уже плюнула — стесняться можно дома, а тут надо еще дожить до завтрашнего дня.
— «Или что». Женское у меня, — пытаясь передать дополнительный смысл фразы широко открытыми глазами.
Гладирит сначала свел брови, а потом закатил глаза и простонал.
— Ну, это ж надо! Теперь я буду знать, что такое неудачный день. — Он просунул руку во второй сапог и достал маленький ножик. — Держи. Не боевой кинжал, но отбиваться сможешь. А теперь бегом за мной, нам нужно выйти наружу и как можно быстрее.
Эльф рванул вперед, а я — за ним. Неприятные шорохи уже не казались отдаленными, а слышались явственно и близко — Аспидус знал, где мы. Мы перемещались быстро, но по спине ледяной коркой расходился страх от ощущения слежки. Что-то следовало за нами, прячась в тенях от искр Элиля, не нападало, но вынуждало ждать этого нападения, истощая морально и уже физически. Если сначала я и боялась того, что спина моя открыта и не защищена, то спустя неопределенное время блуждания по этим червоточинам, становилось все равно — нервы с гитарным треньком лопались от переизбытка адреналина в крови. Элиль что-то крикнул и ускорился, я, задыхаясь от бега, тоже увеличила скорость из последних сил. Впереди, меж двух червоточин показалась большая трещина, в которую виднелись две местные луны. Выход. Мы уже совсем рядом. Но...
Шипение Элиля, которого нечто сцапало за ногу.
Мое шумное дыхание и резкая боль в щиколотке.
Нас тащило обратно.
Все как в «Чужом».

Элиль крикнул что-то, но я не разобрала, зато почувствовала, как меня приложило о стенку пещеры. Монстр взвыл и мотнул щупальцем, направляя в мою сторону эльфа. Я попыталась уклониться, но не успела — припечатало нас друг к другу больно.
— Нож, друид! Режь! — он вонзил кинжал в отросток, что оплел его ноги и провернул. На вид тот походил на корень дерева, но был пластичной и гибкой плотью. Я извернулась и тоже вонзила маленький ножик в плотную субстанцию. И сразу же получила отклик — спиной о холодную жесткую стенку подземной червоточины.
Не знаю, что тогда стала той последней каплей: боль в ноге от того, как сильно стягивал ее щупалец Аспидуса, как неистово Элиль пытался освободиться, кромсая кинжалом корень или сам монстр, появившийся из темноты пещеры. Его огромное тело, похожее на сплетение сотни веток замерло прямо напротив нас. От него шел омерзительный запах гнили, который не давал дышать. Элиль со всей силы вонзил лезвие в щупальцу у моей ноги и дернул на себя, освобождая меня.
— Беги, Вероника! — первый раз он назвал меня по имени, и от этого внутри все стянуло раскаленным жгутом. Будто со мной прощались. Без борьбы, без попытки спастись... И это постоянное «беги»! Сколько раз мне уже кричали, шептали, советовали сделать это?!
Я вырвала ногу из ослабевшего захвата и резко развернулась к Аспидусу. Он наблюдал за нами своими мелкими черными глазками, которые осыпали его верхнюю часть, как грибок на листьях. Полурастение, полунасекомое — вот на что он был похож. Я зло оскалилась и повела плечами, давно я не чувствовала такой легкости внутри, а энергия прямо гудела под пальцами, ласково окутывала тело, нагревала кровь адреналином. Наверное, мое состояние было сродни эйфории, и я купалась в ней, ловила каждый оттенок силы.
Сейчас в этом мире магия слышала мой зов и отвечала на него.
И никакая тварь не смела мне угрожать!
Я двинулась на монстра, плавно рассекая перламутровые потоки магии, которые мои глаза начали видеть даже в полумраке пещеры. Все стало ярче, контуры резче, а нос мой теперь улавливал не только запах гнили, но и аромат влажной земли, тонкую ноту крови Элиля, которая по аромату была иной, чем у человека. Свою я тоже чувствовала, но это лишь усиливало мое желание схватки с уродливым порождением.
Чем ближе я подходила, тем быстрее отступал Аспидус, но грузное тело из кореньев двигалось слишком медленно. Его щупальца уже не могли коснуться меня — я была в плотном коконе из той самой перламутровой магической вязи мира Аэлиты. Сама планета защищала меня, а я жаждала возмездия.
Мои пальцы крепко вцепились в коренья где-то в центре Аспидуса и стали сжиматься с такой силой, что все под ними чернело и иссушалось. Чернота расползалась по плоти, словно проказа, превращая ее в сухие бесполезные отростки. Монстр не издавал звуков, но умирающее тело скрипело и противно пищало. Я же продолжала сжимать уже уничтоженные корни, растирая их в порошок, и отняла онемевшие пальцы лишь тогда, когда передо мной осталась куча черных сухих корешков и груда серого порошка.
— Ты убила его, — услышала я шепот позади себя. Обернувшись, я ожидала увидеть Элиля, но по центру стоял Белеготар, прикрывая его собой. — Ты смогла уничтожить его. — Тихо и... ошарашенно.
— Она вернула силу и, видимо, даже увеличила ее, Готар. Теперь ты не сможешь ей управлять, как и распоряжаться, — ехидно ответил Гладирит. — Вы равны.
Я не понимала про что они говорят, лишь чувствовала какие-то изменения внутри себя. Мой взгляд упал на брачный браслет, но вместо него на моей руке теперь была синяя вязьрисунка.
— Я свободна? — спросила с надеждой у Морохира, но тот лишь покачал головой, помогая встать Элилю.
— Мы лишь равны. Брачная клятва остается до смерти одного из партнеров.
На полное осознание последней фразы мне понадобилось время. Я тяжело выдохнула и уточнила:
— Кто-то из нас должен умереть, чтобы расторгнуть брак?
Что за дикость? У них что ли нет разводов?
— Именно так, — это уже подтвердил Гладирит. — Готар должен умереть, чтобы освободить тебя от клятвы. Так что придется искать кого-то сильнее мага Морохира. Другим путем его не умертвить.
Белеготар растянул губы в саркастичной улыбке и подколол в ответ:
— Поэтому ты отказался от моего предложения? Слишком хлопотно искать такого мага?
Я сжала челюсть, чтобы не ляпнуть лишнего, но новость эта меня крайне удивила. Значит, тут не просто тайные чувства, попытка подчинить более слабого мага. Тут целая драма — Элиль отказался от покровительства Готара. Их сложные перипетии меня даже отвлекли от общей усталости. Очень хотелось спать и желательно на кровати.
— Ты сам знаешь, почему ты получил отказ. Не хватало мне еще, чтобы каждое мое решение оценивали и выдавали на него разрешение. Свобода мне дороже, Готар, поэтому дай нам уйти. Друид имеет на это полное право. Теперь диктовать свою волю ты ей не сможешь. И она станет участником Турнира.
Гладирит подошел ко мне и приобнял за плечи, уводя наружу.
— Пойдем, тебе надо отдохнуть, да, и мне тоже.
Готар нас не останавливал, но все-таки кинул в спины жесткие слова:
— Я отпущу вас, но помни, Вероника, ты связана со мной магией и я могу ослабить тебя на Турнире в наказание, что сейчас сбегаешь от меня. А ведь вам с некромантом надо дойти до финала. Вы же надеетесь вернуться домой, а это будет зависеть, в том числе и от меня.
Вот он — неучтенный фактор. Самый ненавистный участок в любом плане, а ведь наше с Витей желание не мешает ни чьим жизням, не влияет ни на что на этой безумной Аэлите, мы лишь хотим домой! И сейчас я поняла, что разорву любого на куски, кто встанет на нашем пути. Больше никому не позволю диктовать мне условия.
— Посмотрим, дорогой супруг, — ядовито процедила я сквозь зубы.



Рина Карисума

Отредактировано: 13.09.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться