Черная зачетка. Институт Черновиков

Размер шрифта: - +

Глава 18

Следующий день стал самым необычным из всех дней на Аэлите. Я встала утром, но впервые за все проведенное здесь время я не чувствовала себя загнанным зверьком. Было ощущение если не свободы, то хотя бы ошейник не пережимал мои артерии. Я оделась в новую чистую одежду, кстати очень удобную, которая уже лежала в комнате. Снова штаны, широкая блуза, высокие мягкие сапоги — я выглядела сестрой пирата.
— Пиратка на планете пиратов. Все правильно, — улыбнулась своему отражению и вышла в коридор.
Элиль ждал меня не в столовой, а в кабинете среди огромных стеллажей книг. Даже имелась деревянная лестница для самых высоких полок. Вся резная, с красивыми перилами. На ней и сидел эльф, свесив одну ногу, и пил чай из большой кружки, попутно просматривая какую-то старую книгу.
— С добрым утром, — громко поздоровалась и цапнула бутерброд, лежащий на подносе. Чай обжог нёбо, но я с огромным удовольствием пила вкусный ароматный напиток.
— Действительно, с добрым, — Элиль захлопнул книгу и улыбнулся. — Сегодня, друид, мы будем только отдыхать и набираться сил. И сегодня ты можешь задавать любые вопросы.
Как же я ждала этого! Как хотела наконец-то спросить обо всем, что мучило меня с самого приезда в Вершки! Не знаю, откуда такая щедрость от эльфа, но, возможно, он выбрал тактику дружбы.
— Любые? Даже про МПМ? — решила уточнить на всякий случай.
Гладирит прыснул от смеха и кивнул.
— Но мои знания не безграничны, друид. Я знаю не все даже о собственном мире, а уж ваш...
— Я не знаю ничего, поэтому даже кроха для меня покажется целым хлебом.
— Ну что ж, не вижу смысла тянуть. Садись за стол, — он слегка поморщился, глядя, как я жую стоя свой бутерброд и шумно пью чай, — и задавай свои вопросы.
— Что такое Министерство Прикладной Магии? — вот он первый мучивший меня вопрос.
— Явно не то, как оно называется, — усмехнулся Элиль. — На Аэлите из управляющего звена был оставлен только Совет, в который входят архимаги и маги, которые зарекомендовали себя, но каждые двадцать пять лет его состав переизбирается. Земное МПМ — это не звено управления. Регулирования — да. Контроль — да. Но не управления. Они отбирают магов и за счет их дара стараются насадить свою власть в других мирах. Так сложилось, что ваша Земля уникальна, она стоит в центре магического межмирного креста, на пересечении почти всех магических нитей или, если точнее, в центре Древа Жизни, что дает вашим магам уникальную возможность рождать детей с многочисленными аллелями, которые будут создавать уникальный магический резервуар. Земля — это почти магический Парадиз. В нем представлены все виды волшебства.
Я заворожено слушала, а Гладирит продолжал свой рассказ, больше похожий на сказку.
— Кто уж из вашей верхушки архимагов додумался до этого первым — я не знаю, но факт остается фактом: Парадиз решили использовать в угоду своим интересам. Было сформировано это МПМ, которое начало вторгаться в другие миры и прогибать их под себя, выкачивая из каждого что-то ценное для себя. Дорвавшись до такой власти, Министерство порой просто ради развлечения подчиняло себе какой-нибудь не сильно развитый мир, просто потому что могло.
— Но почему никто не сопротивляется? Почему все молчат? — перебила я рассказ, стараясь сдержать эмоции.
— Почему ты не сопротивляешься и молчишь? Зачем ты поехала в эти свои Вершки?
Я открыла рот и захлопнула его. Крыть было нечем.
— Я не знала. Я думала, это просто обязательный в моем случае магический сбор. Я ведь не сильный маг, как и многие в нашей группе. Ну, кроме Вити, конечно.
— Ха, не сильные, — понимающая улыбка растянула тонкие губы эльфа, — расскажи-ка мне о твоих друзьях. Кто они.
— Есть кузнец, — вспоминая огромного красивого Тавра. — Есть русалка и девочка, читающая руны, и еще она натренирована на яды. Потом Петя, который понимает и читает животных.
— Спасибо, а теперь я расскажу тебе, друид, о мирах, куда направит их МПМ. Гестия — мир металла, вся магия сосредоточена в нем, и мастер, способный ковать и плавить такой металл, является архимагом. Дальше, семья Фоур Геленд, они кочевники миров, собирают редкие и древние артефакты, не гнушаются и красть. Украсть же у них почти невозможно, они накладывают рунную магию и ядовитую защиту. — Бровь саркастично взлетела на красивом лице. — В МПМ всегда нужны те, кто могут воровать у них. Viridi mundi или «Зеленый мир», например, живет продажей очень редких животных, которые для многих магов являются подпиткой их магического резервуара. И там бесценны заклинатели, способные приручать фауну.
— Получается, что в Институт Черновиков попадают не слабые маги, а исключительно полезные в других мирах? — я уже догадывалась об этом, но сейчас убедилась окончательно. Всю ту лапшу, что так искусно навешивало МПМ на наши уши, пора было снимать. Неудивительно, что Черновикам не позволяли больше жить прежней жизнью, а кому-то и возвращаться на Землю. Я никогда не думала, что попаду в Институт, но теперь... Куда направит МПМ меня?
— Не знаю, друид. Сначала твою силу должны раскрыть, но ты же само мироздание. — Видимо, я спросила вслух, и Элиль ответил, но и к лучшему — я реально задумалась, а стоит ли возвращаться домой?! Эльф как будто почувствовал мои метания и поставил свою кружку с чаем на стол, задумчиво разглядывая стопку книг на краю.
— Вероника, тебя не обучали сути магии?
— Честно говоря, нет. Как-то с детства родители смирились, что у меня нет магии. Меня готовили к обычной жизни. Сбор в Вершках и для них, и для меня был формальностью. Я не думала, что так все произойдет, — я опустила голову и расплакалась. Неожиданно вдохнула рвано и слезы сами полились из глаз. Я не почувствовала никакие рвущиеся нити, или сердце, ухнувшее вниз, просто в один момент меня накрыло огромной тенью тоски по дому, перекрыло все внутри, остановило и разошлось болезненными судорогами.
— Я хочу домой, Элиль.
Эльф сжал мое плечо и тяжело выдохнул.
— Пойдем, я кое-что покажу тебе. Не уверен, что тебе станет легче, но спокойней... возможно.
Я вытерла рукавами лицо и непонимающе посмотрела на мужчину. Он грустно улыбнулся и кивнул головой в сторону книжных стеллажей. Мы подошли к огромной книжной стене: Элиль впереди, а я сзади. Поэтому не сразу увидела новую комнату.
Зеркала.
Вся комната была увешена зеркалами в необычных рамах, в старых оправах, с трещинами или идеально новыми. Миллионы отражений в бесконечных повторениях.
Я потерялась в них, тщетно пытаясь найти опору под ногами.
Гладирит щелкнул пальцами, и все зеркала заволокло дымкой, а окружающее пространство наконец-то приобрело четкие очертания комнаты. Эльф поставил меня в центр комнаты и попросил закрыть глаза, я послушно встала и замерла в ожидании волшебства. Да, именно так! Ни магии, ни силы, а именно детского волшебства. Даже мурашки по коже побежали.
— Открывай.
Все вокруг мерцало от светящейся пыльцы, которая кружила вокруг меня. Я посмотрела в одно из зеркал и увидела разноцветные отражения себя самой. Будто меня скопировали тысячу раз и раскрасили во все цвета радуги.
Так красиво и так невероятно!
— Смотри внимательно. Это мой подарок тебе, друид.
Я вгляделась и замерла не дыша — в зеркале появилась наша кухня. Мама сидела за столом, нервно сжимая полотенце, а отец с кем-то ругался по телефону. Моя рука сама потянулась к ним, но Элиль громко приказал:
— Ничего не трогай! Иначе связь потеряется.
Я дернулась и замерла, жадно разглядывая родителей, которые осунулись и будто потухли. Смотреть было больно, но Элиль был прав — мне становилось легче. Нет, я должна — я обязана вернуться домой! Образы пошли рябью, и следом из дымки показалось лицо Вити. Он стоял, сложив руки на груди, около открытого окна в замке Морохира. Напряженная поза, острый взгляд, устремленный больше вовнутрь его самого. Он выглядел взрослее... и опаснее. Надо же, темная магия прямо лилась из него. Хорошо, что Виктор Чернов не был моим врагом.
Снова пошла рябь и я увидела то, что не планировала — Вершки. Но что-то странное творилось в лагере: ребят я не видела, но зато мужчины в странной черной форме шли быстрым шагом вдоль нашей столовой в сторону домика коменданта, Дружинин же вышел из него в сопровождении людей в такой же форме. Руки его были заведены назад, что создавало ощущение неправильности происходящего. Я потянулась к картинке, и связь разорвалась, размывая дымкой образы.
— Спасибо, — я поняла, что больше не увижу ничего, когда вновь в зеркалах появилось мое отражение.
Элиль медленно кивнул и спокойно посоветовал:
— Будь сильной, Вероника. Ты — обладатель редчайшего дара, и ты еще откроешь много тайн мироздания, которые нам, обычным магам, никогда не будут доступны. Поэтому мой тебе совет — никогда не сдавайся. Враги могут стать друзьями.
— Как стал ты? — я улыбнулась и неуверенно посмотрела в яркие зеленые глаза Гладирита.
— Да, друид. Как я, — Элиль улыбнулся в ответ широко и открыто. Подошел ко мне и щелкнул по носу. — Поэтому сниму тридцать три шкуры на тренировках, чтобы ты не скопытилась раньше времени на Турнире. Ты должна вернуться домой в целости и желательно невредимости.
— Полностью разделяю твое желание.
Мы снова вернулись в кабинет, где нас уже ждал ужин и ароматный чай в пузатом заварнике. Обед мы пропустили, но я не чувствовала усталости или голода. Новая информация взбудоражила мой мозг, хотелось расспросить Элиля обо всем, и мы продолжали говорить о МПМ и магии, о Белеготаре и обо мне. Сегодняшний день подарил мне много нового, что изменило вектор всей моей жизни.



Рина Карисума

Отредактировано: 13.09.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться