Черная зачетка. Институт Черновиков

Размер шрифта: - +

Глава 20

Мне не спалось. За окном уже пробивался утренний свет, и я встала с кровати, подошла к столику с креслом и медленно на него опустилась, задумчиво глядя на себя в большое зеркало. Мысли крутились вокруг подарка Элиля и я достала его из ящика, повертела в руках, погладила маленького дракончика на ручке и настроила себя все-таки посмотреть. После прошлого раза я еле-еле собралась, а сейчас чувствовала, как предательски дрожат руки. Я чувствовала себя предательницей, настоящей обманщицей: сама подсматривать могла, а мои близкие мучились от горя, не зная оплакивать меня или нет. Я даже думать боялась о том, что сейчас происходило дома. Мне не нужно было слышать родительские голоса — все было видно по глазам: потухшим, черным, будто провалы — с огромными синяками под ними. Первое, что я попросила, когда Элиль благосклонно разрешил мне рассказать о своих потребностях, было послание домой, но эльф лишь покачал головой, объясняя, что уже давно такая «почта» запрещена.
«Но, почему, Элиль?»
«А ты не догадываешься, друид? МПМ применяет стратегию вашего Цезаря — разделяй и властвуй. Каждый мир, хоть и связан портально с другими, но все контролируется Министерством. Если нечаянно провалиться в иной мир можно в силу собственной магии, то письмо или другой неживой объект без оной, могут быть переданы только через главный портал. И это ведет в тупик. Твой единственный вариант — вернуться домой. Но можешь остаться и здесь, мне с тобой весело».
Мне тоже было хорошо и спокойно. Это и притупляло эмоции, разъедая меня ржавчиной вины и бессилия. Одного письма, одной фразы было бы достаточно, чтобы родители так не убивались, а друзья не сидели ночами, глядя в окно в поисках ответа, что они не успели мне сказать.
Неведение — самое страшное, что может быть для любящего сердца.

Зеркальце замерло в моих руках, и я посмотрела на свое отражение. Легкий туман покрыл поверхность и растаял, показывая небольшую комнатку с окном под потолком. Витя отжимался, с силой толкая тело вверх. Пот струился по голой спине, замирая бисеринками на руках с выступившими мышцами. Дышал он тяжело и рвано, но не прекращал подниматься на руках, будто старался дойти до собственного предела, а может, даже и перейти его. Темные волосы прилипли прядями к выбритым вискам, на лице — небольшая щетина. Это все я подмечала потому, что старалась не смотреть на спину. Каждый раз мое сердце сжималось, тело как будто замирало от фантомной боли на другой плоти — всю спину некроманта покрывали шрамы. Я ничего не знала о наказаниях, не знала, чем могли быть оставлены такие полосы, но сам факт того, что в наше время у кого-то могли быть такие шрамы, было просто немыслимо. Я только надеялась, что они появились на его спине от рук чужого человека, а не родного.
Витя был для меня настоящей загадкой. Темный дар, который открывал перед ним много возможностей, например, месть. Да, он мог бы мстить, и сила его лишь росла бы. Он мог бы взращивать в себе цинизм и черствость. Мог, но не делал. Его терпение, особенно моих глупых поступков, поражало. Сила, хоть и темная, держала почву под моими ногами. Спокойный нрав всегда настраивал на хороший исход. Витя, словно скала, задерживал все бури, а мягкий холм с другой стороны — согревал и давал отдохнуть.
Я боялась влюбиться в него, как бояться первый раз войти в огромное бездонное море, но противостоять такой харизме было выше моих сил.
У нас образовались странные отношения, какие-то молчаливые. Мы толком и не разговаривали, не расспрашивали друг друга в попытке узнать больше, стать на словах ближе. Словно и не нужно это было, с головой хватало доверия и уютного тепла рядом. Наверное, это ужасно скучно — в двадцать один год больше походить на престарелую парочку, но по правде говоря, мне хватало с лихвой всех случившихся со мной злоключений, чтобы еще рвать волосы из-за «итальянских» страстей. Хотя, я не права, называя наши сложившиеся отношения спокойными: за все это время я так и не научилась понимать его. Загадка, как есть.

Я крутанула зеркальце и снова посмотрела в дымку. Было интересно узнать, кого призовет мое подсознание. В этот раз я увидела Иру. Вместе с Орионом. Они сидели в обнимку на какой-то железной кровати с тонким старым матрасом. Вокруг было темно, и разобрать дополнительные детали я не могла, как и не могла понять, что с ними случилось. Синяки под глазами, потрепанный и явно нездоровый вид говорили о многом, а мое буйное воображение рисовало один ужас страшнее другого. По нечетким картинкам я уже поняла, что в Вершках что-то произошло, что само по себе было из ряда вон. Пугало другое — образы становились все мрачнее с каждым разом. Кому могло понадобиться захватывать этот тренировочный лагерь для слабых магов. Тут я мысленно поправила себя — как бы слабых магов, и внутри будто фонарь зажегся, высвечивая логическую яркую дорожку.
Вирусы.
«Но почему они мучают ребят?» — додумать мысль я не успела из-за Элиля, который выдернул зеркальце из рук и строго сказал:
— Вперед, на тренировку!

Снова библиотека и завтрак в зимнем саду. Я смотрела на красивую посуду, на тонкие кружевные салфетки, на пузатый горячий чайник с ароматным напитком, на зеленые ветки необычных цветов и на большое окно с изящным переплетом. И думала насколько же все здесь сказочно и невероятно, далеко от моей реальной жизни. Так и застрять можно, заснуть, как спящая принцесса и забыть обо всем.
«Надо каждый день напоминать себе, зачем я здесь тренируюсь».
Элиль сегодня не дергал лишний раз, почти все время молчал и что-то просматривал в своем блокноте, сверяясь со старой книгой. Он обещал мне сегодня тренировку ума, и я очень надеялась, что это не будет связано с физической нагрузкой, уж очень хотелось немного полениться. Каждый вечер я натиралась специальной мазью, которая хорошо восстанавливала тело. Даже слишком хорошо, из-за чего я не могла и пикнуть про синяки или растяжения мышц. Но после завтрака мы и правда остались за большим столом и провели в библиотеке весь день.



Рина Карисума

Отредактировано: 13.09.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться