Черная зачетка. Институт Черновиков

Размер шрифта: - +

Глава 25

Я лежала на траве и плакала навзрыд. Надо мной шелестели березы, а летний аромат соседнего луга вызывал болезненные спазмы в сердце — я наконец-то вернулась домой. Мы вернулись домой. На Землю. Рядом со мной лежал Витя и хрипло дышал. На Турнире ему повредили плечо, кровь залила тунику, засохнув бурыми разводами. Я держала его за руку и пыталась лечить, хотя у самой не было никаких сил — мы остались живы по какой-то немыслимой случайности. Я уж точно! Четырнадцать игроков и только два победителя: в грязи: в своей и чужой крови. Опустошенные и раненные. Как я смогла дойти до финала — тайна за семью печатями, но все мои инстинкты обострились на арене неимоверно, сила слушалась мой разум, а я не боялась бороться. На третий Анар я шла на арену только с одной мыслью — я вернусь домой любой ценой, и мироздание помогло мне, хотя, возможно, это был Белеготар, потому что я чувствовала, как в районе сердца было горячо в самые тяжелые моменты моей борьбы. Несмотря на его ужасный характер, я чувствовала, что он лишь прячется за тяжелым упрямым характером, как за броней. Ожесточило ли его прошлое или настоящее — я не знала, но верила, что они с Элилем смогут найти точку опоры в их запутанных отношениях.
Как ни странно, но самым сложным периодом в Турнире для меня оказалась середина — второй день. Тогда я уже понимала свои слабые места, как впрочем, и мои соперники, но должна была продержаться любой ценой.
Да. На арене убивали. Белеготар не соврал.
«Красная парочка» — брат и сестра Акирай — огненные фэйры, что легко сжигали соперников, чьи силы были намного слабее волшебного огня. В схватке с ними меня спас не дар Друида, а самая обычная смекалка. Мне удалось обнаружить их слабое место, и сила магического резервуара уже была не важна, на первое место вышел «нужный момент».
— Лесные колыбельки, даже вспоминать не хочу, — шепча себе под нос, я прикрыла глаза. Сон подползал незаметно, повиснув на кончиках ресниц. Огромное облегчение от того, что все наконец-то закончилось, притупляло боль в разбитом теле. Я вытерла мокрые от слез глаза рукавом и села оглядываясь. Поясницу сразу прострелило, я охнула и чуть наклонилась вперед, пытаясь дышать медленно. Земля под вечер остыла, и сидеть уже было холодно, хотя и приятно — бесплатный компресс для напряженных мышц.
— Вить?
Рядом тяжело выдохнули, и некромант тоже сел, растирая затекшие ноги.
— Еще минутку и пойдем.
— Куда пойдем-то? Где мы вообще? — даже хихикнула от Витиной инициативности. Вот он всегда так — всегда в курсе, все всегда понимает.
— В Вершки и пойдем. Нам, правда, придется сдаться, но это пока лучшее решение.
Понимание обрушилось на меня неподъемной надгробной плитой собственному склерозу. В попытке так рьяно попасть домой я совсем забыла, что здесь нас ждали отнюдь не с хлебом и солью. Один раз нам удалось скрыться, но во второй раз...
В соседних кустах хрустнула ветка, и мы резко обернулись. Витя плавно поднялся на ноги, будто и не растирал их пару минут назад, кривя рот от неприятных ощущений в мышцах. Меня же по традиции вздернули за шкирку, помогая удержать равновесие. Шум за низкими зарослями усилился, послышались странные щелчки, словно что-то вставало в пазы, а вскоре мы увидели Юлю Круглову.
— Юлька! — я дернулась к подруге, но Витя больно схватил меня за предплечье. Он ничего не сказал, лишь сильно напрягся всем телом, даже губы вытянулись в узкую полосу.
Я перевела взгляд на подругу и только сейчас заметила то, на что не обратила никакого внимания вначале: она держала раскрытую ладонь, направляя на нас. На ладони же удобно разместился черный камень с пентаклом, цепочка, проходящая через артефакт, надежно удерживала его на руке, крепясь к кольцу на указательном пальце. Не нужно было обладать обширными познаниями в черной магии, чтобы узнать «камень повиновения» — один из запрещенных артефактов в МПМ. Я втянула воздух, все еще не веря увиденному, а картинки, бывшие лишь разрозненными воспоминаниями, стали против моей воли собираться в общий паззл. Вот, Юля рассказывает мне о Вирусах, вот я вижу шрамы на ее руке, такие же, как у Иры, только теперь до меня доходит, что статус девушки в Гардиан был иной — «подозреваемая» — ее обвинили в предательстве и, скорей всего, пытали... Будет ли такой человек мстить? Конечно!
— Юль, — язык не слушался, — ты...
— Вирус? — ухмыльнулась девушка, отчего все ее лицо преобразилось, и из милой простушки она превратилась в циничную особь. Я стояла и смотрела на нее, будто видела в первый раз, хотя почему будто — я действительно смотрела на настоящую Юлю Круглову впервые. То, что я приняла за полноту, была лишь хорошо сбитая фигура, мощная и крепкая, как и положено оборотню-анималу. Знания про подготовку, спокойствие, умение оказаться рядом в нужный момент — все являлось враньем, лишь хорошая программа внедрения. Папа предупреждал меня, только он, наверное, и сам не догадывался, как все прогнило.
— Зачем? — успела я спросить, прежде, чем артефакт накрыл нас путами повиновения. Возможно, будь мы не так разбиты после Турнира, то попытались бы защититься от чар, но «если бы, да кабы» нам сейчас мало поможет. Юля не ответила, а просто повела нас за собой, молчаливых и послушных. Внутри я даже смеялась от сарказма ситуации: волк ведет за собой двух овечек. А что еще оставалось делать?! Не рыдать же! В конце концов, я пережила Турнир ТиаТра, значит, и с новой проблемой разберемся. Единственное, во что мне хотелось верить, что Юля делает это не по своей воле, а потому, что хочет спасти сестру. Не могла я так взять и убить в ней все хорошее, повесив ярлык преступницы. Хотя рационализм во мне нашептывал, что сестры-то, возможно, и не было никогда. Правда теперь была, как иголка в стоге сена.
Я глянула на Витю, тот держался за плечо, которое наверняка кровоточило. Я переплела наши пальцы и снова попыталась лечить, но некромант резко расцепил наши руки и покачал головой. На мое тревоженное выражение лица он ответил лишь слабой улыбкой.
«Опять защищает, дурак», — во мне клокотала злость, приправленная перцем обиды — он отказывался от моей помощи. Я же видела, как ему больно. На третий день мы сражались на одной арене и я видела собственными глазами, что произошло с его плечем.
— Быстрее шевелите ногами, — строго кинула через плечо Юля и сама ускорила шаг. Мы шли через лес, но в итоге вышли около низкого забора и старой пристройки. Была ли эта уже база или другое место — понять мне было сложно. По самой базе нам некогда было прогуливаться, поэтому я помнила, только основные здания, но мне казалось, что в Вершки не так-то и легко попасть. Вспомнились слова Ширга про защитное поле, и я попробовала прощупать небольшие кусты той же сирени, но то ли моя слабость была тому виной, то ли контур уничтожили — магии больше здесь не было.
— Проверяешь контур? — ухмыльнулась Юля и пристально посмотрела на меня. — Он давно снят, Вероник. Как раз, когда вы провалились в портал, власть в Вершках и сменилась. Не успели тебя изловить.
— Что с ребятами? — смотреть на бывшую подругу мне было больно. Я не в коконе родилась, с разными людьми в жизни сталкивалась, и уже даже не с людьми, но единственное, что мне всегда сложно было понять — это предательство. Кем надо быть, какой низкой душонкой обладать, чтобы так спокойно предавать людей, которые тебе доверяли и ничего плохого никогда не делали. Ладно, я — объект, за которым устроили охоту, но остальные...
— Волнуешься? — поддела меня Круглова и фыркнула от смеха. — О себе лучше переживай. Их-то отпустят с затертой памятью, а вот тебе так не повезет. Да, Витя?
Некромант промолчал, а у меня холодный пот по спине побежал. Не понравилось мне, как она к Вите обратилась, будто к старому знакомому.
— Молчишь? Ну, молчи, все равно она все узнает. — Юля зло сломала ветку сирени и шагнула на территорию нашей базы. Нас потянуло следом, как сильным магнитом — артефакт был очень мощным.
— Что я узнаю, Юль? — попыталась развести на откровение, но волчица лишь прищурила глаза, обернувшись на меня, и показала оскал с острыми клыками.
— Не мой секрет, не мне и говорить.
Я сглотнула и покосилась на Витю, но он даже не посмотрел в мою сторону, а на лице — каменная маска.
Хотелось завыть в голос и послать всю эту магию, тайны и возникшие чувства куда подальше. И навсегда забыть.
Магия...
Много ли добра она мне принесла?



Рина Карисума

Отредактировано: 13.09.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться